Не только поэты: 5 коротких историй репрессированных


Ночь расстрелянных поэтов с 29 на 30 октября 1937 г. стала ключевым моментом национальной памяти о сталинских репрессиях. Но расстреляли ли только поэтов? И только ли расстреляли? И только ли в 37-м?

Предлагаем пять коротких историй людей, попавших в коммунистические жернова, судьбы которых связаны с Беларусью. Вы увидите, что это были люди, которые любили СССР, ненавидели или были к нему равнодушными. Люди с разными религиозными убеждениями или вообще без них. Люди, связанные с военной делом, или не связанные вообще. Люди, причастные к нашему национальному движению или нет. Люди, которые погибли или все же выжили. Люди. И это, пожалуй, главное.

«Ночь расстрелянных поэтов» в Куропатах. «Белсат» провел стрим

1. Антон Микитчук (1889-1962). Адвокат

Арестован первый раз в 1940 году, бежал в 1941-м с приходом немцев. Повторно арестован в 1945 году, приговорен к 10 годам лагерей.

Антон Микитчук

Родился в городке Янов Кобринского района. Родители – крестьяне. После гимназии с 1910 по 1916 года учился в юридическом лицее в Ярославле. Интересно, что в то же время там учился Максим Богданович. Неизвестно, дружили ли Микитчук с Богдановичем, но весьма вероятно: оба были выходцами из Гродненской губернии, а землячество было важным фактором. Участвовал в I Мировой войне и получил Орден св. Станислава 3-й степени. Работал в судебной системе УНР на Волыни во время Гражданской войны.

В межвоенный период был адвокатом в родном Янове. После 1939-го переквалифицировался в учителя, был арестован и ожидал депортации, но помешало наступление немцев. Повторно арестован в июне 1945-го года. Свои 10 лет отбывал в «Дубровлаге» в Мордовии. Послое возвращения в Иваново (в 1940-ом Янов переименовали) несколько лет добивался пенсии по возрасту. Государство отказало. До смерти был вынужден работать плотником и рабочим в лесопункте.

2. Елена Лебецкая (1903-1982). Деятель культуры

Арестована через два года после ареста мужа, наказание отбывала в одном из лагерей Восточной Сибири.

Елена Лебецкая

Родилась на хуторе Легутево в Слонимском районе. В годы I Мировой вместе с семьей была в эвакуации в Калуге. В 1920-х активно участвовала в общественно-политической жизни. Работала в Главном управлении ОБШ (Общество белорусской школы) в Вильнюсе. В 1930-м арестовывают и ее, и ее мужа – Павла Крынчика, активиста КПЗБ (Коммунистическая партия Западной Беларуси). Ей дают 6 лет тюрьмы, ему – 10. Но судьба «милостива»: в 1933 г. происходит обмен заключенными между Польшей и СССР. Елена с Павлом попадают в Минск. Там она учится на геофаке БГУ.

В 1935-м за «шпионаж в пользу Польши» арестовывают Павла Крынчика. В 1937-м приходит черед Елены. На Родину Елене удалось вернуться только в 1947 году. Ее мужу – только в 1956-м. После освобождения пара жила в Слониме. С началом «оттепели» они с мужем издадут воспоминания, их начнут приглашать на встречи со школьниками. Но… там будут только упоминания о польской тюрьме и ни одного слова о сталинских лагерях.

3. Людвиг Ружицкий (1892-1940). Офицер

Взят в плен в 1939 году. Расстрелян в Катыни в 1940-м.

Людвиг Ружицкий

Родился далеко от Беларуси – в Клещове Лодзинской области. Участник советско-польской войны 1919-1921 годов, защищал польскую столицу в 1920-м во время легендарной Варшавской битвы, будучи подпоручиком артиллерии. В межвоенный период получил юридическое образование, параллельно строил военную карьеру. В 1936 году Людвиг служил по интендантской части (пищевое и техническое обеспечение) при окружном военном госпитале в Гродно.

Участвовал в боях в сентябре 1939 года, попал в советский плен. Известно, что 11-12.04.1940 года направлен в распоряжение начальника НКВД по Смоленской области… Во время эксгумации на одном из тел будет найдена визитка с надписью: «Różycki Ludwik».

4. Отец Федор Ракецкий (1904-1978). Капеллан

Арестован в 1949 году после проповеди в храме. Приговорен к 10 годам лагерей за «антисоветскую агитацию» по ст. 58-10-1 УК РСФСР.

Федор Ракецкий

Родился на Виленщине в семье священника. Сначала помогал отцу во время служб, позже – сам пошел учиться на священника. В 1926 году был рукоположен в священники Польской Православной Церкви. Служил в окрестностях г. Миоры сегодняшней Витебской области. С 1935 года – православный капеллан в Польской армии. В сентябре 1939 года попал в немецкий плен. Интересно, что капеллана немцы из-за болезни… выпустили и разрешили переехать в Варшаву под наблюдением Гестапо.

В 1945-ом отец Федор попал в Минск, а в 1947-ом, по приглашению виленского епископа Корнилия, – в Вильнюс. 31-го декабря 1949 года арестован в храме после проповеди за «систематическое проведение антисоветской и клеветнической пропаганды». Был приговорен к 10 годам заключения в «Вятлаге». Сильно больного и истощенного о. Федора выпустили на свободу. До конца жизни он служил в разных церквях на территории Советской Литвы. Реабилитирован только через 11 лет после смерти, в 1989 году.

5. Илья Климович (1875-1941). «Пророк»

Арестован в октябре 1939 года. Приговорен к 5 годам лагерей за «антисоветскую агитацию» по ст. 58-10-1 УК РСФСР.

Илья Климович

Родился в деревне Старая Грибовщина Сокольского уезда на Подляшье в семье крестьян. По словам самого Ильи, у него был странный сон, после чего он поехал к Иоанну Кронштадтскому. По возвращении в свою деревню Илья начал строить церковь, а заодно и проповедовать новое учение. Мол, сам он – «пророк Илья», и скоро придет конец света. К нему, как ни странно, стали тянуться люди, так как Илья «благословлял и лечил». Ехали из Подляшья, Гродненщины, Полесья и даже Волыни. Так возникла секта «ильяшевцев».

Церковь достроили в 1929 году. Тогда у Ильи возникли новые планы: построить город «Вершалин» (на манер «нового Иерусалима»). Он вошел в конфликт с православным клиром, но не потерял своих поклонников. Неизвестно, чем закончилась бы история, но в октябре 1939-го за Климовичем пришли сотрудники НКВД… За «антисоветчину» Илья получил 5 лет лагерей в Мариинском отделении «Сиблага». Вскоре немолодой деятель умер, так и не вернувшись в свой «Вершалин». Реабилитирован в 1989 году.

Секте Климовича посвящен роман белорусского классика Алексея Карпюка «Вершалински рай». Интересно, что литератор исказил обстоятельства смерти своего героя. В книге Илью убивают немцы во время войны. Об аресте НКВД и смерти в Сибири там нет ни слова.

Алесь Киркевич/МВ, фото из частных архивов Belsat.eu

«Истории КПСС я не доверял». Бывший полковник открыл новые Куропаты

Смотрите также
Комментарии