Наши села под землей и радиоактивным пеплом

Репортаж

Когда радиоактивные облака стало сносить в сторону Москвы, авиация по приказу коммунистических властей «осадила» их на белорусские деревни. И сегодня здесь живут люди- «отшельники».

Первыми от сильного выброса радионуклидов из аварийного блока ЧАЭС пострадали деревни и города в 30-километровом радиусе от атомной электростанции. Позже здесь создадут Полесский радиационно-экологический заповедник.

Adselenya veski_Kastsykoushchyny_01
Эти поля раньше считались загрязненными. Сегодня на бумаге – они «чистые».

После двух взрывов на ЧАЭС еще в течение нескольких дней через пробитую крышу атомной станции в воздух попадали огромные количества радиоактивных веществ. Ветер гнал облака с радиационными осадками частично на Киев, частично на северо-запад, но в основном на северо-восток. По этой причине, кроме районов юго-восточного белорусского Полесья, огромные территории на востоке Могилевской и Гомельской области были покрыты вредным для здоровья цезием-137 и стронцием-90.

Не во всех источниках на тему Чернобыльской трагедии упоминается, что самые загрязненные Быховский, Костюковичский, Краснопольский, Чериковский и Славгородский районы Могилевской были заражены радиацией не только из-за выпадения осадков.

Адзін з нешматлікіх знакаў радыяцыйнай небяспекі, якія не былі знішчаны з нагоды рэабілітацыі забруджаных радыенуклідамі тэрыторый Касцюковіцкага раёну.
Один из немногих знаков о радиационной опасности, которые не были уничтожены по случаю реабилитации загрязненных радионуклидами территорий Костюковичского района. 

Облака с радионуклидами принудительно «сажали» при помощи авиации на деревни, поля и леса, чтобы не дать радиационным воздушным массам отправиться дальше в сторону Москвы.

Хорошо помнит «полезный для здоровья» «Чернобыльский Первомай» и бывшая директор одного из костюковичских детских садов Любовь Столярова, когда спустя несколько дней после аварии она должна была вывести детей на праздничный парад. Но дети на празднике «почему-то» начали млеть, а у некоторых даже пошла кровь из носа, поэтому Любовь решила сразу забрать их с «праздника».

Деревни-привидения

Яблыневы сад з рэшткамі адселеных хацін пасля нядаўняга пажару.
Яблоневый сад с остатками отседенных домов после недавнего пожара.

С тех страшных событий весны 1986 года на Костюковщине прошло уже 30 лет, но что изменилось? Считается, что, за 30 лет прошел период распада цезия-137, который в наибольшем количестве, чем другие радионуклиды попал в Костюковичскую землю, воды и растения и вызвал наибольшую угрозу здоровью людей и животных. Сразу или постепенно исчезли такие Костюковичские деревни как Рвенск, Киселевка, Красница, Печенеж, Гарбавичи, Братьковичи, Ветухна и многие другие.

Мемарыяльны валун на месцы згарэлай хаты, у якой нарадзіўся і жыў славуты паэт Аркадзь Куляшоў.
Мемориальный камень на месте сгоревшего дома, в котором родился и жил известный поэт Аркадий Кулешов.

Среди них оказалась и старинная деревня Соматевичи — родина знаменитого белорусского поэта Аркадия Кулешова. Когда-то это было крупный ремесленный городок, а рядом крестьянское поселение с барским имением Ивана Галынского, школой, кирпичным заводом, магазинами, огромными садами и красивой древней родниковой рекой Олешней, которую неоднократно упоминал поэт в своих произведениях. Когда Аркадий приезжал в родную деревню, старые собирались у Свято-Троицкой церкви, построенной паном-католиком в память о своей умершей православной жене, и начинали петь.

«Адзічэлая» Свята-Траецкая царква.
«Одичалая» Свято-Троецкая церковь.

Сейчас бывшая деревня выглядит как призрак, о ее существовании напоминают обгоревшие от пожаров деревья бывших садов и мемориальный валун на месте родного дома Аркадия Кулешова. Дом поэта сгорел и потом при помощи спецтехники был похоронен, также как и 6 тысяч других построек на Могилевщине.

«Отшельники» хотят здесь жить

Адзін з пустэльнікаў паліць сухую траву.
Один из отшельников сжигает сухую траву.

Конечному выполнению плана по уничтожению бульдозерами домов еще в 2013 году препятствовали так называемые отшельники — люди, которые отказались переезжать, или вернулись в отселенные деревни. Среди них был и один из работников предприятия «Радон» — Андрей Степаненко который вместе со своей женой и 2-мя детьми вернулся в Самотевичи и основал свой «хутор». Хозяин имел собственный транспорт для необходимых закупок в городе, в школу в центре сельсовета дети добирались автобусом, а много продуктов семья получала от большого домашнего хозяйства. У государства ничего не просили.

Официально Самотевичи попали в зону отселения с дозой от 15 до 40 кюри, и практически все население переселили в новообразованную деревню Новые Самотевичи. Однако Андрей Степаненко сам делал замеры и утверждал, что почти за 30 лет уровень радиации в Самотевичах и некоторых других деревнях упал и стал вполне допустимым для жизни.

Кінутая падчас адсялення хата ў вёсцы Сілічы.
Брошенный во время отселения дом в деревне Силичи.  

Тем не менее, чтобы выполнить госприказ по уничтожению загрязненных деревень, а также в связи с нехваткой средств для обеспечения населения деревень, например, тем же электричеством, местные власти настойчиво «советовали» отшельникам отселяться.

«Пусть себе горит»

 Адна з апошніх старажылаў Лідзія Ефімаўна Харытонава.
Одна из последних сторожил Лидия Ефимовна Харитонова.

Весной и летом в отселенных деревнях случается особенно много пожаров. Руководство Костюковичского райисполкома объясняет это тем, что искатели металла жгут сухую траву, чтобы было легче найти металл, а вместе с тем горят сады и дома. Но жители отселенных деревень считают, что некоторые из работников «Радона» или даже МЧС-овцы сами «чиркают спичками», чтобы не тратить силы, деньги, которых и так мало, на топливо и оплату труда по захоронению брошенных зданий. А тем временем загрязненный изотопами дым попадает с воздухом на окружающие территории.

Очень ужасно становится тем пожилым отшельникам, чьи дома недалеко от горящей травы, зданий и деревьев. В такой ситуации совсем недавно оказалась Лидия Ефимовна Харитонова — одна из немногих старожил Силичей. «Вчера услышала запах дыма и жженого картофеля со стороны поля, когда вышла за сарай, увидела, что зажгли со стороны озера. И уже горит брошенный дом и деревья, боялась, что пока доберусь и попрошу соседку позвонить пожарным, сарай загорится. Пожарные приехали и потушили вокруг моего дома, а мне говорили, если брошенная дом горит, пусть и горит», — жалуется хозяйка.

Калодзежаў бракуе, таму ваду бяруць з крыніцы.
Колодцев не хватает, поэтому воду берут из источника.

До Чернобыльской трагедии в Силичах было более 200 дворов, ферма, школа, магазины и даже парикмахерская, но после выпадения радиоактивных осадков деревню, как и Самотевичи зачислили к зоне последующего отселения. Большую часть жителей переселили, остались самые «упрямые».

Радиацию не запретишь декретом

Каляндар 1989-га году з партрэтам Уладзіміра Высоцкага.
Календарь 1989-го года с портретом Владимира Высоцкого.

В течение 30 лет местные жители выращивали и питались собственными овощами и фруктами, вплоть до 2010-го года даже держали свою скотину. Тем, кто остался, нравилось то, что они могут свободно работать на своей родной земле, и в отселенных деревнях их никто не будет трогать. Не обошлось и без принудительного отселения. Но государство решило избавиться от проблем последствий Чернобыля и урезало бюджет, выделенный на помощь, или на «гробовые», как их называют жители загрязненных деревень. В 2005-ом году деревня вдруг попала в список зон с правом на отселение.

Были также попытки местной власти на деньги выделенные государством реабилитировать сельское хозяйство бывшего колхоза имени Карла Маркса в соседней деревне Видуйцы и в самих Силичах. Уже практически отстроили фермы, и конюшни, привезли скот, а жители Силичей обрадовалась появлению рабочих мест. Но не надолго. Дело, закончилось тем, что со сменой руководства Костюковичского райисполкома, мясо от скота продали в Россию, сельхозтехнику вывезли, а колхоз оставили недостроенным. Хотя официально он до сих пор считается действующим.

Адзін з пустэльнікаў з вёскі Сілічы аглядае пчаліныя рамкі на сваёй пасецы.
Один из отшельников из деревни Силичи осматривает пчелиные рамки на своей пасеке.

Сейчас Силичи «реабилитированы», но денег власти в восстановление деревни вкладывать не хотят. Да и восстанавливать практически нечего — осталось только 9 дворов.

Складывается впечатление, что через 30 лет после Чернобыльской трагедии проблемы ее последствий вдруг исчезли. Вместе со знаками радиационной опасности под землей или в золе навсегда исчезают последние отселенные села, исчезают и их жители, а окрестные поля активно засеваются и обрабатываются. Сюда пригоняют на выпас скота, а сельхозпродукция с этих полей и лугов потом идет на стол жителей Беларуси и в Россию.

Інтэр’ер адной з кінутых хат у адселенай вёсцы Крывая Ніва.
Интерьер одного из брошенныз домов в деревне Кривая Нива. 

Безусловно, местные жители и работники «Радона», которые делали замеры в отселенных деревнях стандартным дозиметром, правы: уровень загрязнения цезием-137 за 30 лет существенно снизился. Но получить действительно точные результаты загрязнения стронцием-90, например, местных овощей, возможно только в лаборатории и то не в каждой. В Минске сделать это стоит 120 тысяч рублей.

Ужасно и то, что в отличие от соседнего Чериковского района, где память о похороненных деревнях хотя бы обозначена небольшими памятниками, в Костюковичским районе такие деревни как Горбовичи, Рвенск, Братьковичи, Печенеж, Клетки и многие другие исчезли практически бесследно. Если, например, турист, или кто-то другой попытается въехать в родную деревню Аркадия Кулешова, чтобы увидеть там мемориальный камень или Свято-Троицкую церковь, то ему вообще будет трудно понять куда он попал…

АС, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии