«Нас сажают и шантажируют детьми!»: женщины России вышли на «Марш гнева матерей»

Фоторепортаж

Марш материнского гнева в Екатеринбурге. Протестовать вышли санкционировано и в рамках закона. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

«Марш материнского гнева» – акция с таким названием прошла 10 февраля в ряде крупнейших городов России. В общей сложности около двух тысяч человек вышли выразить протест против домашнего ареста активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко, у которой в это время умирала в больнице дочь.

В Петербурге задержание активистов начались за сутки до марша, были аресты и в Москве. Екатеринбург оказался единственным крупным российским городом, который акцию протеста запрещать не стал.

В Екатеринбурге митингующих хотели загнать в сугроб

Из-за разницы в часовых поясах в столице Урала протестующие начали собираться на 2 часа раньше, чем в столице официальной и «столице северной». К тому же, в отличие от других крупных городов, в Екатеринбурге акцию «Марш материнского гнева» удалось с местными властями согласовать. Правда, на определенных условиях: с места не сходить (никаких маршей) и вести себя тихо (никаких громкоговорителей и микрофонов).

«Не шуметь и не двигаться с места». Полиция Екатеринбурга объясняет активистам правила проведения пикета. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Но и тут не обошлось без нюансов. Активистов поначалу хотели загнать в гигантский сугроб. Ведь в бумаге четко прописано – пикет у памятника Воинам-спортсменам Урала. Но у памятника снега намело по пояс. В итоге с полицией удалось договориться. Они молча наблюдали, стоя по периметру.

Полиция по периметру и автомобиль с видеокамерами, распознающими лица митингующих. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

А с полицейского автомобиля еще более внимательно наблюдала и фиксировала все происходящее специальная техника: камера распознающая лица.

Полиция по периметру и автомобиль с видеокамерами, распознающими лица митингующих. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Сердца почернели от гнева

Главным символом акции в Екатеринбурге стали черные бумажные сердца.

Черные сердца – символ Марша материнского гнева в Екатеринбурге. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Они почернели от горя и гнева – говорит Ирина Скачкова, организатор Марша материнского гнева в Екатеринбурге.

«Сердце – это наше сочувствие и наша эмпатия по отношению к Анастасии Шевченко, у которой в реанимации умерла дочь. И Анастасия не могла быть рядом, не могла оказать ей помощь и поддержку, она в это время находилась под домашним арестом. Мы собрались здесь, чтобы требовать, требовать у властей чтобы людей не преследовали за их политические взгляды».

Ирина Скачкова: «Если такое можно делать с детьми и с матерями, значит можно делать со всеми… Нас захлестнуло гневом, мы не могли не выйти на улицу». Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Заложницы материнской любви

Для русских женщин ситуация с посаженной под домашний арест матерью троих детей Анастасией Шевченко, которую долго не пускали к умирающей дочери, стала страшным прецедентом. Получается, что теперь многим придется делать непростой выбор: гражданская позиция или дети. Жительница Екатеринбурга Ольга Михайлова пришла, чтобы выразить протест и сказать, что испугать удалось не всех.

«Мои дети уже выросли и поэтому я, наверное, меньше рискую. Но когда я услышала о смерти дочери Анастасии Шевченко, я была потрясена. Мне хотелось оказаться там, мне хотелось кричать, что-то требовать. Это был действительно гнев!»

Ольга Михайлова: «Мне хочется кричать от гнева!». Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Свободу Анастасии Шевченко!

«Свободу Анастасии Шевченко!» скандировали собравшиеся без микрофона, но достаточно громко.

«Свободу Анастасии Шевченко!» скандировали собравшиеся без микрофона, но достаточно громко. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Впрочем, на санкционированный митинг в Екатеринбурге пришло не так много людей: человек 30. Пожалуй, столько же, сколько собралось журналистов и стражей порядка.

Марш материнского гнева в Екатеринбурге. Протестовать вышли санкционировано и в рамках закона. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Причем среди активистов было больше молодежи, чем матерей. Возможно, свою роль сыграл трагический пример самой Анастасии Шевченко: матери и активистки.

Марш материнского гнева в Екатеринбурге. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

За что «закрыли» многодетную мать Анастасию Шевченко?

Анастасия Шевченко – участница и член Совета общественного сетевого движения «Открытая Россия», 39 лет, родилась и живет в Ростове на Дону. Стала первой в российской истории, к кому обвинение применило статью 284.1 УК РФ – «Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности».

В 2017-ом Генеральная прокуратура заявляла, что нежелательной признают лишь британскую общественную организацию Михаила Ходорковского под названием OR (Otkrytaya Rossia). И что на деятельность в РФ общественного движения с таким же названием «Открытая Россия» это не повлияет.

Однако, не проходит и года и ростовский суд дважды признает Анастасию Шевченко – члена российской «Открытой России» – виновной как раз в «осуществлении деятельности» организации, нежелательной на территории РФ (январь и июль 2018). Ей ставят в вину участие в дебатах в Таганроге и проведение «собрания-лекции» в Ростове на Дону. Поначалу это были только административные штрафы в 5 тысяч рублей и статья тоже административная (ст. 20.33 КоАП РФ).

Российская молодежь любит несанкционированные акции

Но дальше – больше, в январе 2019-го Анастасии Шевченко инкриминируют уже уголовную 284.1 статью (за продолжение «незаконной» деятельности – в первую очередь за участие в митинге «Надоел!»). 21 января в ее квартире проходит обыск, саму Анастасию сначала задерживают на 48 часов, затем сажают под домашний арест на неполных два месяца. Несмотря на то, что она мать троих несовершеннолетних детей (с отцом детей в разводе, он живет с новой семьей), в том числе 17-летней дочери инвалида 1 группы. 29 января с обструктивным бронхитом дочь Алину перевозят из интерната для глубоко умственно отсталых детей в больницу, но следователь не отпускает к ней Анастасию, напротив Шевченко в этот день предъявляют официальное обвинение. Дочь попадает в реанимацию, дважды происходит остановка сердца, Анастасию все же отпускают – попрощаться… 31 января она наконец смогла увидеть дочь, через 2 часа та умерла…

Международная организация Amnesty International объявила о признании Анастасии Шевченко узницей совести, лишённой свободы исключительно за свои политические взгляды. А российский правозащитный центр «Мемориал» внес ее в список политзаключенных в России.

Без надежды на счастливый финал

У протестных акций в России есть свой положительный счет, также есть положительные примеры в самом Екатеринбурге. Так в августе 2018 после общероссийского Марша Матерей юным фигуранткам дела «Нового величия» тюремное заключение заменили на домашний арест, а в сентябре 2018-го после митингов на Урале была отпущена больная эпилепсией активистка штаба Алексея Навального Ирина Норман.

Больную эпилепсией активистку суд оставил в спецприемнике

В случае с Анастасией Шевченко счастливый финал просто невозможен.

Анастасия Шевченко может стать новой иконой протестного движения в России. Фото: Елена Гордиенко, belsat.eu

Даже если ее отпустят и закроют уголовное дело, это не вернет ни жизни ее дочери Алине, ни последних часов и дней, которые мать могла провести рядом с ней.

Лайфхак одинокого пикетчика: «Теплую одежду и паспорт не забывать, но, главное, не поддаваться на провокации!»

Елена Гордиенко, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии