«Очень похожий опыт». Волонтер, помогавший жителям Добасса, организовал поддержку беларусам

Тем, кто пострадал в результате репрессий в Беларуси: раненым, оштрафованным и оставшимся без работы, помощь оказывают организаторы инициативы Фонд солидарности и кампании BY_Help. Belsat.eu поговорил с одним из их создателей, а также членом Координационного совета Андреем Стрижаком.

С началом протестов в Беларуси вы создали Фонд солидарности – помогаете репрессированным белорусам. Расскажите каким именно образом эту помощь оказываете, что конкретно делает Фонд?

На данный момент существует уже три фонда. Первый фонд BY_Help существует с 2017 года и реинкарнируется в зависимости от потребностей. Он изначально создавался и так и работает в отношении тех людей, которые были арестованы, оштрафованы. К сожалению, ноу-хау этой избирательной кампании – это избитые и раненые силовиками. Все эти три категории людей получают помощь от фонда BY_Help. Фонд на данный момент собрал более $3 млн, и там идут активно выплаты, заявки. Там уже более 3,5 тысяч заявок собрано, они проходят верификацию и постепенно мы их оплачиваем.

Второй фонд – это BYSOL, он был создан после того как случились события 9-11 числа, и он был с очень четкой формулировкой – для помощи тем, кто уволен в связи с политическими взглядами, либо планирует оставить свою службу или работу, в основном это касается госслужащих и силовиков по тем же самым причинам. Также фонд помогает людям, которые бастуют.

А третий фонд, который буквально на днях появился, я в нем выступаю в качестве попечителя, называется MediaSOL, он направлен на помощь и поддержку журналистов, которые сейчас тоже оказались репрессируемой категорией. Раньше этого не было, раньше были ситуации, что журналистов обычно отпускали, им никто штрафы не давал, их никто не преследовал. Сейчас мы видим ситуацию, которая кардинально изменилась. Мы видим эту ситуацию по журналистам, которых задерживали и арестовывали как обыкновенных манифестантов, хотя у них иммунитет международный как у прессы. Поэтому было принято решение, что эта категория тоже должна быть поддержана. И сейчас идет отдельный сбор на них.

Андрей Стрижак в Киеве. Фото: личный архив героя

Кому вы уже помогли и каким именно образом?Вы деньги собираете, куда потом они идут?

Да, выплата штрафов это BY_Help, он начал работу еще в 2017 году, и он реинкарнировался в этой кампании 26 июня, там как раз выплаты штрафов, выплаты стоимости суток, которые выставляют людям. У нас же, если ты сидишь в изоляторе, то ты должен заплатить за это деньги. Сумма за питание там около 5 евро в день составляет, и каждый человек, который сидит на сутках, он выходит и ему счет предъявляют.

На данный момент одна из серьезных задач перед нами – это верификация, проверка того, что к нам приходит во все фонды. Потому что единая проблема во всех фондах такая, что… это не потому что люди чего-то плохого хотят, а потому что люди пытаются стучаться во все двери, где только можно получить помощь и получается такое пересечение заявок. Иногда бывает, что мы обнаруживаем, что человек одновременно подал заявку в один фонд, во второй и в третий. И, чтоб не было этих двойных и тройных выплат, как раз таки проводится эта сложная верификация.

Пострадавший от насилия ОМОНа: Это напоминало фильм о войне

Если говорить о цифрах, то фонд BY_Help на данный момент выплатил уже более чем на пол миллиона белорусских рублей штрафов, суточных, компенсаций раненым и избитым. Есть специальная система критериев, по которым оценивается степень тяжести полученных травм. Эти критерии разрабатывались совместно с судебными экспертами.

Еще раз подчеркиваю, что один из самых главных вызовов, учитывая, что белорусская власть активно противодействует введению денег в Беларусь, нам приходится постоянно менять способы ввода этой компенсации, придумывать новые пути. Пока мы выигрываем.

«Того, что не дышал, выбросили из автозака». Свидетельства жертв насилия

Скольким людям помогли с началом протестов? Как часто люди обращаются?

BY_Help – около 3,5 тысячи заявок сейчас, а помощь оказана где-то трем сотням человек. Где-то 80 тысяч евро – это общая сумма, которая выделена на помощь людям, которые уволены, либо хотят уволиться. Всего более 400 людям оказана помощь.

Как будет развиваться ситуация в Беларуси дальше, на ваш взгляд, как вы думаете?

Вопрос отставки Лукашенко – это вопрос времени, это уже решенная ситуация. Он не устраивает ни внешних игроков, ни внутренних. Эта персона – уже история, фактически решен его вопрос. Единственное что – людям нужно продолжать то, что они делают, и это приведет к победе. Дальнейшее развитие ситуации мне видится более сложным, потому что мы только вступаем в фазу самого серьезного политического кризиса нашей страны. Потому что убрать Лукашенко – это не сверхцель, это задача, то есть он уйдет, но что будет дальше? За этот месяц мы сожгли полтора миллиарда [долларов. – Belsat.eu] золотовалютных резервов, осталось еще восемь. Где брать деньги – непонятно. Экономика просела очень сильно из-за COVID-19, из-за того, что мы потеряли репутацию свою, особенно в сфере IT-бизнеса. Беларусь больше не воспринимается как суперстабильная, спокойная страна, и, вы понимаете, что это потеря контрактных обязательств и это потеря очень больших сумм денег. То есть бюджет в этом году получил сумасшедший удар просто. Единственным дестабилизирующим фактором в стране являются действия власти. Потому что манифестанты проводят свои выступления мирно. И попытки властей сейчас найти головы этих протестов абсолютно бессмысленны и абсолютно ни к чему не приведут, потому что большиство белорусов голову протестов видят в зеркале ежедневно, потому что они сами являются инициаторами. Можно сколько угодно арестовывать членов Координационного совета, это ни к чему не приведет.

Эксперт: В Беларуси – классическая революция, в отличие от Украины и России

Из Гомеля вы уезжали в Киев. Сейчас уехали…

Я сейчас в Вильнюсе. Наш фонд солидарности переместился в Вильнюс, потому что здесь Светлана Тихановская, здесь избранный народом президент.

С началом войны на востоке Украины, вы, еще находясь в Гомеле, стали волонтером – привозили в зону боевых действий медикаменты, гуманитарную помощь. Можете ли сравнить свой опыт волонтерства в зоне тогда еще АТО и сейчас, помогая белорусам?

Очень похожий опыт. На самом деле, мои все волонтерские навыки были наработаны еще на Майдане, когда я работал на горячей линии «Евромайдан SOS». И та солидарность, которую сейчас проявляют беларусы с манифестантами и манифестанты друг с другом, она очень похожа на то, что было на Донбассе. Те же самые механизмы работают: солидарность, единство, человечность, человекоориентированный подход, когда каждая жизнь, каждый человек очень важны, дают мне четкую уверенность, что все получится, потому что невозможно людей обратно загнать в стойло, которое противиться этому всему, люди сделали слишком большие ставки.

Разговаривала Марина Ступак Belsat.eu

Новости