Насколько быстро исчезает коронавирус? Все о тестах в интервью с врачом

Небольшое количество тяжелых случаев заболеваний на COVID-19 в Центральной и Северной Европе объясняет один из главных польских специалистов по лабораторной диагностике доктор медицинских наук Томаш Онышек. Врач рассказывает о различиях между тестами на коронавирус и о надежности результатов. Собеседник Сергея Пелесы, уполномоченный по лабораторной медицине большой польской фирмы «Diagnostyka», высказывает мнение о смысле введения изоляции в Беларуси.

Как обнаружить COVID-19? Есть ли надежные способы?

Метод, рекомендованный Всемирной организацией здравоохранения и специалистами, – это мазок из горла и носа для определения наличия генетического материала вируса с помощью метода полимеразной цепной реакции в реальном времени. Эти тесты проводятся во всем мире, и ВОЗ призывает делать эти тесты как можно чаще. Если у человека есть вирус в мазке, он заражен и заражает других, если нет – пациент не заражен.

На чем основаны другие серологические тесты для подтверждения наличия антител в крови? Чем они отличаются от тех, которые вы упомянули ранее?

Серологические тесты не обнаруживают вирус в дыхательных путях, а только антитела,которые появляются в результате реакции на контакт с вирусом, или у выздоравливающего пациента. То есть наличие этих антител скорее указывает на то, что у человека был контакт с вирусом, то есть он болен и теперь у него иммунитет. Эти антитела появляются намного позже, чем вирус.

Вирус появляется на пятый-седьмой день после заражения, а антитела появляются через две недели после заражения. Сначала есть вирус, нет антител, позже плотность вируса уменьшается, появляются антитела. Теперь эти антитела скорее используют для оценки того, входил ли человек в контакт с вирусом, заболел и не знает этого. Бывает, болезнь протекает почти бессимптомно. Небольшой кашель, температура не очень высокая. А оказывается, что человек переболел.

Поздно ли вводить в Беларуси карантин?

Можете ли вы сказать, что генетические тесты эффективны? Можно ли оценить их эффективность в процентах, и что определяет их эффективность – качество тестов или условия в которых их проводят?

Тесты есть разные, несколько десятков от разных производителей. Одни лучше, другие – хуже. Они эффективны почти на 100 %, что означает, что их результаты очень редко фальшивые. Например, если результат ложноотрицательный, то есть возможно неправильно сделан мазок. Если результаты ложноположительные – это маловероятно иникогда не встречалось. То есть их точность составляет почти 100 %. Чтобы быть уверенным, тест делают повторно. Если кто-то болен, и мы хотим посмотреть, выздоравливает ли он, надо получить два отрицательных теста. Если оба теста отрицательны – пациент здоров и не инфицирован. Если у кого-то есть вирус, результат положительный, то повторный тест не требуется.

Поступали сообщения о том, что правительство Испании и других стран возвращали тесты из Китая. Аналогичная ситуация была в Беларуси, когда мы получили 10000 тестов из России. Позже Александр Лукашенко приказал делать тесты в Беларуси. Сейчас их делают в трех лабораториях. Лукашенко заявил, что они не будут использовать российские тесты, потому что они неэффективны. И они объяснили это тем, что главный врач московской больницы Денис Проценко, встречавшийся с Владимиром Путиным, сказал, что российские тесты эффективны на 60%. Можно ли сказать, что тесты одних стран более эффективны,а других – менее?

Наверняка есть много тестов. Я говорил о генетических. Бывают варианты хуже, и здесь нужны профессиональные знания. У тестов разное качество, потому что у них разное количество генов вируса, которые они обнаруживают. Самые лучшие – тесты с тремя генами, они обнаруживают три типа генов вируса. Есть двухгенные – они разрешены ВОЗ. Есть тесты, обнаруживающие один тип вирусного гена, и их использовать не должны. Если человеку сделали одногенный тест, он, конечно, был недостоверный. Не знаю, как в мире, в Польше такие тесты не используют.

Другое делосерологические тесты, потому что их выпускает более трехсот фирм. Это море, часть изних – совершенно ненадежная и лживая. Поэтому каждая лаборатория перед использованием тестов должна убедиться, что к ним попали надежные тесты от надежных производителей. Я работаю в большой сети «Диагностика», у нас проверили несколько десятков вариантов и выбрали четыре. Могу представить, что правительство Испании или Чехии купило партию у китайского производителя и позже заявило, что тест ненадежен, мы не будем его использовать. Серологические тесты менее точные, чем генетические, поэтому могут возникнуть вопросы о качестве и надежности.

Могли бы вы назвать этих производителей или это не этично?

Честно говоря, не помню, но везде реклама. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США опубликовало список производителей, которых проверили и считают надежными. Но проверка качества трехсот типов тестов, существующих на рынке, займет месяцы.

В Витебске пациенты записали видео, в котором возмущались долгим ожиданием результатов теста, даже до семи дней. В Беларуси используют генетические тесты, должны появиться серологические.Сколько надо ждать результатов тестов в идеальных условиях, когда лаборатории не перегружены?

В Польше Фонд здравоохранения требует, чтобы результаты теста проводили в течение 24 часов. И так делают. Редко проверка длится дольше, потому что тогда лаборатория теряет деньги. Материал недолговечный, образец вируса из мазка недолговечный, вирусдеградирует. Если материал хранится в течение длительного времени перед анализом, ивозможно так происходит в Беларуси, то результаты позже очень неточные. Простое правило в том, что полученный материал должны проверить в течение 24 часов, максимум – 48. После вирус исчезает.

Лукашенко подставляет Европу. Беларусь попадет в черные списки?

Согласно официальным данным, в Беларуси было проведено 176 000 тестов, в Польше – 338 000, что почти в два раза больше (данные на 30.04.20). Население в Беларуси в четыре раза меньше. Получается, что в Беларуси делают в два раза больше тестов, что приводит к противоречивым выводам. Где берут столько тестов в Беларуси? Я о количестве. Также в Беларуси более 15 тысяч положительных результатов, в Польше – более 12 тысяч. В Беларуси, где население в четыре раза меньше, зараженных больше, чем в Польше. Это официально. В Польше ввели карантин, в Беларуси – нет. Там проходят массовые мероприятия и т.д. Насколько эффективно – делать столько тестов без жестких ограничений и карантина, как в Польше?

Сложный вопрос. Нужны были активные меры в начале эпидемии, когда количество инфицированных пациентов было небольшим. Тогда нужно было вводить изоляцию, проверять на границах, делать тесты. Когда это вышло из-под контроля, то в этом меньше смысла. Вирус распространился среди людей. Каждый результат анализа важен,потому что это может быть человек, который потенциально заражает других. Но, честноговоря, это уже не так эффективно.

То есть, если в Беларуси не было изоляции с самого начала, сейчас это не имеет смысла.

И вот вопрос – какая политика лучше? Есть Швеция, которая ввела ограничения, но не ввела жесткий карантин, там много зараженных, но как-то справились. Есть Польша, Чехия, Словакия, где была изоляция – и мы видим результаты, они положительные. Есть Соединенные Штаты, которые вообще не вводили карантин и попали в ужасную ситуацию. Наиболее эффективная изоляция была в начале. Поэтому вопрос в том, имеетли смысл изоляция в Беларуси сейчас. Наверное, нет. К сожалению, в Польше делают очень мало тестов. К сожалению, в Беларуси тоже. Их количество не соответствует нуждам.

Поэтому настоящее количество зараженных коронавирусом в несколько раз превышает официальное число.

Я согласен с мнением, что в Польше, может быть, в Беларуси, официальное количество пациентов в пять раз меньше, чем фактическое количество инфицированных людей. Но, к счастью, в Центральной и Северной Европе количество серьезных случаев во много раз ниже, чем во Франции, Италии и Испании. И это не потому, что мы такие умные и у нас отличная система здравоохранения. Причина в другом – возможно, в генетическом коде, поэтому мы легче переживаем пандемию.

Часто это связывают с тем, что в государствах бывшего соцлагеря делают обязательную вакцинацию от туберкулеза. Как вы это прокомментируете, может ли это быть правдой?

Это надо проанализировать. Наверное, в этом разница между нами и южными странами. В США тоже не делают прививок, у нас пока проводят вакцинацию против туберкулеза. Это естественно повышает иммунитет. Возможно этот фактор нас спас. Если докажем, это будет важной информацией на будущее.

Интервью записали 30 апреля 2020 г.

Другие темы выпуска:

Фото на превью: YVES HERMAN/Reuters/Forum

Новости