О короеде, дубравах и вредных видах деревьев. 8 неожиданных фактов о белорусском лесе


Фото: Ирина Ареховская/ Belsat.eu

В День Дикой природы Belsat.eu разбирался в тонкостях леса вместе с заведующим лабораторией продуктивности и устойчивости растительных сообществ Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси, кандидатом биологических наук Максимом Ермохиным.

Лесистость территории Беларуси растет

На сегодняшний день 40% территории Беларуси занимают леса. После войны эта цифра составляла всего 20%, но уже в 90-х леса стало гораздо больше – 35%.

«Почему-то все думают, что наши лесхозы только рубят лес. На самом деле, лесхозы его еще и восстанавливают. Согласно Лесному кодексу, там, где происходили вырубки леса, в течение 3 лет должны появиться новые деревья: лесхозы должны создавать лесные культуры, или лес должен вырасти путем естественного воспроизводства. В общей сложности с точки зрения баланса между заготовкой леса и сохранением биоразнообразия наша система лесного хозяйства – лучшая на постсоветском пространстве».

Ольманский лес. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Не рубки, а погода – основная причина гибели леса

Из-за неблагоприятных погодных условий погибает 0,1% -0,4% леса ежегодно. Но не беспокойтесь – как мы писали выше, лес у нас успешно восстанавливается.

«Неблагоприятные погодные условия – это в основном буреломы и засухи. Последние в свою очередь способствуют пожарам и размножению короедов, а это приводит к уничтожению древостоев».

Ельня. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Короед – тайный вредитель

В разных уголках Беларуси лесхозы рубками борются с короедом, который уничтожает тысячи гектаров древостоев в стране. Между тем, специалисты отмечают, что практически невозможно с точностью определить дерево, в которое только что заселился короед.

«Обычно рубят деревья с пожелтевшей хвоей. Но если сосна начала желтеть, то, скорее всего, короед оттуда уже вылетел. И с точки зрения борьбы с ним, нет уже смысла убирать это дерево. Даже наоборот, если его оставить, на нем будут развиваться другие виды».

Затопленный карьер в Глушковичах. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Природа сама может бороться с короедом

Короеды – насекомые, которые всегда живут в лесу. Когда говорят о вспышках короеда, имеют в виду, что насекомых стало в разы больше. Сосны и ели, в свою очередь, защищаются от вредителей своей смолой. Но если насекомых много, смола не успевает выделиться.

«В засушливые годы короед за сезон успевает дать два поколения. И если два таких года подряд, то можно наблюдать вспышку. Но если мы не вмешиваемся в процесс, то вслед за короедом начинают размножаться и его вредители – те насекомые и паразиты, которые уничтожают короеда. Они размножаются с задержкой, поэтому за это время может погибнуть немало деревьев. Но через несколько лет все вернется обратно в норму».

Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

В Беларуси растет 5 вредных видов деревьев

В стране зарегистрировано 26 аборигенных видов деревьев – то есть тех, которые на этой территории были по крайней мере последние несколько тысяч лет. Чужеродные виды – те, которые были искусственно посажены. Инвазионные виды – чужеродные виды, которые наносят вред аборигенным видам и изменяют естественные экосистемы. Сейчас инвазионных в Беларуси признано пять видов деревьев: клен ясенелистный (Американский), робиния лжеакация (белая акация), тополь белый, черемуха поздняя и дуб красный. С последним в Беловежской пуще уже активно борются.

«Все эти виды привезли на территорию Беларуси на протяжении последних двух столетий. Раньше никто не думал о том, что они могут навредить, никто не заботился о сохранении биоразнообразия. Более того, в послевоенные годы говорили, что нужно увеличить биоразнообразие, привезти новые виды и таким образом природа станет более красивой».

Припять. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Единственное место в Беларуси, где растет пихта белая

На территории страны есть только одно место в дикой природе, где растет пихта белая естественным образом. Около двух десятков плодоносящих деревьев находятся в Беловежской пуще в урочище Тисовик. Это хвойное дерево растет обычно в горах – поэтому до сих пор ведутся споры, не был ли вид посажен искусственно.

«Белорусские пихты белые находятся на расстоянии 120 километров от ближайших мест, где они растут естественным образом. Кроме того, в Беловежской пуще нету свиты растений, которые обычно есть в пихтовых лесах. Поэтому вполне вероятно, что это потомки посадок, которые произошли в XVI-XVIII вв. Возраст отдельных деревьев пихты в урочище Тисовик достигает 170 лет».

Лес на берегу Ислочи. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Дубравы – большая редкость для страны

Инвазионный дуб красный активно вытесняет наш родной дуб, который по-научному называется дуб черешчатый. Дубравы занимают лишь около 3,5% от общей площади лесов.

«Общая площадь дубрав растет, но медленно, дуб – очень ценная порода, поэтому ее активно используют в лесной промышленности. Кроме того, за дубом трудно ухаживать, нужно много затрат, не только финансовых, но и рабочих. А в естественных условиях дубравы формируются где-то 300-400 лет».

Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Как изменение климата влияет на наши деревья?

Климат севера страны сильно отличается от юга. Например, ель обыкновенная в основном растет на севере, на Полесье встретить это дерево почти невозможно – за исключением окраин болот, вдоль берегов рек и ручьев.

«На территории Беларуси проходят границы ареала трех пород: граба, ели обыкновенной, ольхи серой. Логично, что если идет потепление климата, то соответственно границы этих пород должны двигаться тоже. Но мы не увидим этого в течение 5 лет, это долгий процесс. Но, например, старые насаждения ели начинают исчезать в результате летних засух. Впрочем, такая гибель неоднократно наблюдалась в периоды крупных засух за последние 200 лет».

Фото: Ирина Ареховская/ Belsat.eu

Настя Коханович/АХ/Belsat.eu

Смотрите также
Комментарии