«На наших глазах рождается новая цивилизация». Интервью Валерия Цурикова об искусственном интеллекте, свободе и имидже Беларуси


Валерий Цуриков. Фото Ирина Ареховская/Belsat.eu

Бизнесмен, ученый, специалист в сфере искусственного интеллекта Валерий Цуриков дал большое интервью belsat.eu, где рассказал, зачем он вернулся из США в Беларусь, и почему его новая разработка «True Machina» должна изменить мир.

Валерий Цуриков родился в 1952 году. Кандидат технических наук. В 1987 году разработал софт для сложных инженерно-изобретательских заданий под названием «Изобретающая машина». В 1991 году уехал в Бостон, где основал успешную компанию Invention Machine Corp., клиентами которой стали «Boeing», «Sony», «Samsung», NASA и др. В начале 2000-х покинул компанию, а три года назад вернулся в Минск, чтобы здесь работать над «True Machina» – системой искусственного интеллекта нового уровня.

– Вы прожили в США более 20 лет, а потом решили уехать и создавать «True Machina» именно в Беларуси. Решение снаружи выглядит немного странно. Чем оно обусловлено?

– Исторически так сложилось, что мой первый проект – «Изобретающая машина» – наша команда создала в Минске. За 20 лет, пока этот проект был самостоятельный, здесь выросли и были обучены несколько сотен человек. Если запускаешь новый проект, нужны люди, высокоинтеллектуальный человеческий ресурс. И, как это не удивительно, Минск – лучший город в мире для этого. Люди, которые обучены создавать искусственный интеллект, концентрируются в Минске. Это главная причина.

– Вероятно, и стоит этот человеческий ресурс дешевеет…

– Нет, теперь уже существенной разницы нет. Так, в Кремниевой долине это дороже, но, например, в каком-либо штате Колорадо такие специалисты будут стоить примерно как в Минске.

– Говорят, что на момент, когда в 1991 году вы уехали в Бостон, ваша команда завоевала почти 95% рынка в республиках СССР. Зачем вы уехали в тот момент? Все же Союз разрушался, появлялись новые возможности, а вы были фактически монополистом в разработках в сфере искусственного интеллекта…

– Я ехал туда, где есть потребитель. А в бывшем СССР экономика исчезала, и никому поиск новых идей не был нужен. Имея нефтедоллары, проще покупать готовые технологии. То есть здесь рынок исчезал. А у нас было 45 человек, мои ученики, я чувствовал также и за них ответственность. Поэтому потратили всю прибыль на то, чтобы хватило на билет и первые недели жизни в США. Надо сказать, что в Штатах тогда была рецессия, и там было очень трудно. Мы с женой кофе в кафе раз в неделю могли себе позволить купить. Но в США есть очень важная особенность – там не соскучишься. Очень динамичная жизнь. Потом я часто приезжал в Беларусь, а последние три года живу здесь постоянно.

– Что вас больше всего удивило после возвращения в Беларусь?– IT-сфера очень выросла. Естественно, есть и позитив, и негатив. Позитив в том, что появились профессионалы высокого уровня по всем направлениям. Негатив в том, что работа идет на принципах аутсорсинга, и это плохо влияет на творческий потенциал кадров.

«Если будет создан интеллект выше нашего, то у них появится свой мир»

– Как появилась идея «True Machina», и в чем ее суть?

– В 2013 году я создал компанию «Predizo», она резидент Парка высоких технологий. Фактически «Predizo» стал интеллектуальным инкубатором, где одна главная тема – компьютер, который синтезирует новое в различных сферах. Потом появилась идея «True Machina», и это уже был новый уровень. Если мы сделаем эту систему, она полностью изменит способ, которым инженеры и ученые изобретают и внедряют новую технику. Теперь, если вы хотите создать что-то новое и лучшее, вы изучаете соответствующую отрасль, смотрите на новые патенты, экспериментируйте, разговариваете с коллегами. Короче, ищете новые идеи повсюду. После появления полной базы знаний в системе «True Machina» это будет выглядеть следующим образом. Вы заходите в систему, вводите запрос – что есть нового, например, в расширении полосы частот портативных диктофонов. И система вам выдаст абсолютно новые идеи, которые она сама и создала. Из того, что она предлагает, вы выбираете то, что вам нравится. Так появится новый проект. Компьютер начинает становиться творческим партнером творческого интеллекта. Человек может уточнить, усложнить, доработать – но концепцию на основании новейших научных знаний уже создал компьютер.

– Каких инвестиций требует подобная разработка?

– Примерно $ 600 тысяч нужно на посевной капитал, на который мы создадим первую версию системы. Остальное мы оставим на краудфандинг. Пользователей «Изобретающей машины» в мире очень много, и у них есть деньги. Они будут покупать акции этой фирмы – и так мы планируем получить еще миллионов 20, чтобы создать систему. Нам же нужна очень большая база знаний, большие исследования нужны. Но это относительно недорогой проект. Стартап в маркетинге может получить инвестиции в $ 200 млн. только, чтобы больше матрасов продать.

– Сколько человек работает над проектом?

– Шесть человек полный рабочий день. Этого достаточно, чтобы основные моменты сделать.

– Когда «True Machina» будет готова?

– Думаю, в конце первого квартала мы получим часть инвестиций, и в середине 2020-го объявим, что «True Machina» существует. Но это процесс.

Валерий Цуриков. Фото Ирина Ареховская/Belsat.eu

– Как искусственный интеллект может повлиять на жизнь человечества?

– Искусственный интеллект теперь дело модное, он активно используется в маркетинге. Но используется только для того, чтобы вы, уже имея четыре матраса, купили себе пятый. А вот творческий искусственный интеллект – это совсем другое. Он создает новое. Это будет и в литературе, и в сценариях, и в музыке. Творческая система – это огромный рывок. То, что мы однажды творили, теперь будет творить искусственный интеллект. Люди там будут присутствовать, но все меньше, меньше и меньше. Что будет дальше? Я думаю, что дальше будет новая цивилизация, она рождается на наших глазах. Знаете тест Элана Тьюринга? Искусственный интеллект создан тогда, когда, общаясь одновременно с компьютером и человеком, вы не можете понять, где человек, а где компьютер. Но я предлагаю тест антитъюринга: искусственный интеллект должен создавать такой продукт, который человек может и не понимать. Вот к этому все идет.

– А нужны ли будут вообще люди этому искусственному интеллекту?

– Я не зря говорю о новой цивилизации. В цивилизации существуют различные слои и группы, которые действуют на разных уровнях. У каждой группы свой мир, и они почти не пересекаются. Они нужны друг другу, но имеют мало общения между собой. Если будет создан интеллект выше нашего, то у них появится свой мир.

«В Штатах иногда говорили: Беларусь – это где, в Южной Азии?»

– На ваш взгляд, насколько комфортны условия для создания и реализации стартапов в Беларуси?

– Знаете, в 2010 году, когда в Беларуси начали проводить стартап-уик-энды, это было очень интересно! Это было такое шоу с неясным финалом. Ни один стартап в IT-сфере не побеждал. Побеждали кирпичные заводы. За них голосовали инвесторы и консультанты. Когда я говорил, что нужны интеллектуальные высокотехнологичные системы – все с улыбкой это воспринимали. А потом пошел айтишный бум. Среда созрела. Теперь запустить айтишный стартап в Минске или в Стокгольме – разницы никакой нет. Только у нас собственных инвесторов меньше.

– А вы сталкивались с тем, что иностранные инвесторы боятся инвестировать в проект, который разрабатывается в Беларуси? Мол, вы нам нравитесь, но если бы вы работали не в «последней диктатуре Европы»…

– Что касается имиджа, что это мы тут думаем, что имидж Беларуси в мире очень плохой. На самом деле существует другая проблема – нас не знают. В Штатах иногда говорили: Беларусь – это где, в Южной Азии? Они не знают. Имидж просто отсутствует. А вот в инженерно-изобретательской среде имидж Беларуси очень высок. Взять ту же «Motorola» – там все разработчики пользуются софтом, который был создан в Минске.

– IT-сфера в Беларуси демонстрирует отличные результаты, только за год эта отрасль экономики выросла на 40%. Но что будет дальше? Что нужно сделать, чтобы Беларусь действительно стала IT-супергосударством?

— Вопрос стратегический. Нам нельзя останавливаться. Сейчас много жалоб на образование. Количество компьютеров растет быстро, а количество мозгов – медленно. Спрос на таланты будет только усиливаться. Поэтому нам нужно инвестировать в людей. Если просто помечтать, идеально было бы, если БГУ или БГУИР объявил: из Стэнфорда приезжает профессор и читает курс лекций. У нас нет этого обмена интеллектуалами, это нам очень нужно. Когда появляется новое течение, то лидеров этого течения надо приглашать к нам читать лекции. Образование должно быть более динамичным.

Валерий Цуриков. Фото Ирина Ареховская/Belsat.eu

– Главная претензия, которая звучит со стороны бизнеса в адрес белорусских властей – это отсутствие независимых судов и избирательное применение или неприменение закона. Насколько эта проблема ощущается, на ваш взгляд?

– Ну, это есть, конечно. Хотелось бы, чтобы этой проблемы не было. Хотелось, чтобы бизнес был более защищен. Чтобы система была идеальная – разделение властей, суды и т.д. Но надо понимать, что мы до сих пор находимся в переходном периоде от абсолютно рабской системы, которая была в советские времена. Все же мы теперь можем купить билет в Вильнюс и улететь куда угодно…

– Существует вечный спор о том, насколько развитие экономики зависит от уровня демократических свобод в государстве. Одни ссылаются на опыт демократических стран Запада. Другие в свою очередь ссылаются на Китай или Сингапур. А какая вам модель ближе?

– Должна быть свобода людей идей и финансов. Я за это. Возьмем Финляндию. Во времена Российской империи это была абсолютно бедная провинция. Теперь у финнов уровень образования самый высокий в мире. Приезжаешь и просто удивляешься: шикарная архитектура, высокий уровень жизни, развитие hi-tech. Они достигли этого за счет того, что в свое время выбрали типично западную модель развития. Но Сингапур демонстрирует другой пример. Получается, что просвещенный авторитарный режим может также достигать хороших целей. Однако лично я хотел бы, чтобы было больше свободы.

Беседовал Игорь Ильяш, belsat.eu

 

Смотрите также
Комментарии