«Надо было пройти через боль». Парень с инвалидностью 24 года жил в доме-интернате, а сейчас отдыхает в Египте


Двери минского метро закрываются, и 27-летний Василий Минчонок едет на станцию «Академия наук». Там, на занятиях в вокальной студии, он попробует стать на шаг ближе к мечте: принять участие в шоу «Голос» и, может, даже попасть в финал. Прожив 24 года без родителей в государственном учреждении для детей с инвалидностью, Василий решился переехать в комнату в бобруйском общежитии и попытаться быть настоящим взрослым. Жить как все. Belsat.eu записал историю Василия.

Бесконечный оптимизм и желание двигаться дальше когда-то помогли юноше принять самое главное решение в жизни. Фото: Belsat.eu

«Мама, это сын твой. Я живой!»

– У меня никогда не было контакта с родителями, но я мечтал об этом. У меня даже есть воспоминание, что они приходили в интернат и подарили игрушечный магнитофон. Кажется, мне было лет семь. Но так ли это было на самом деле, а может это моя детская психика и желание встретиться с родителями так подействовали – я не знаю. Но верю, что это было на самом деле.

После рождения родителям сразу предложили отказаться от Василия. Мол, ребенок с такой инвалидностью долго не проживет. Фото: Belsat.eu

Когда мне было лет 15, вышел какой-то приказ и общежития начали активно искать контакты родителей или ближайших живых родственников своих подопечных. Так я узнал, что родился в Бобруйске, а после попал в дом ребенка в Любчу. И в придачу – получил адрес матери. Конечно, написал сразу. Писал несколько раз, каждый раз без ответа. После узнал, что письма получала бабушка. Видимо, она не хотела расстраивать маму, которая сильно болела эпилепсией.

Каким-то чудом позже нашелся номер матери. Позвонил и – не мог поверить, что она ответила! Говорю: «Мама, это твой сын, Василий Минчонок. Я жив!». И мы сразу начали плакать. Из-за эмоций поговорить удалось только на следующий день. Я заново растерялся, много плакал. Я был рад, что мы созвонились.

Петь Василий начал где-то с 15 лет под руководством культорганизатора дома-интерната. После был участником конкурсов творчества для воспитанников домов-интернату в Польше и Азербайджане. Фото: Belsat.eu

К сожалению, мамы больше нет. Папа тоже ушел. Осталась только младшая сестра, с которой видимся, когда приезжаю в Бобруйск. Жаль, что мы так и не познакомились с матерью. Надеюсь, что она не умерла с мыслью о глупом сыне. Иногда я не правильно формулировал мысли и она ругалась. Тогда я объяснял, что из-за инвалидности не могу учиться в общеобразовательной школе, и никто меня не научил красиво говорить.

«Надо было пройти через боль»

– Я всегда боялся, что в 18 лет меня переведут во взрослый интернат [беларуская система опеки над детьми-сиротами с особенностями психофизического развития не предусматривает учреждений для молодежи; до 33-х лет воспитанники находятся в «детских» домах-интернатах, а после их переводят «в дома престарелых» – Прим. Belsat.eu]. Но когда понял, что к чему в этой системе, начал задумываться о самостоятельной жизни. Наш интернат ежегодно восстанавливал дееспособность мотивированным воспитанникам, которые также мечтали жить самостоятельно. Для них проводили специальные курсы, готовили к экзаменам, а после восстановления дееспособности помогали с жильем.

Василий считает себя любителем, но признается: его мечта увидеть благодарность со своей фамилией на стене студии, где занимается вокалом. Фото: Belsat.eu

Была также и операция на ноги. Да, я ходил на цыпочках, а мои ягодицы торчали сильно в сторону. Врачи за два года в прямом смысле поставили меня на ноги. Теперь я хожу как все.

«В её смену не хотелось жить – хоть яму копай и прячься там»

– После операции и я прошел программу общеобразовательной школы с трудностями в обучении, потом интернат помог с курсами. В моем классе было 10 человек. Не хочу рассказывать все, потому что было разное. Но помню, что сложной казалась даже мелочь. Сидя в интернате, где тебе готовят, за тобой убирают, не понимаешь, зачем уметь читать, писать и считать. Теперь, когда я стал жить самостоятельно, понял. И благодарен нашим учителям, которые всегда пытались мотивировать учиться, чтобы хоть что-то делать в жизни.

Василий очень благодарен врачам. Признается, что мечтал о максимально нормальной руке, которая будет на 100% рабочая. Но такая операция стоила дорого и сделать ее могли в то время только московские специалисты, говорит Василий. Фото: Belsat.eu

В общежитии было здорово. Но были и времена, когда к нам, воспитанникам, относились как хотели. Все было, слезы в том числе. Например, когда приходила воспитательница Мария… В её смену не хотелось жить – хоть яму копай и прячься там, лишь бы тебя не было видно.

Я был ребенком и старался особо не шалить, потому что она всегда пугала нас прудом – небольшим озером, в котором «живут» крокодилы. За провинность Мария могла посадить в мешок от белья и сделать вид, что несет тебя к крокодилам. Я сильно из-за этого плакал и до сих пор не понимаю, почему она так делала. Знаю, что был тем еще хулиганом, но при ней старался сидеть тихо. Но все равно получал свое! Иногда оставался даже без еды… И нас, таких «любимчиков», было несколько.

Профессионально учиться пению Василий начал в рамках проекта «Песни без границ», который организовало общественное объединение «Мир без границ». Позже, благодаря дружбе с объединением, Василий устроится на работу в Минске. Фото: Belsat.eu

«Чиновник спрашивал, как такой как я, будет жить самостоятельно!»

– После курсов дом-интернат помог устроиться на самостоятельное проживание. Нашли комнату в бобруйском общежитии, сказали, что надо ходить в центр дневного пребывания для людей с инвалидностью. Я тогда подумал: ну, ладно, с чего-то же надо начинать.

Василий признается, что в центре было очень скучно. Все время они делали одни бусы. Поэтому он оставался в интернате, ничего не делал, жил на одну пенсию, с которой платил также и за комнату. Фото: Belsat.eu

Вообще, я никогда не забуду, как один из чиновников, глядя на меня, спрашивал, как такой как я, будет жить самостоятельно! Но заместитель директора дома-интерната все же «выбила» нормальное жилье. Печально, что люди без благосостояния и помощи должны ходить и кому-то доказывать, что им нужна помощь.

Но что делать в Бобруйске? Человеку без инвалидности трудно найти работу, что говорить обо мне… Я как-то это понял и даже не мечтал, что буду когда-нибудь работать. Максимум, на что рассчитывал, – жить на пенсию и ждать жилья как сирота с инвалидностью. Но дождешься ли этого?

Василий даже сыграл одну из главных ролей в клипе на песню «My Universe» Руслана Свиридова и Юлии Новомир, участвовавших в национальном отборе конкурса «Евровидение».

«Единственное, что «светит» – «квадраты» в Бобруйске»

– Однажды вместе с воспитанниками дома-интерната мы поехали на «оздоровление» в Диаконической дом социального служения в поселке Тарасово под Минском. Я быстро подружился с директором Ольгой Залесской. Поэтому, когда в общественном объединении «Мир без границ» мне предложили работу в столице, я сразу позвонил воспитательнице Людмиле Бурак. И вместе с директором они пригласили меня в Тарасово с условием, что я буду помогать работой по дому.

«Я всегда хотел работать администратором клуба или ресторана», – признается Василий. Фото: Belsat.eu

Так я стал жителем столицы, который оплачивает место в общежитии в Бобруйске. Ну так а как? Надеяться на свои жилье в Минске не имеет смысла – без прописки, без возможности купить что-то свое. Единственное, что мне «светит» – «квадраты» в Бобруйске. Но где там работать? Я уже почти второй год работаю администратором в спортивном клубе и уже не представляю жизнь без работы, нормальной зарплаты.

Кстати, работа помогла мне исполнить одну из моих мечтаний – я самостоятельно улетел в отпуск в Шарм Эль-Шейх, на который долго откладывал деньги. Вместе с интернатом мы выезжали несколько раз за границу. Но я сам, самостоятельно? Всю ночь перед отъездом не спал – волновался. Но в дороге познакомился с ребятами-сверстниками, договорились, что они помогут в аэропорту. В отеле тоже нашлись минчане, с которыми подружились и весь отдых держались друг друга.

Василий в отпуске. Фото: страница героя в vk.com

«Люди сообразительные, они ценят твоё желание работать»

Я очень благодарен, что мне, человеку без образования, доверили работу с кассовым аппаратом и с финансами. На работе я принимаю платежи, оформляю анкеты, общаюсь с людьми и чувствую, что делаю что-то важное и нужное. И если сначала волновался, что администратор с инвалидностью в спортзале оттолкнет клиентов, то сейчас понимаю: люди сообразительные, они ценят твоё желание работать и самостоятельно зарабатывать на свои нужды.

Василий вместе с Викторией Олешко и Даниэлем Ястремским. Фото: страница героя в vk.com

Ольга Залесская, директор Диаконического дома социального служения в Тарасово

Желание быть самостоятельным и нести ответственность – главная часть мотивации, которая должна закладываться в воспитанниках коллективом госучреждения. На это нужно время и место вне территории, которая закрывается на калитку где-то в поле или в маленьком городе.

Когда ты в интернате, ты всегда одет, помыт, говорит Василий. Но никто не задумывается, что вне интерната будет наверняка иначе. И как это будет, зависит только от самого человека. Фото: Belsat.eu

Парни и девушки, живущие в домах-интернатах, должны знать, как выглядит «взрослый мир», понимать, что веселая и беззаботная жизнь остается в интернате. И это нормально, так должно быть. Право каждого человека – быть самостоятельным, иметь поддержку и помощь более опытных людей.

Чтобы войти в такой мир, воспитанники домов-интернатов должны побороть страх одиночества и неумение приобретать новые знакомства. Василию повезло, он родился с умением найти общий язык с любым человеком. Поэтому наша задача – приучить его к трудовой дисциплине, объяснить основы этикета, а также помочь планировать свой бюджет.

Юлия Шабловская, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии