Новый год на чужбине. Чего желают себе беженцы из Беларуси? ФОТОРЕПОРТАЖ

Белсат встретился с несколькими белорусскими семьями, которым волонтеры привезли подарки из Центра белорусской солидарности и варшавского Альтернативного спортивного клуба «ZŁY». На подарки сбрасывались белорусы и поляки, а 50 кг сладостей передала белорусская диаспора из Австрии. Подарки получили 30 семей, находящихся в Варшаве и других городах Польши.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

«Освободить Беларусь от организованной преступной группы»

Татьяна Василевская бежала из Беларуси с мужем Валерием и тремя детьми: годовалой Любой, 3-летним Мироном и 11-летним Богданом. Она из Бреста, где работала в логистической компании, обслуживающей международные перевозки. Перед выборами активно включилась в сбор подписей за Сергея Тихановского.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Во время выборов была наблюдателем на избирательном участке, расположенном в школе, в которую ходил ее сын. Она отметила многочисленные нарушения на выборах. Когда представила свои замечания, председатель комиссии вызвал милицию. Милиционеры забрали ее в день голосования. Схватили очень быстро, она даже не успела сказать об этом своему старшему ребенку, который играл рядом. Она попала в участок, окна которого выходили на площадь, где собрались люди вечером после выборов.

– В какой-то момент, когда толпа абсолютно мирных демонстрантов разрослась, я заметила, как к участку подъехали милицейские «начальники». Один из них отдал команду рукой – как собаке говорят «фас», и ОМОН начал избивать людей.

Татьяна рассказывает, что даже среди милиционеров попадались такие, кто относился к ней по-человечески и понимал ее положение. Например, ее оправдали по обвинению в участии в незаконной демонстрации. Но через месяц после выборов членов Социал-демократической партии «Громада», от которой она официально наблюдала за выборами, стали задерживать и вызывать в участки. Тогда она поняла, что ей грозит уголовная ответственность, и решила уехать из страны. Семья переехала границу с Украиной, куда не требовались въездные визы

– До последнего момента мы не хотели уезжать, у нас не было виз. Мы надеялись, что Лукашенко уйдет до конца года. Когда 25 октября появилась информация о задержаниях активистов, нам удалось оформить детские паспорта. Внезапно у нас заблокировали счета, и оказалось, что делом занимается КГБ. Мы собрались ночью и выехали. Было страшно пересекать белорусскую границу. Пограничники спрашивали, куда мы едем. Говорили, что это просто поездка в Киев, хотя весь багажник был набит нашими вещами. Было понятно, что это надолго.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Затем семья добралась до границы с Польшей, где получила помощь от белорусских волонтеров, которые сняли для них гостиницу. Сейчас они живут в небольшом домике под Варшавой. Муж нашел работу в сборочном цехе электриком.

— Мне немного стыдно перед детьми. У нас был большой дом, сад, у каждого из них была своя комната, рядом с домом качели, песочница. А теперь из-за того, во что мы «вляпались», у них этого больше нет. Но это, безусловно, цена этой свободы.

Татьяна рассказывает, что ее муж тоже начал забастовку. Был инженером на предприятии Белэнерго, где курировал запуск новой АЭС.

— И мы знаем, как строилась эта электростанция, и когда мы решали, куда ехать, мы решили как можно дальше от нее, на случай, если случится что-то нехорошее.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Новогодние пожелания касаются в основном политической ситуации в Беларуси:

— На Новый год я хочу, чтобы Беларусь освободилась от этой организованной преступной группы и все чувствовали себя в безопасности в своей стране, и я хочу, чтобы добро победило зло. Когда вы приехали, нам и привезли детские подарки и сладости, я положила часть этих сладостей в шкаф. Когда муж вернулся домой, я сказала ему, что когда мы наконец вернемся, мы будем есть их с чаем и кофе за праздничным столом в нашем доме в Бресте.

Taтьяна помимо помощи со стороны белорусов, с благодарностью вспоминает о том, что ее польские соседи подарили ей детскую коляску, кухонное оборудование.

— На Рождество я принесла им испеченный пирог и мед, прибежала моя хозяйка с домашним пирогом, гостией. Она видела фотографии того, как мы жили там, и пожелала нам как можно скорее вернуться домой.

«В феврале вернуться в Беларусь»

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

У Владимира и Анны Тимошенко двое детей, годовалая дочь и 4,5-летний сын. Они сами из Солигорска. Он работал на «Беларуськалии» и занимался измерениями радиоактивности в добываемой руде. Жена профессионально занималась оказанием помощи детям с проблемами сна. Владимир в ответ на послевыборные репрессии стал инициатором забастовки на предприятии. Однако она не переросла во всеобщую забастовку, к нему присоединилось около 20 рабочих, которые сразу же попали под пристальное внимание «органов». Сам он выступал в качестве пресс-секретаря забастовочного комитета. За это получил штраф, а милиция решила выяснить: является ли семья «социально опасной«. Поэтому Анна получила повестку в милицию. Семья решила покинуть Беларусь, когда уже появились конкретные угрозы, что родители попадут в тюрьму, а детей заберут.

— Один из милиционеров прямо сказал: мы подбросим вам наркотики, и ты ничего не докажешь, – рассказывает Владимир.

Влад подчеркивает, что семья не в настроении праздновать Новый год. Хотя традиционно в доме поставили елку, впрочем, подаренную одной полькой.

Что касается новогодних пожеланий, то Владимир отвечает сразу:

— Чтобы Лукашенко ушел, и я искренне надеюсь, что в феврале его уже не будет, и тогда мы вернемся.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Владимир не прекратил оппозиционной деятельности и координирует продолжающийся протест на своем предприятии. Двое его коллег бежали в Украину, один имел дело с КГБ, другому предъявили обвинение в неуплате налогов. И они тоже намерены приехать в Польшу. Большинство участников акции протеста остались в Солигорске, уехали только те, кому грозит уголовная ответственность.

«Восстановить внутренний мир»

Дарья Дашкевич работала в Минске визажистом в российских сериалах, которые снимаются в Беларуси. Ее муж Александр был продюсером и организатором съемочной группы. Они работали вместе. Об отъезде из страны думали уже давно, тем более что Александр и дети: 3-летний Тадеуш и 6-летний Тиша получили карту поляка. Доказать было нетрудно, что его прадеда расстреляли в 1937 году именно за то, что он был поляком. Семья нашла подтверждение этому в архиве КГБ в Гомеле. Дарье трудно приходилось в Беларуси, потому что она, как и многие другие белорусы, ментально отдалилась от СССР, в отличие от белорусской действительности.

— Люди ездят по миру и видят, как там живут, и хотят лучшей жизни. Мы тоже объехали полмира, а Беларусь в таком ступоре, стоит на месте.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Дарья и Александр поначалу ходили на протесты, но по мере того, как реакция милиции становилась все более жесткой, они стали бояться за детей и перестали верить в успех протестов. У них самих не было проблем с «органами», однако многие их близкие стали объектом для репрессий.

— Одна из моих подруг сейчас находится в Чехии на реабилитации, – милиционеры сломали ей колено, – она больше не сможет бегать. Они с подругой вышли вечером из дома и неудачно пошли в магазин. И даже не участвовали в протестах. Они были избиты еще до автозака, затем в автозаке и провели два дня за решеткой.

Семья приняла решение уехать, учитывая возраст детей, которые достаточно малы, чтобы быстро адаптироваться в новых условиях.

— К тому же атмосфера в стране стала невыносимой. Это даже звучит смешно, но в основном я ношу одежду белого и красного цвета, но не потому, что речь идет о бело-красно-белом флаге. Мне нравятся эти цвета, они подходят друг к другу, и из-за этого я боюсь выходить на улицу? Однажды я вышла из метро и была в ярко-красном пальто, купленном, кажется, 10 лет назад. Мимо меня проезжает синий автобус, тормозит. В этот момент я страшно испугалась. Я видела глаза этих людей, и как они смотрели на меня, хотя я ничего не делала. Я просто ехала домой и чувствовала себя ужасно.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Семья продала все свое имущество и приехала в Польшу, чтобы начать новую жизнь.

— Как говорится, мы отсекли ветку, чтобы начать жизнь заново. Потому что там уже было уже такой застой.

В Польшу переехали несколько знакомых семей. И, как утверждает Дарья, многие белорусы эмигрируют по экономическим причинам, так как в Беларуси трудно устроиться на работу. Хотя трудно отделить политические вопросы от экономических.

Во многом помогли эмигрантам из Беларуси социальные сети и диаспора, благодаря чему им удалось снять квартиру.

Дарья считает, что белорусы как народ довольно замкнуты, но последние события заставили людей объединиться, даже незнакомых между собой.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

«Чтобы белорусы победили»

Яна Фабианская приехала из Гродно с 9-летним сыном Тимуром. Она мать-одиночка. В Гродно у нее был свой парикмахерский салон и она занималась уходом за ресницами. Уехать в Польшу она решилась внезапно, 17 сентября. До этого активно участвовала в антилукашенковских протестах. Как она рассказывает, 17 сентября она снова вышла на акцию протеста, и на этот раз ОМОН начал задерживать людей рядом с ней.

— Один из них схватил стоявшую рядом со мной девушку. Он вывернул ей руки, повалил на землю и наступил на нее ногой. Это было очень жестоко, она кричала, ей было больно. Я не знала, как ей помочь, и сорвала с него маску, потому что они этого очень боятся. Что было дальше, я не знаю, потому что, сорвав маску, я развернулась и побежала сквозь толпу.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

Яна поехала домой, забрала самое необходимое и перебралась на ночь к подруге. На следующий день соседка прислала ей фотографию двери квартиры, где кто-то просверлил замок, чтобы попасть внутрь.

После пересечения границы Яна рассказала о своем положении пограничникам и подала заявление о предоставлении убежища. Сначала она попала в центр беженцев в Бяла-Подляске на месяц, а затем переехала в женский центр в Варшаве. Здесь появилась первая волонтерка, предложившая Яне и ее сыну квартиру для начала. Затем она получила пособие от государства и финансовую поддержку от центра Белорусской солидарности. Ей удалось найти квартиру, которую снял ей по выгодной цене один поляк.

В Польше Яна чувствует особенную помощь со стороны белорусской диаспоры. Белорусы уже начали помогать ей, когда она была в центре для беженцев в Бяла-Подляске. Они привозили одежду и еду. Яна рассказывает, что уезжая из Беларуси, она взяла с собой 200 долларов. Новый год мать и сын проведут у елки. Сын получит подарок. Яна говорит, что есть что праздновать, потому что, хотя им трудно, они наконец чувствуют себя в безопасности.

Фото: Юлия Шабловская / Белсат

— В Новом году хотелось бы, чтобы коронавирус наконец оставил в покое нашу планету и белорусы победили. Чтобы Лукашенко наконец ушел. Но даже если это произойдет, наша страна будет долго восстанавливаться. Хотелось бы, чтобы все бежавшие белорусы могли вернуться домой.

«Цель – выжить и остаться на свободе». Как беларусские беженцы скрываются в Польше

Якуб Бернат/ belsat.eu

Новости