«Мы побудем немного бездомными, но обязательно вернемся». Как актеры драмтеатра в Гродно ушли в подполье

В Гродненском областном драматическом театре отменили все постановки, запланированные на ноябрь, кроме детских. Большая часть актеров театра присоединилась к забастовке и была уволена, вместе с главным режиссером Геннадием Мушпертом и режиссером-постановщиком Сергеем Куриленко.

Фасад драматического театра. Фото: Василий Молчанов/ « Белсат»

Пока администрация решает, как быть дальше, в Гродно появляется «подпольный» свободный театр, чьи пробные показы собирают настоящие аншлаги.

Встретимся в новом театре

Мы встречаем актеров театра у входа. У шести из них – последний рабочий день. Они выходят с чемоданами и вещами, у каждого в руках – бело-красно-белые зонтики, которые они раскрывают в знак солидарности со всеми, кто бастует или остался без работы.

Актеры театра с бело-красно-белыми зонтиками. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

«Мы обязательно победим и встретимся с вами через три месяца в новом театре», – говорит один из уволенных актеров Александр Демьянов.

Он не может сдержать эмоций, извиняется и отходит в сторону, зажигает сигарету и долго смотрит в одну точку. Актер работал в театре 26 лет. Он написал заявление о присоединении к забастовке, а на следующий день был уволен.

«Мы хотим вернуться в новый театр и новую страну. Конечно, немного обидно так уходить, все же каждый из нас отдал театру много лет, мы учились и работали здесь, набирались опыта. Но сегодня мы не сговариваясь говорим одно и то же: до встречи, новый театр», – говорит одна из актрис.

Актеры в последний рабочий день. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

Мятежный театр: хроника событий

12 августа. 64 актера и работника драматического театра выступили с открытым обращением против фальсификации выборов и насилия силовиков на улице.

20 сентября. В Гродно во время акции протеста задержали актера, режиссера-постановщика театра Сергея Куриленко и его жену, актрису Валентину Харитонову. Их коллеги в знак солидарности прекратили показ спектакля. После этого уволили первую артистку – Елизавету Милинцевич.

22 сентября. «Навести порядок» в театре приехал председатель Гродненского облисполкома Владимир Караник. За закрытыми дверями состоялся разговор о ситуации в стране. Но диалога не получилось. Актеры отказались играть комедии, пока на улице бьют людей.

25 сентября. Драматический театр закрыли до 3 октября якобы из-за коронавируса. Несколько спектаклей были отменены, хотя все билеты на них были раскуплены. Уволен ведущий мастер сцены Игорь Уланов.

26 сентября. Во дворике на улице Кирова, 3 состоялась творческая встреча актеров драмтеатра с гродненцами. Показали отрывки из отмененного спектакля «451 градус по Фаренгейту». Участников мероприятия «охраняли» автозак и несколько милицейских бусиков с силовиками.

Зрители на спектакле «451 градус по Фаренгейту» в Гродненском дворике, Кирова, 3. Фото: Саша Правдина/«Белсат»

27 октября. Главный режиссер театра Геннадий Мушперт и режиссер-постановщик Сергей Куриленко объявили о забастовке. «За отказ от исполнения служебных обязанностей» позже они были уволены.

28 октября. 11 актеров театра записали видеообращение, в котором присоединились к забастовке.

29 октября. Уволили актрис Валентину Харитонову и Наталью Леонову.

30 октября. Уволили еще шесть актеров-бастующих: Василия Минича, Марию Мелешко, Анастасию Мучко, Марию Бутримович, Александра Демьянова, Нателлу Белугину. К забастовке присоединились еще два сотрудника театра: артистка оркестра Полина Левина и актер Алексей Стонога.

4 ноября. Алексей Стонога и Полина Левина были уволены, как и все, кто присоединялся к забастовке.

«Мы не рабы»

«А ты почему светишься? Свободным стал?» – шутят коллеги над актером Василием Миничем.

Мы стоим полукругом с актерами недалеко от театра и беседуем. Только что стало известно об увольнении шести артистов. Уволенный Василий Минич стоит, улыбается.

Актриса Наталья Леонова. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

«Мы побудем немного бездомными, но обязательно вернемся. Мы не прощаемся навсегда. Это решение – уйти из уже родного дома – далось нелегко. Но есть ситуации, когда ты не можешь поступить иначе. Мы солидарны с белорусами и считаем важным присоединиться к забастовке, хотя не производим чего-то материального, как предприятия. Мы – не рабы, хотя нас сейчас и хотят загнать во времена феодального строя. Из-под палки и кнута работать нельзя», – эмоционально говорит Василий Минич.

Свою поддержку актерам выразили рабочие »Азота«, записав видеообращение.

«Ребята, азотовцы, даже если мы сумели организовать забастовку, вам тем более по силам пройти этот путь. Мы вас очень поддерживаем», – обратился к рабочим Василий Минич.

Тем, кто остался, возможно, сложнее

После того, как актеры театра начали громко выражать свою позицию, против них началась волна травли в интернете, в частности – в анонимных телеграм-каналах. Однако, по словам актеров, рассорить их не удалось, а тактика «разделяй и властвуй» не сработала, наоборот – они еще больше объединились.

«Мы не считаем предателями тех, кто остался в театре. Мы знаем, что им сейчас, возможно, даже сложнее, чем тем, кто ушел на забастовку. И они в свою очередь тоже нас ни в чем не обвиняют. Мы все разговариваем и поддерживаем друг друга», – рассуждает Алексей Стонога.

Постановка «451 градус по Фаренгейту» в Гродненском дворике, Кирова, 3. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

Он видит и безусловные плюсы в том, что сейчас происходит вокруг театра.

«Нас сейчас стало еще больше: с нами солидарны коллеги из театра кукол, филармонии. Да что говорить, мы сейчас вместе со всеми свободными белорусами! И мы хотим продолжать работать, чтобы нести положительные эмоции белорусам и поддерживать их», – говорит Алексей.

Он работал в театре с 2004 года. Вместе с женой Полиной, скрипачкой, которая тоже работает в театре, они написали заявление о присоединении к забастовке.

«Сейчас такая ситуация, которая показывает, кто есть кто. Нам стало очень легко, потому что мы чувствуем, что все делаем правильно. Будто руки развязали», – говорит Алексей.

Он говорит, что актеры пытались достучаться до руководства, объяснить, что нельзя ситуации, в сложившейся сейчас в стране, играть комедии, «дурацкие смешинки».

«Мы хотели сделать драматический концерт, поделиться эмоциями с аудиторией, однако руководство решило подвергнуть концерт цензуре: все тексты, все номера должны были стать «максимально нейтральными». Но что это за искусство, если мне диктуют, что я должен петь?» – возмущается Алексей.

Он убежден, что сейчас любая песня, даже самая на первый взгляд нейтральная, может восприниматься как политическая. А свободные люди все равно будут собираться и делать совместные творческие проекты, никто из уволенных актеров не пропал.

С ним соглашается его жена Полина Левина: «Театр – это одна семья, где все поддерживают друг друга. Сейчас в каждом из нас открываются новые стороны, интересные творческие грани. И это здорово».

Алексей Стонога и Полина Левина. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

По ее словам, в театре еще остаются работать профессионалы, которые хотят сохранить театр изнутри. Но сама она не смогла смириться с нынешней цензурой.

«Песни, которые мы исполняли до этого, сейчас исполнять нельзя. Но мы – творческие люди. Мы соблюдаем трудовое законодательство, но в творчестве не пойдешь вразрез со своей душой. Как душу и творчество разложить на бумажки по законам бюрократии? Мы не нашли другого выхода, как объявить о своей забастовке», – говорит Полина.

Актеры театра за последние месяцы сделали несколько интересных успешных мероприятий на площадке гродненского «Центра городской жизни» и не собираются на этом останавливаться.

«Мы хотим разговаривать с людьми на языке актуальных событий, которые сейчас происходят. Нам хочется делать серьезные постановки, которые будут поддерживать дух белорусов, говорить о том, что добро победит, что свобода, красота, совесть – очень важные в нашей жизни вещи.

Во всех постановках, которые мы показывали в «Центре городской жизни», как раз об этом и говорится», – вдохновенно говорит уволенная актриса Наталья Леонова.

Лявонава.

С приходом Лукашенко в театр вернулась цензура

Заслуженный артист Беларуси, актер и режиссер Сергей Куриленко посвятил драматическому театру 40 лет своей жизни и является одной из наиболее узнаваемых фигур в гродненском театральном сообществе.

Сергей Куриленко и Валентина Харитонова. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

«В театре все закипело сразу после выборов. Я подписывал открытые письма вместе с другими, не всегда был инициатором, но поддерживал подобные инициативы. Мне кажется, власть только и ждет, чтобы мы просто замолчали. Поэтому сейчас очень важно громко высказываться по любому поводу, чтобы власти понимали, что под плинтус загнать уже никого не получится», – рассуждает Сергей Куриленко.

Режиссер уверен, что вначале еще был возможным диалог между актерами и руководством театра, но директор Игорь Гедич пошел на конфронтацию: начал увольнять людей и искать «крайних».

«Нынешний директорполковник в отставке и к искусству не имеет никакого отношения. В самом начале Игорь Гедич, когда возглавил театр, сказал: »У меня дедовщины не будет». То есть военные порядки, которые ему определенно более понятны, он перенес в театр. Все свелось к тому, что всем нужно ходить строем. С ролью чиновника, представляющего интересы государства, он справляется. Но должность «директор театра» – это все же другая работа», – говорит Сергей Куриленко.

«Белорусы важное дело не сделали – не похоронили советский режим»

Он работал в театре еще в советские времена и хорошо чувствует, насколько советской осталась нынешняя власть.

Сергей Куриленко. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

«Я помню, как во время перестройки был счастлив – у нас исчезли цензоры в лицах представителей Управления культуры. Раньше они приходили на все спектакли и говорили, что можно, а что нельзя. То, что тебя постоянно разбирали на «партийные косточки», было ужасным. Когда они исчезли, театр прекрасно существовал и развивался без них. Это была совсем другая работа. Но в первые годы прихода к власти Лукашенко цензоры снова вернулись и снова начали нам рассказывать, как надо делать, что правильно, а что нет», – рассказывает режиссер.

По его словам, сегодня власть пытается задушить все, что не подконтрольно. Но театр продолжает работать – в другой форме, на другой площадке.

«Театр – это не здание, а прежде всего люди. Это может быть даже два артиста с ковриком на площади», – говорит Куриленко.

Вечером 29 октября гродненские актеры устроили «Ночь поэтов»: почтили память убитых во время сталинских репрессий и показали, как могли бы выглядеть суды-тройки над белорусскими поэтами в 1937 году. Роль одного из чекистов исполнял Сергей Куриленко.

«Мне очень понравилась идея, она была очень к месту и ярко показала, что мы сегодня вернулись в 1937 год. Об этом нужно говорить. Мы не осудили коммунизм и его производные, поэтому оказались там же, где были», – отмечает Сергей Куриленко.

«Ночь расстрелянных поэтов». Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

В спектакле, который недавно отменили в драмтеатре, главный герой, Жером, якобы умирает, но на самом деле впадает в летаргический сон. И там есть фраза: «Мы же главного не сделали – мы его не похоронили, вот он и ходит, как лунатик, людей пугает».

«Вот и мы, белорусы, важное дело не сделали – не похоронили тот советский режим. И то, что происходит сейчас в стране, должно было произойти. В Германии осудили фашизм, нашли и осудили военных преступников, у нас же НКВД-шники получали хорошие пенсии и прекрасно себе жили, зная, что из-за них у кого-то нет отца, у кого-то – брата. Если человек, личность становится ничем, в стране можно делать все, что угодно», – отметил Сергей Куриленко.

«То, что сейчас происходит в стране, я рассматриваю как чудо»

С уволенным главным режиссером драматического театра Геннадием Мушпертом мы встретились у рабочего входа, куда он войти не может. По крайней мере, сейчас.

Грустным уставшим взглядом он время от времени поглядывает на здание, где проработал 26 лет.

Геннадий Мушперт. Фото: Саша Правдина/ «Белсат»

«В нашей стране поднялось великолепное, захватывающее народное движение, которого в Беларуси никогда не было, и не присоединиться к нему я не мог, потому что считаю себя частью этого народа. Волну солидарности, все то, что сейчас происходит в нашей стране, я рассматриваю как чудо. Гражданин Лукашенко настолько бездарно на это реагирует, что я убежден – ему недолго осталось», – говорит режиссер.

Театр, по его словам, должен быть территорией свободы. Пока не нужно было выбирать гражданскую позицию, нынешнее руководство театра было нейтральным, не было особой цензуры, актеры время от времени ставили острые спектакли. Но когда дошло до простых вопросов, были выборы честными или нет, режим – абсолютное зло или нет, выяснилось, что актеры и руководство театра стоят на противоположных позициях.

«Сейчас, когда в стране оккупационный режим, государственные театры вообще не должны работать. Должен быть всенародный бойкот всех мероприятий, которые происходят в государственных учреждениях», – отмечает Геннадий Мушперт.

Он убежден: белорусы в итоге победят, и он вместе с коллегами будет строить новый государственный театр в новой Беларуси, но на других – демократических основаниях.

«Белсат» предложил директору драмтеатра Игорю Гедичу прокомментировать происходящее в театре, рассказать о планах, чего ждать зрителю, но он разговаривать отказался.

Саша Правдина/ИР, Belsat.eu

Новости