Морская блокада, минус USD 200 млн в год и дефолт Украины



После столкновения в Черном море Украина потеряла не только три корабля. 23 моряка остаются в плену. Россия фактически блокирует украинские порты в Бердянске и Мариуполе. При этом события минувшего воскресенья стали кульминацией напряженности вокруг Азовского моря.

После аннексии Крыма Мариуполь стал вторым по значимости (после Одессы) портом Украины. Здесь перерабатывалось более 17 миллионов тонн груза в год – побили даже советский рекорд. В последние месяцы и особенно сегодня мариупольские берега пустуют.

Работники Мариупольского порта рассказали о ситуации в беседе с нашим корреспондентом:

«Перекрывают Керченский пролив. Мы рабочие порта, мы хотим работать, хотим зарабатывать, а как построили этот мост – у нас работы стало значительно меньше».

«Это не внутренняя проблема порта, как например недоработка коллектива. Это внешняя политика в отношении нашего государства».

В Украине заявляют, что попытки морской блокады были еще в апреле. Собственно тогда начались регулярные – в этом году более сотни – задержания торговых кораблей, которые шли в Бердянск или Мариуполь. Срывались поставки грузов настолько, что Украина перебросила туда сухопутным путем два бронированных катера, похожих на захваченные в воскресенье, – для сопровождения торговых кораблей. Проверки практически приостановились. Из России все выглядит совсем иначе.

«Да, проверки начались – это правда. Но напомню, что вся история в Азовском море началась с задержания российского судна «Норд», приписанного к порту «Керчь», где был экипаж с российскими паспортами. Украинская сторона заявила, что это их граждане, которые незаконно получили российские паспорта, что само по себе абсурдно», – говорит председатель экспертно-консультативного совета при главе Крыма Сергей Михеев.

Тот рыбацкий корабль украинцы задержали в конце марта, сразу после чего Черноморский флот начал усиленно патрулировать Азовское море. Если блокада продолжится, Украина будет терять около 200 миллионов долларов в год – это прямые убытки от препятствий в торговле.

«Порт обычно в городах, вроде Бердянска и Мариуполя, играет огромную роль – как работодатель. И если порт перестанет выполнять свою функцию, люди потеряют работу. По цепочке, если грузы не будут передвигаться, то смежные компании, которые работают возле порта, также потеряют работу», – поясняет директор программы «Инфраструктура будущего» Владимир Шульмейстер.

Уже сейчас очереди в регионе Керченского пролива увеличились в два с половиной раза. А люди в Мариуполе, мягко говоря, обеспокоены.

В Кремле же проблемы не видят. Мол, разве что погода над проливом плохая.

«Нам известно, что Керченский мост работает в обычном режиме. Вы знаете, что иногда из-за погоды порт Керчи может принимать решения о регулировании навигации», – сказал пресс-секретарь президента России Сергей Песков.

Как подтвердили уже несколько специалистов в морском праве, атака на украинские корабли в международных водах – а именно там, а не в береговой зоне Крыма произошло столкновение – нарушает это самое право и является обычной агрессией.

В Москве объясняют, что, мол, украинские корабли не захотели принять на борт лоцмана-навигатора и не отправили запрос о разрешении на проход через пролив, а пограничники просто двинулись вслед.

«Ну, в общем да, потом они развернулись, но уже после того, как их неоднократно просили приостановить движение. Где точно они были в момент этого скопления, я точно не знаю», – отмечает Сергей Михеев.

Спор о том, просили ли украинцы российских пограничников о проходе или нет, может длиться бесконечно. Какой выход у Украины? Наш украинский специалист не видит плюсов от военного положения. Мол, одни риски и никаких преимуществ. Даже очередной транш от МВФ в размере двух миллиардов долларов – под большим вопросом.

«Эти риски могут привести прямиком к дефолту Украины. Опыт последних займов показал, что занимать как страна мы не можем. Ставки у нас уже преддефолтные. И это говорит о том, что мир готов к дефолту Украины, и я лично понял бы, если бы это произошло», – говорит Владимир Шульмейстер.

Давить на Кремль военным образом? Украинский флот не имеет даже теоретических шансов по сравнению с российским Черноморским флотом. У Киева сегодня только один корабль, который может угрожать российским: флагманский фрегат «Гетман Сагайдачный».

В России – уверены, что военное положение – исключительно внутренний шаг. Мол, приближаются выборы, а значит, нужно поднимать рейтинг Порошенко. Вопросов к украинскому лидеру хватает и на Родине.

«Что за эти 30 дней произойдет такого, чего нельзя сделать в мирное время? Почему военное положение вводится сейчас, а не вводилось в 2014 году, или 2015-м? Но это в принципе укладывается в логику того, что происходит в украинской политике: отсутствие стратегического видения», – полагает Шульмейстер.

Справедливости ради, рекордно низкий в последнее время рейтинг Владимира Путина тоже может улучшиться после очередной победоносной операции. Выровнять весы могла бы только сильная международная реакция и поддержка Киева. Но проходит вот уже неделя после инцидента, и известно только, что новые санкции Кремлю пока не грозят.

Сюжет показали в программе «ПроСвет» с Алиной Ковшик:

Читайте также:

Вот российская акция! Где западная реакция?

АХ, Фото: Sergei Malgavko / TASS / FORUM

Смотрите также

Новости