Кто кому враг? Москва и Киев против кавказцев


Агрессия России и война на востоке Украины привлекла в эту страну множество выходцев с Северного Кавказа. В основном, чеченцев, которые организовали добровольческие отряды, но также ингушей и жителей Дагестана.

Вайнахи – общее название, которое описывает близких этнически чеченцев и ингушей. Чаще всего вайнахами называют представителей обоих народов, подчеркивая родство культурное и языковое.

Часть из них – люди, которые хотели видеть Украину, а потом и свои национальные республики, свободными от России и готовы были проливать за это кровь. Официальной информации об их количестве нет, но по оценкам свидетелей на местах – таких около тысячи. Другая группа – вайнахи, оказавшиеся в Украине в поисках убежища от российских властей, в том числе силовых структур Чечни. Их, по неофициальным данным, несколько десятков.

И те и другие сейчас в непростом положении. По запросам России их арестовывают, начинают процесс экстрадиции. И даже доказав, что не совершали преступлений, что принесли Украине пользу, что на родине их ждут преследования, пытки или даже смерть, они все равно не могут быть уверены, что их не выдадут через какое-то время.

Невыполненные обещания Порошенко

В отношении к кавказцам чиновники воюющих стран на удивление солидарны. Пять лет назад, выступая в Верховной Раде, предыдущий украинский президент Петр Порошенко сорвал аплодисменты, пообещав гражданство каждому иностранцу, кто с оружием в руках встал на защиту Украины.

Однако массе добровольцев из других стран не только не вручили паспорта, но и выслали из страны. Это коснулось в первую очередь грузин, из-за конфликта экс-президента с Михаилом Саакашвили. С проблемами столкнулись и чеченцы, которых Россия запросила через Интерпол и даже напрямую.

Командир чеченских добровольцев Адам Осмаев встретил события Майдана 2014 года в тюрьме, где находился по запросу России. Его выдачи требовали из-за обвинений в покушении на Владимира Путина. Его супруга Амина Окуева жила тогда в палатке на Майдане и в 20-градусный мороз оказывала помощь раненым.

Амина Окуева. Фото – facebook.com

После победы Майдана Адама удалось освободить. Они с Аминой вели настоящую и информационную войну. А 30 декабря 2017 года Амину убили под Киевом. В окрестностях деревни Глеваха неизвестные преступники открыли огонь по машине, в которое ехала пара. В Амину попало 14 пуль, одна из которых – в голову.

У Адама до сих пор нет гражданства, только вид на жительство.

Российские диверсанты обстреляли машину с чеченскими добровольцами под Киевом

В похожей ситуации находятся многие его боевые товарищи-чеченцы.

«Я пока еще жду решения вопроса по гражданству. Одному парню дали гражданство, остальные ждут. Вид на жительство я получил еще несколько лет назад, и ребята другие тоже получают, но сами – как правило, вступив в брак с украинками», – говорит Адам в интервью Belsat.eu.

Надежда на Владимира Зеленского

В сентябре 2018 года ингуша Тимура Тумгоева, участника АТО (антитеррористическая операция на востоке Украины – Прим. Belsat.eu) экстрадировали в Россию, где приговорили к 18 годам колонии строгого режима за участие в группировках сирийских боевиков.

Для его украинских сослуживцев, однополчан родом с Кавказа и просто чеченцев, живущих в Украине, это выглядело предательством. В защиту Тумгоева выступили правозащитники Харьковской правозащитной группы и Украинского Хельсинкского союза по правам человека.

«Руководство генеральной прокуратуры Украины проигнорировало прямое указание Комитета по правам человека ООН государству не выдавать Тумгоева в Россию до завершения рассмотрения его дела комитетом. Оно сознательно нарушило нормы национального и международного законодательства, предписания высокого международного органа в области прав человека», – говорилось в совместном заявлении правозащитников.

Капеллан Игорь Скрицкий. Кадр из фильма журналиста Дмитрия Флорина, предоставлено автором

Войсковой священник, протестантский капеллан Игорь Скрицкий, рассказывает о кавказцах как о хороших боевых товарищах: корректные, смелые, настоящие военные.

«Чеченцев и грузин, воюющих в АТО, интересовал официальный статус. Вид на жительство или гражданство. На фронте они имеют какой-то статус. Сейчас чеченский батальон имени Шейха Мансура вошел в состав УДА (Украинской добровольческой армии – Прим. Belsat.eu). Грузинам сложнее, их теперь берут на фронт только при наличии уже готового статуса. Их неприятности начались, когда власти Украины начали опасаться, что грузинский батальон поддержит Саакашвили против Порошенко. В итоге сейчас у грузинских военных денег нет и гражданства нет. На них наезжают, и штраф могут слупить за то, что документы просрочены. Они потеряли людей убитыми и ранеными, проливали кровь. Они даже воевать не могут. Как чеченцы, так и грузины, возлагали большие надежды на нового президента Зеленского и его команду, но, похоже, эти ребята обслуживают интересы Москвы».

Россиянам станет проще получить украинский паспорт

Выбить информацию из «наемника»

Есть еще одна возможность легализоваться в Украине – стать беженцем.

Миграционная служба Украины разъясняет, что по международным нормам и правилам ООН комбатанты не имеют права рассматриваться как соискатели убежища. Однако, если проведена оценка, что человек сложил оружие, отказался от участия и даже от намерения участвовать в боевых действиях, то он может рассматриваться как соискатель убежища.

Эксперты из украинского Дома свободной России Алексей Скорбач и Владимир Жбанков обращают внимание на то, что «лицо, обратившиеся к Украине за защитой от действий страны-агрессора и его союзников, ввиду того, что принимал участие в защите страны от этого агрессора должно рассчитывать на особый подход»:

«При возвращении в страну происхождения этим лицам угрожает серьезная опасность жизни и здоровья. В России им грозит преследование по статье «наемничество» и лишение свободы».

Иностранцы-добровольцы в Киеве провели митинг в защиту своих прав

Кроме того собеседники «Белсата» напоминают о письме-ответе Генерального штаба Украины от 18.08.2017, где «обращается особое внимание на то, что лица из числа иностранцев, принимавших участие в Антитеррористической операции и оказывавших помощь вооруженным силам, могли быть ознакомлены со служебной и конфиденциальной информацией (без получения положенных допусков)».

«Это означает что государству необходимо особо защищать искателей убежища этой категории. Ведь невозможно убедиться в том, что именно конкретный искатель убежища, в случае его возвращения из-за нарушения миграционного законодательства Украины, не станет тем самым субъектом преследования как носитель информации, а его уголовное дело, возбужденное в качестве «наемника» – только методом «выбивания» такой информации».

Россия – общий враг, это нас объединяет

Но и даже нигде не воюя чеченцу сложно отбиться от преследования бывшей родины. Али Бакаева, молодого чеченца, обвинили в организации нападения на военную базу Росгвардии в Чечне. Долгое время Россия разыскивала его через Интерпол, однако адвокаты из чеченской благотворительной правозащитной ассоциации «Vayfond» (Швеция) сумели доказать несостоятельность аргументов российской стороны и международная полиция отклонила запрос.

«Смена власти в отношении чеченцев ничего не поменяла. Также по запросу Кремля задерживают и чеченцев, и кавказцев, даже если они воевали за Украину. Меня официально убрали из розыска Интерпола. Но суды все еще идут, статус мне не дали, и даже моей дочери не дают гражданства, а ей уже год, – рассказывает Али Бакаев «Белсату».

Али Бакаев. Фото предоставлено Али Бакаевым

Тем не менее он говорит, что любит Украину и хочет остаться там жить.

«Мы и раньше помогали друг другу. Когда Сталин морил украинцев голодом, чеченцы принимали их у себя. А когда Россия напала на нас, были украинцы, которые пришли на подмогу. И у нас, когда война началась, некоторые из них пришли на выручку. Россия – общий враг, это нас объединяет».

«Замороженные» дела

Руководитель ассоциации «Vayfond» Мансур Садулаев рассказывает, что после начала конфликта с Россией вайнахские беженцы начали перебираться в Украину из Турции и других стран, откуда их постоянно пытаются депортировать.

«Турция никогда не депортировала и не экстрадировала, но ее власти сильно давят на беженцев с тем, чтобы они сами уехали. Их периодически помещают в тюрьмы, штрафуют, одним словом, усложняют жизнь. Во избежание репрессий они переехали в Украину. Но впоследствии многие разочаровались».

Экстрадиция Тумговева – пока единственный случай, говорит Садулаев, но другие подобные дела пока не закрыты. Они «заморожены», их развитие непредсказуемо, в любой момент могут продолжиться переговоры с Россией об условиях их выдачи.

«Когда Бакаев попросил убежища в Украине, ему отказали не потому, что считают опасным. В ответе указали, что Али якобы может спокойно проживать на территории России, и никакая опасность ему не угрожает».

Читайте по теме:

Это при том, что его преследовали по религиозному признаку, насильно брили бороду в Чечне, угрожали ему и семье, а его товарищей, обвинив в нападении на Росгвардию, расстреляли на месте, выдав за нападавших.

Право беженца

Еще одно громкое дело в работе «Vayfond» – дело чеченца Амхада Илаева. В Чечне его обвинили в убийстве русской семьи в 2009 году. В это время он находился в Украине, утверждает защита мужчины.

«Его троих братьев в Чечне запытали до смерти. Тройное убийство задокументировано правозащитниками. Вместе с младшим он сбежал из России. Их искали, чтобы убить. Россия запросила Илаева из Украины напрямую, даже не через Интерпол, как мы полагали изначально. У нас есть информация, что взамен Россия пообещала выдать Украине какого-то преступника, которого ищет эта страна. Это неофициальный обмен, вслух о нем не говорят, это данные наших источников. Украина начала экстрадиционный процесс. У него семья, дети – граждане Украины», – рассказывает Мансур Садулаев.

Читайте по теме:

По словам правозащитника, пограничная служба Украины могла бы подтвердить, что в 2009-м Илаев никуда не выезжал. Однако этого не происходит. Есть свидетели, которые подтверждают, что он не мог быть в момент убийства в России.

«Илаев сейчас в СИЗО, его дальнейшая судьба неизвестна, мы за него очень опасаемся. Миграционные власти отказали ему в убежище. Хотя следствию в Украине отлично известно, что дело против него сфабриковано. Убийства от пыток братьев не стало причиной для миграционной службы Украины дать убежище. Дважды ему отказали. Хотя это нарушает и права беженца, и право семьи на воссоединение. Родной брат Илаева получил статус беженца в одной из стран ЕС. У них одинаковая причина просить беженства. Согласно международному праву, если один член семьи получил статус беженца, то второй по той же причине должен получить убежище. Это еще один аргумент в пользу Илаева, который игнорируется».

По данным «Vayfond», никто из чеченцев или ингушей еще не получил убежище в Украине. Специально для миграционной службы Украины Управление Верховного комиссара ООН дало разъяснения о неотъемлемости естественного права на убежище. Однако пока Мансур Садулаев не советует выходцам с Северного Кавказа ехать в Украину.

Читайте другие тексты автора:

КПП на Кавказе: точка напряжения или заслон от террористов?

Лидия Михальченко для Belsat.eu

Смотрите также
Комментарии