Мы – РБ. РБ – Роман Бондаренко

Александр
Гелогаев
историк, военный обозреватель

Очередное задержание, избиение, пытки, очередная… смерть. Просто за то, что ты вышел из подъезда и не доволен своеволием неизвестных в твоем дворе. Это реалии жизни РБ. Эти реалии создала группировка во власти. Она же себя так и похоронит.

Площадь Перемен превратилась в народный мемориал, посвященный Роману Бондаренко. Мужчина скончался накануне вечером в больнице после брутального задержания и избиения неизвестными. Минск, Беларусь. 13 ноября 2020 года. Фото: ТК / Белсат

Взрыв милицейского насилия 9-11 августа шокировал общество и вызвал волну возмущения, которое напугало и имело шансы ликвидировать действующую власть. Но тогда белорусы еще верили в совесть большинства госслужащих и не имели воинственного настроения.

Были еще надежды на прокуратуры, суды, следователей, на уголовные дела против преступников.

Однако больной властью человек и его приспешники избрали другой путь. Большинство отвернулось от них. Сохранение власти теперь зависело только от верности кучки лиц с дубинками, ружьями и автоматами. Кучки своих или импортных, которых Москва уже готова была сдать в аренду. Как же можно было их судить?

Градус нового насилия рос медленно, постепенно, иногда отступал немного назад, чтобы потом подняться еще выше. Уголовные дела заводились сотнями. Но только против протестующих.

Люди с дубинками получили фактический иммунитет. Что бы они ни делали. «Не до законов», как было сказано в прямом эфире с самой высокой трибуны.

Официальная безнаказанность в сочетании со страхом (чужой двор, недовольные местные, ежедневная пропаганда про «боевиков-фашистов», да и просто усталость и нервы) – взрывная смесь.

Площадь Перемен превратилась в народный мемориал, посвященный Роману Бондаренко. Мужчина скончался накануне вечером в больнице после брутального задержания и избиения неизвестными. Минск, Беларусь. 13 ноября 2020 года. Фото: ТК / Белсат

Не ошибаются христиане: человек – неидеальное, грешное существо. Дайте ему маску, дубинку и легальную возможность бить кого угодно, и большинство людей не выдержит этого искушения. А тут еще специальный отбор «нужных кадров» целых 26 лет.

Результат – зверства. Собак, которых спустили с цепи, трудно контролировать. Так и власть утекает сквозь пальцы начальников, ведь насилие подчиненных становится неограниченным и непредсказуемым.

Люди, которые сейчас на высоте государственной власти, может и не хотели убийства Романа Бондаренко. Убийство вызвало не страх и депрессию, а возмущение и гнев белорусов. Многие поняли, что отступать некуда.

Но система безграничного безнаказанного насилия пока будет существовать, будет продуцировать новые и новые пытки и убийства.

Не нужно даже лент и флагов – достаточно того, что у вас и человека с дубинкой будет спор за место на парковке либо из-за громкой музыки через стенку. Кому поверит суд, если человек с дубинкой засвидетельствует, что избил или убил вас, потому что вы нападали на «сотрудника»? Все белорусы знают ответ.

Площадь Перемен 13 ноября. Фото: belsat.eu

А значит, все больше и больше будет повышаться градус народного гнева против карателей. И этот гнев скорее рано, чем поздно, уничтожит преступную систему.

Смерть – это рождение для Неба, говорят христиане. Так смерть Романа Бондаренко пророчит новое рождение не только для него, но и для Республики Беларусь.

Мы – РБ.

/ИР

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы