Николай Статкевич: Лукашенко прозевал Тихановского

Николай Статкевич, председатель Партии «Народная грамада» заявил, что Александр Лукашенко действует по библейскому принципу: Порази пастыря – стадо разбежится. В интервью Алины Ковшик политик раскрывает стратегию протестов, рассказывает о том, что он запланировал вместе с Сергеем Тихановским. В чем секрет политической популярности новой звезды YouTube? Кто построил систему фальсификации выборов? Может ли Александр Лукашенко проиграть выборы?

Вы призываете к пикетам и митингам, чтобы белорусы вышли в воскресенье и показали свое недовольство. Считаете ли Вы, что сейчас подходящий момент для таких действий?

Сейчас как раз самый подходящий момент для таких действий. Сейчас самый свободный период за много лет. Только во время выборов, только во время этапа сбора подписей белорусы могут собираться почти без ограничений, без предупреждений, разрешений. Могут разговаривать, давать подписи или не давать. У нас единственная такая возможность. «Народная Грамада» уже показала, как это делать во время прошлой парламентской кампании, когда мы пустили 40 кандидатов. Они не собирали подписи, но получились сотни пикетов, двадцать митингов в двадцати городах страны и ни одного протокола.

Будете ли вы обращать внимание на то, чтобы протесты во время эпидемии, которая в Беларуси все же еще достаточно сильна, были безопасными для людей? Будете ли призывать к тому, чтобы люди были в масках? Будете ли наблюдать, чтобы были определенное расстояние между людьми?

Я все время это делаю. В нашей информации о митингах всегда напоминаем о масках, о расстоянии. Но мы столкнулись с обстоятельством, что вся работа Лукашенко, чтобы уменьшить опасность пандемии, все-таки сработала. Мы видим, что много людей в опасных местах ходит без масок. Видимо еще влияет погода и просто психологическая усталость. Но мы всегда обращаем внимание на опасность. Мы принуждением людей, как Лукашенко на парад, не гоним. Он даже запретил там масками пользоваться. Но люди понимают, что Лукашенко хуже любого вируса.

Николай, вы известный лидер оппозиции в Беларуси. Как так получилось, что вы сейчас стали рядом, если можно сказать, плечом к плечу с YouTube-блогером Тихановским? Что вас сейчас объединяет?

Нас объединяет Лукашенко, то, что он сделал с нашей страной. Он сам поставил меня своими действиями с любыми лидерами, которые готовы бороться, имеющими для этого юридическую возможность. Я напомню, что мы выдвигали 30 кандидатов протеста для того, чтобы иметь возможность легально собирать людей, выводить их на улицы. 29 групп не было зарегистрировано. У всех них было одно общее обстоятельство. Там была фамилия Статкевича. Чтобы не давать никакого удостоверения даже членам инициативной группы, Лукашенко наплевал на закон и отказал в законной регистрации 29-ти группам. У 30-той группы получилось, так как они случайно забыли меня записать в группу. Эта группа была зарегистрирована. Лукашенко забрал у меня такую возможность, но моя стратегия была подхвачена другими людьми, включая правоцентристов. Я вижу, они ее хотя бы озвучивают. Также Сергей Тихановский подхватил, который взял на вооружение свою жену. Он и выдвигался как кандидат протеста. Но мы готовы поддержать и других кандидатов, которые заявят: «Выборов нет! Фальсификации можно противостоять только массовым протестом!». Готовы поддержать кандидатов, которые показывают свою волю к борьбе. Мы видим только одного такого человека, Сергея Тихановского, который это сделал.

Сергей Тихановский – абсолютно новый человек на белорусском политическом поле, который появился ниоткуда, а точнее с YouTube-канала. Что это за человек? И как вы считаете, в чем секрет его быстрой популярности, которую он набирает среди белорусов?

Он работал и не боялся – это два фактора. Третий: его опасность оценили только в последний момент. Если я давний страшный враг Лукашенко и меня пресекают на дальних подступах к кампании, то его прозевали. Его бы не выпустили, но мы объявили его флагом борьбы. Я на Комаровку сначала призывал, когда он еще сидел, в его защиту. Поэтому его выпустили, но одновременно зарегистрировали его группу, надеясь, что он займется сбором подписей и не соберет их. Я ему очень желаю, чтобы он их собрал, подал, чтобы люди увидели и убедились в том, что Лукашенко может сделать с волей народа, чтобы люди еще больше разозлились.

Николай, есть еще другие кандидаты, которые по опросам, по крайней мере в интернете, набирают сейчас наибольшее количество голосов. Это Бабарико, а также Цепкало, который чуть ниже идет в социальных исследованиях. Что вы думаете об этих двух кандидатах? Какова их главная цель на нынешних выборах?

Во-первых, я бы очень критично высказался насчет всяких интернет-опросов: в Telegram, в Facebook и так далее. В Facebook только 700 тысяч белорусов. А в «Одноклассниках» и в «Вконтакте» по 5 миллионов. Во-вторых, во время всех этих опросов почему-то забыли включить одну фамилию – Статкевич, который во всех предыдущих опросах занимал первое место с отрывом. Это манипуляция. Проведите такой независимый опрос в «Одноклассниках» и вы увидите совсем другой результат. Но главное для меня не это. Самое глупое, что можно сделать, – поверить в эту процедуру, что собрали подписи, зарегистрировали, пошли проголосовали. Выборов нет! Решить может только большое количество людей на улицах. Если любой зарегистрированный кандидат, я это говорил месяц-два-три назад, получил свидетельство о регистрации, скажет: «Выборов нет! Надо выходить и бороться!» И скажет: «Николай Статкевич, вот тебе 10-15 удостоверений доверенных лиц для твоих людей, для тебя, чтобы вы могли устраивать протесты».

Мы поддержим и этого кандидата. Пока мы видим волю, желание бороться только у одного. Если кроме Сергея кто-то еще такую волю проявит, мы поддержим.

Николай, какая у вас будет стратегия на сам день выборов, на 9 августа? Многие сравнивают нынешние выборы с выборами 2010-го года. Вы после площади оказались в тюрьме. Какой урок вы из этого вынесли и что планируете делать именно 9 августа?

Во-первых, я хочу ответить тем людям, которые сейчас описывают площадь, как нечто ужасающее. Это прежде всего люди, которые не пострадали там, которые не играли там никакой роли, особенно эти некоторые политики, которые давно уже во что-то травоядное превратились, какие-то аналитики, которые только по хвостам объясняют, что произошло. Не лезьте в площадь 2010-го года. Это гордость нашего народа. Это был чин достоинства, когда мы показали, что нация есть. За это пришлось заплатить. Да, я за это заплатил большую цену. Возможно, даже больше кого-то другого. Но я ничуть не пожалел об этом. Это была акция с маленьким шансом на надежду, ведь система была устойчивая, экономика работала, доходы росли.

Сейчас абсолютно другая ситуация. Страна на границе бездны. Режим на грани обвала. Лукашенко объединяет всех белорусов ненавистью к нему. Сейчас отличные шансы. Теперь нужно сделать так, чтобы эта система развалилась, но это достигается только массовым мирным долгосрочным (ключевое слово) протестом, ведь нужно время, чтобы система начала шататься. В ночь выборов, когда мы только выйдем, где нас встретит консолидированная машина подавления, мы только покажем, что имеем достоинство. А нам уже сейчас нужна победа. Поэтому мы начинаем сейчас.

Мы начали 14-го мая, когда сделали митинг на площади Независимости. Мы продолжили 24-го возле Комаровки. Мы предоставили площадку. Сейчас мы продолжаем 31-го мая в 12 в центрах белорусских городов, сейчас это областные центры и Минск. Мы воспользуемся легальной возможностью. Мы хотим долгий массовый мирный протест, чтобы система начала разваливаться. Если Лукашенко в конце концов даст команду «фас», чтобы ее никто не выполнил, кроме его шпица.

Николай, считаете ли вы, что у Беларуси есть шанс на мирную передачу власти? Если нас, например, сравнить с Арменией, где революция получилась. Революция достоинства получила свой результат и власть сменилась. Рассматриваете ли Вы такой вариант? Конечно, для этого нужны очень долгосрочные и очень массовые протесты и полная мобилизация общества.

Да, мы рассматриваем армянский опыт, который только подтверждает мои слова. Но у нас гораздо более запуганное общество. Люди втягиваются постепенно. Смотрите, на Комаровке 500 человек стоит на митинге, а остальные 3 тысячи только ставят подпись. Кстати, 500 тоже поставили. Почему так? Потому что люди еще не верят в безопасность этого протеста. Люди думают: «Ага, я поставлю подпись, я пришел. У меня есть легальная причина, ко мне никто не прицепится». Но люди будут втягиваться, будут становиться в митинги и будут уже выходить, если даже подписи давно поставили.

Нам просто нужно больше времени, ведь наша страна заморожена. Мы ее разогреваем, ее разогревает Сергей Тихановский, включая других кандидатов. Они осмелели, увидев наши протесты. Как они меняют риторику. Господа, если не хотите выглядеть смешно, ваши фейсбучные рейтинги вам не помогут, если вы не будете присоединяться. Также в 2010-ом году многие кандидаты должны были повторять за мной. Уже не только «Голосуйте за меня чудесного», но «Выходите на площадь, потому что выборов нет». Если вы хотите шансы сохраниться хоть в политике после выборов, вы должны прийти к этому. Прийти ко мне, к моей команде и сказать: «Мы готовы, давай работать вместе».

Зенон Позняк: Будут десятки тысяч смертей

Николай, вы, наверное, слышали о том, что у нас, возможно, сменится премьер-министр, что место Румаса может занять Шейман. Это довольно одиозная фигура, известная с не очень хорошей стороны. Это лицо, находящееся под санкциями, имеет причастность к политическим убийствам. Подходящий ли это шаг, и о чем он свидетельствует? Почему Александр Лукашенко хочет это сделать? Я напомню, что вы лично хорошо знаете Шеймана еще с 90-ых годов.

Я знал Шеймана с начала 90-х. Кажется, 25 лет его не видел и не знаю, какое у него сейчас положение. Но речь не об этом. Назначение холуя, который возглавляет правительство.Ведь правительство – это экономический вопрос. Если Лукашенко пойдет на назначение Шеймана, это больше PR-шаг, попытка запугать общество. Наконец до Лукашенко дошло, в какой степени его ненавидят. Теперь он мечется, не знает, что делать. Один из вариантов – это нейтрализовать лидеров протеста, объявить чрезвычайное положение по карантину и отменить выборы.

Поэтому я обращаюсь к людям. Следите внимательно. У меня уже на днях был суд за возложение цветов 8 мая к могиле советских солдат. Возможно, там уже есть какие-то сутки. Если меня будут арестовывать, значит готовится этот вариант, когда Лукашенко действует по библейскому принципу: «Порази пастыря – стадо разбежится». Ну вы же не стадо, вы не череда, вы не животные. Тогда готовьтесь сразу выходить на площадь. Особенно обращаюсь к патриотам. Сейчас нет национального патриотического кандидата. Лукашенко плюнул на Конституцию и не зарегистрировал мою группу из 3000 человек. Объявили, что у меня, честного человека, судимость за то, что я пытался остановить преступление Лукашенко. У нас нет национального кандидата. Но если мы хотим сломать этот лед над страной, чтобы получить шанс, мы должны теперь быть там, где протестует народ, быть с теми, кто протестует. Сергей Тихановский неоднократно приглашал меня ехать вместе с ним на свои встречи. Я ему ответил, что в воскресенье организую протесты. В воскресенье я сам буду в Минске, если меня не арестуют. А дальше я поеду с ним. Я хочу показать, что поддержка тех патриотов, которые борются, рядом с теми, кто борется.

Как вы оцениваете в процентах шансы на то, что после 9-го августа Александр Лукашенко перестанет быть президентом Беларуси?

Я не Ванга и какие-то математические прогнозы здесь неуместны. Все зависит от того, что мы сделаем вместе. То, что сделаю я, моя команда «Народной Громады», мои соратники по БНК. Что смогут сделать те, кто получил это свидетельство о регистрации. Все зависит от этого. Но я могу гарантировать вам только одно, что говорил еще полтора года назад, когда БНК выдвинул меня кандидатом в президенты. Драматические перемены неизбежны. Хотим мы этого или нет, они все равно состоятся. Не знаю, когда, но в ближайшем будущем Лукашенко не будет. Речь идет о том, через два месяца или через четыре месяца. Если мы хотим, чтобы здесь была нормальная власть, чтобы страна двигалась к успеху, сохранила независимость, нам придется брать ситуацию в свои руки, потому что иначе найдется, кому ее взять.

Допускаете ли такую возможность, что Александр Лукашенко проиграет эти выборы?

В этом балагане, который Лукашенко устроил, кормит его, руководит им, задает задачу, электоральная победа невозможна. Даже если кто-то взбунтуется в избирательных комиссиях, вся победа уже будет в ночь с субботы на воскресенье, когда никому неизвестные чиновники придут к урнам, милиция их пустит ночью. Они достанут 15% голосов белорусов, которые реально проголосуют досрочно, положат сорок с голосами за Лукашенко. И это уже будет победа. А потом уже комиссии своей пассивностью (от очередных участников даже ничего не нужно, все делает председатель комиссии) сделают из победы элегантную победу. Эта система уникальна в мире. Никто еще такую не придумал. Она не ломается. Ее построил профессор Абрамович, выдающийся юрист, который нам эту подлую гадость подсунул. Никому ничего не желаю, но ему пусть на том свете аукнется, на что он нас обрек. Эту систему можно сломать только снаружи. Если кто-то пытается поиграться в нее по-другому, то он попросту нас обманывает. Он просто играет шута в этом цирке. Это подлый и низкий человек. Не верьте ему, не верьте таким людям.

Интервью вышло в программе «ПроСвет» 29.05.2020

Другие темы выпуска:

  • Как Лукашенко может проиграть выборы уже в этом году?
  • Лето с вирусом. Когда белорусы смогут выехать на работу или в отпуск за границу?
  • Интеграция Беларуси с Россией на каникулах. Что там с дорожными картами?

Коллаж на превью: Vasily Fedosenko/Reuters/Forum; David Mdzinarishvili/Reuters/Forum

Новости