Начал ли Лукашенко торговлю политзаключенными?

Режим изменил меру пресечения группе политзаключенных. Из заключения вышли пять человек, участвовавших в переговорах с Лукашенко в СИЗО КГБ. Если считать, что в тюрьме остаются более сотни политзаключенных, а через жернова репрессий за последние два месяца прошли десятки тысяч человек, то ослаблением ситуации это не назовешь. Но кому Лукашенко посылает сигнал?

Правозащитники считают политзаключенными 102 человека, из них режим «выпустил» только четырех человек. Причем освобождение это условное, узники переведены под домашний арест или, как в случае американского гражданина Виталия Шклярова, под подписку о невыезде. Причина освобождения, с одной стороны, может быть простой: режиму надо с кем-то договариваться, а за стол переговоров ни со Светланой Тихановской, ни с Координационным советом Лукашенко садиться не собирается.

Комментирует Валерий Карбалевич, политический обозреватель, Минск:

«Из освобожденных политзаключенных искусственно создать новый центр оппозиции и начать с этим центром диалог, процесс конституционной реформы. И объявить и белорусскому обществу и всему миру, что диалог начался».

Роль лукашенковского рупора на себя взял пятый «освобожденный» из застенков режима – Юрий Воскресенский, которому не только было поручено составить список – кого освободить, но и донести до широкой общественности то, чего хочет режим. В первую очередь – сбить волну протестов.

«Он понимает, что одними силовыми методами решить политический кризис невозможно. Поэтому нужно сделать жест в сторону протестующих. И по возможности сбить этот протест, попытаться расколоть их, предложить какую-то морковку», – полагает Валерий Карбалевич.

Кровавый сценарий Лукашенко будет дорого стоить: опять санкции, опять изоляция, опять экономические проблемы. Поэтому проще начать традиционную торговлю политзаключенными.

Говорит Андрей Елисеев, директор аналитического центра EAST:

«Лукашенко будет играть в свою традиционную игру и пытаться продать политических заключенных за какие-то косметические изменения, чтобы навести хоть какие-то мосты. Тем более впереди – довольно серьезный экономический кризис, и Лукашенко, чтобы не быть полностью зависимым от Кремля, нужна финансовая помощь и с Запада».

Кремль в тупике. Кому Путин продает Лукашенко?

Иначе, считает эксперт, с новыми валютными траншами Россия будет ставить свои интеграционные условия Беларуси. Поэтому белорусская дипломатия вскоре начнет шантажировать Европу: мол, если Европа не перевернет страницы и не закроет глаза на насилие после выборов, то Россия просто поглотит Беларусь.

Главный актер, на которого ставит Москва, – это Лукашенко. Через него она проталкивает конституционную реформу. И здесь на политическую сцену Беларуси выходит абсолютно новый субъект. Политическая пророссийская сила «Союз», которая, если попадет в парламент, после проведения конституционной реформы при наличии большинства голосов может сформировать правительство. Согласитесь, такого в белорусской политической жизни еще не было.

Валерий Карбалевич:

«Они не скрывают, что это партия пророссийская, которая направлена на углубление интеграции, на реализацию проекта Союзного государства, проговорили, что нужно признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Мне кажется, что пророссийские организации и сама Россия пришли к выводу, что сейчас сложилась благоприятная ситуация, и пусть Лукашенко сейчас попытается отказать в регистрации такой партии, если он сильно зависит от России».

И при реализации такого иезуитского плана, как любят говорить в Кремле, Москва будет договариваться не с Лукашенко, а со своим очередным троянским конем. С этим соглашается эксперт Игорь Тышкевич: мол, у России на ближайшие годы – несколько задач. Во-первых, углубиться в белорусскую экономику путем снижения легитимности власти Беларуси без привязки к фамилиям.

Встретится ли Светлана Тихановская с Владимиром Зеленским в Украине?

Игорь Тышкевич, Украинский институт будущего, Киев:

«Приватизация тех отраслей, которые ранее не приватизировались. И здесь как раз визит окружения Колесниковой полностью укладывается в схему, люди в интервью много говорили о приходе российского бизнеса. О том, что в этом нет ничего плохого. Во вторых, России важна конституционная реформа, так как это структуризация потенциального пророссийского электората (а это может быть и до 20 %) – лоббиста своих интересов. Это определенный аналог украинского Медведчука, только в Беларуси».

Поэтому Россия будет давить и настаивать на реализации политической реформы, с требованием расширения роли политических партий. Но изменение меры пресечения четырем политзаключенным – это сигнал не только Москве или Брюсселю. Среди так называемых освобожденных – и гражданин США. Не реверанс ли это в сторону Вашингтона, тем более что американский посол до Беларуси все еще не доехал.

Игорь Тышкевич:

«В этом процессе не нужно избыточное повышение ставок как на российском, так и на американском направлении. Я бы не говорил, что это результаты давления, просто США занимают достаточно сдержанную позицию в белорусском вопросе, и для Лукашенко важно, чтобы эта позиция осталась».

Очевидно, что события ускорились, и связано это в первую очередь с ухудшением экономической ситуации, но над нелегитимной властью висит еще один вызов: не известно, как изменится внутриполитическая ситуация даже в течение ближайших дней, так как 25 октября заканчивается время ультиматума режиму, который озвучила лидер демократической Беларуси Светлана Тихановская.

Сюжет из программы «ПроСвет» от 22.10.2020

Анастасия Ильина, для программы «ПроСвет»

Коллаж из фото: Pyotr Sivkov / TASS / Forum

Новости