«Надо перестать говорить, что у нас ничего нет». Художник Сергей Шабохин о том, почему стоит посетить «Zbor»


Сяргей Шабохін

В минской галерее «Ў» продолжается выставка «Zbor in Progress», которая состоит из 40 наиболее важных и влиятельных произведений современного белорусского искусства. О значении «Збора» и о том, откуда вообще все началось, беседуем с художником, куратором и одним из создателей выставки Сергеем Шабохиным.

Почему «Збор» сначала показали в Польше и в Украине, и только через три года — в Беларуси?

Вообще все началось с исследовательской платформы «Коллектор», это архив современного белорусского искусства.

В 2014 году, когда она создавалась, у нас не было ни музея со значительной коллекцией, ни четкого анализа опыта, ни поддержки в изучении белорусского современного искусства. Даже экспертное сообщество несколько лет назад не знало некоторых важных произведений, художников даже некоторых не видело. Серьезная проблема Беларуси — это короткая память. Все на это жалуются, у нас что ни начинается — все самое первое сразу же.

Сергей Шабохин. «Арт тэрарызм. Ад партызанства да Арт актывізму». Фото Ирина Ареховская, Belsat.eu

Поэтому мы собираем архив, а в будущем хотим открыть свой музей современного искусства. Но перед нами — целый ряд важных шагов: исследования, подбор и организация архивов, анализ, выбор работ, и только потом уже — создание музея. Мы уже не рассчитываем на поддержку государства, рассчитываем только на то, чтобы оно нам не мешало.

Так вот, работая над архивом, менеджер нашей платформы Павел Преображенский был на стипендии «Gaude Polonia» в галерее «Арсенал» в Белостоке, изучал, как создается музей, как он разрабатывается. Павел рассказал о нашем проекте директору галереи Монике Шевчик — и ее очень вдохновил «Коллектор». Параллельно мы тогда получили финансирование, чтобы написать тексты к 40 произведениям современного искусства. Мы предложили Монике выставить эти произведения, и «Арсенал» поддержал нас в том числе и деньгами, и мы сумели организовать выставку в Белостоке. Именно галерея «Арсенал» — главный и первый партнер выставки «Збор». Эту выставку вместе со мной курировал Сергей Кирющенко.

Выставка «Збор». Фото Ирина Ареховская, Belsat.eu

Кто финансировал «Збор», и по каким критериям выбирали экспертов?

Организация «Коллектор» зарегистрирована в Польше польскими партнерами, и именно там мы нашли деньги на написание этих 40 критических текстов, о которых я говорил выше. По сути, это очень маленькое финансирование, 100 евро на материал, и это просто было меценатство, поддержание важного проекта, никто не говорил нам, кого мы должны приглашать в качестве экспертов или критиков. Это было наше решение (создатели проекта «Коллектор» — Сергей Шабохин и Сергей Кирющенко — belsat.eu)

Мы опросили более 35 экспертов и задали им один вопрос: каких произведений, имен и явлений не может не быть в будущем музее современного искусства? И ответы очень сильно отличались, там было только имен более 150, плюс явления, выставки, процессы. И собрав это, 6 экспертов это анализировали. В этом совете, который выбирал из 150 произведений 40, были шестеро человек: Татьяна Артимович, Алексей Борисенок, Андрей Дурейко, Валентина Киселева, Алексей Лунев, Лена Пренц.

Фото Ирина Ареховская, Belsat.eu

Достаточно ли у нас критиков, которые занимаются белорусским искусством, его оценкой и осмыслением?

Нет, их недостаточно, но они есть. Когда мы выбрали 40 произведений для «Збора» — я идеалистически думал, что тексты напишут 40 различных критиков. Чтобы еще сделать не только срез художественных стратегий, но и критических мыслей, способов написания. Конечно же, оказалось, это невозможно.

Почему?

У нас проблемы с образованием. У нас есть только «Теории и практики современного искусства» в ЕГУ, и оттуда кстати, приходят последние авторы. Другие, кто пишет и критикует — живут за границей и имеют хорошее образование оттуда, или пришли из другой сферы. Например, Таня Артимович пришла из театра, кто-то из журналистики приходит, как Ольга Бубич. Факт в том, что у нас мало теории, и нам не хватает опыта в этом плане.

Но надо перестать говорить, что чего-то нет. Мы можем справиться и с тем количеством критиков, которое есть, но конечно лучше чтобы их было больше.

Хочется, чтобы появлялись молодые, и была конкуренция, и профессионализм рос. Система искусства не настолько политизирована, не настолько привлекает, те студенты, которые учатся за рубежом, не всегда заинтересованы в возвращении, чтобы в Беларуси что-то делать.

Насколько наше современное искусство современное? Можно ли сказать, что белорусское искусство отстает по сравнению с другими странами?

Само искусство не отстает, есть люди, которые создают очень актуальные произведения, и это подтверждается тем, что иностранные кураторы включают эти произведения в последние выставки. Поэтому художники всегда есть и будут, даже если в государстве все будет очень плохо, то художников может появиться даже еще больше. Искусство будет всегда — и благодаря, и вопреки.

Задание «Збора» — вдохновить искусством зрителя, так как искусство есть в Беларуси, оно ценное.

Наши художники работают с такими темами, которые волнуют весь мир: темы иммигрантов, глобализма и антикапитализма, феминизма и постколониализма, квир-теории и сексуальности. При этом некоторые продолжают решать чисто художественные проблемы: в работе с абстрактным, с формой, материалом, концепцией. Современное искусство — это прогрессивное кипение.

Фото Ирина Ареховская, Belsat.eu

Но у нас не успевают или отсутствуют важнейшие части системы современного искусства: образование, финансирование, популяризация, специализированная пресса. У нас даже не было подобия на арт-рынок, как это было в Киеве, России, в 90-ые. Но, может, это и хорошо, никогда не понятно, плюс это или минус. Мы не испытали этого безумия, но у нас появились или появляются другие формы. Например, «Коллектор» наши коллеги из других стран относят именно к уникальным и современным формам, они нам даже профессионально завидуют. Наша стратегия во многом прогрессивная.

В «Зборе» есть работа Алексея Лунева «Нічога няма» о белорусском искусстве нулевых. Изменилась ли ситуация сейчас, или у нас и дальше ничего нет?

Это работа о ситуации с белорусским павильоном в Венеции (Венецианское биеннале — belsat.eu). Рассказывает работа о том, как мощи святого Петра были привезены в Венецию, купцы завалили эти мощи свининой, чтобы мусульмане не нашли, и таким образом эти мощи были перевезены из Константинополя в Венецию. И если спрашивают, есть ли у вас что-то, Лунев говорит, что ничего нет. Ведь тогда, в 2009 году, когда он создавал эту работу, Беларусь ни разу не присутствовала на Венецианском биеннале.

Алексей Лунев, «Нічога няма». Фото Ирина Ареховская, Belsat.eu

А о том, что изменилось, я тоже в 2009 году делал проект, опрос в галерее «Ў». Там стоял автомобиль-урна для голосования, куда люди вкладывали анкеты. Вопросов было много на тему состояния современного искусства, и результаты были очень печальные, действительно — оказалось, что «ничего нет».

Были художники, были зрители, а вся инфраструктура была в таком зачаточном состоянии. Повторный опрос я делал два года назад, и видно, что все сдвинулось с мертвой точки, развивается, это можно критиковать, но оно развивается. Просто главное, чтобы мы все вместе работали, сотрудничали, а не сбрасывали это на того, кто, как нам кажется, должен это делать. У нас не хватает людей, поэтому я и художник, и куратор, и ресурсами разными занимаюсь, приходится все это делать в нашем контексте. И если так, я думаю, пусть и такими силами все это может поменяться и заманить профессионализм, поддержку новых участников и зрителей.

Настя Хролович, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии