Молдова: в ЕС через Бухарест или «Бессарабия – это Румыния»


Молдавские романтики мечтают о Великой Молдове, как и белорусы, которые мечтают о Великом Княжестве, — заявил в интервью «Белсату» адвокат Валерий Ожог, координатор международных проектов фирмы EWL S.A. в Варшаве. Речь также пойдет о том, возможен ли самостоятельный путь Молдовы в Евросоюз или только посредством присоединения к Румынии. Какие проблемы подталкивают молдаван уезжать из страны, и каких перемен стоит ожидать в стране после проведения выборов.

Самое расхожее мнение, что Молдова – одна из самых бедных стран в Европе. В чем проблема? Как так случилось?

Распад Советского Союза, экономика которого не готова была ориентироваться на Запад, а ориентировалась на Россию, коррупция, недостаточная эффективность государственных органов, эмиграция молодежи, интеллигентных людей из страны – все это в совокупности и привело к тому, что Молдова является самой бедной страной в Европе.

Верят ли люди в Молдове, и лично вы, что выборы могут что-либо изменить к лучшему в жизни обычных людей?

По моему субъективному мнению, в Молдове на сегодняшний день есть огромное разочарование в политическом классе.

Молдоване просто потеряли надежду, что кто-то может что-либо изменить, и это чувствуется. Каждый второй – каждый третий хочет уехать.

Апатия и желание уехать. Вы об этом хорошо знаете, потому что как раз в фирме занимаетесь тем, что набираете работников в Евросоюз.

Я один из тех людей, которые приняли это решение три года назад.

Что повлияло на ваше решение о том, чтобы уехать из Молдовы в Польшу?

Стабильная бесперспективность. В Польше чувствуется, что страна растет, что у нее есть будущее, люди верят в будущее страны.

В Молдове нет уверенности в завтрашнем дне, нет уверенности в том, что может произойти завтра.

Эта нестабильность и влияет на такие решения.

Вы немного вспомнили о распаде Советского Союза. Предлагаю немного дальше углубится в историю. Мне кажется, что в истории Молдовы, и нам, белорусам, это очень хорошо понятно, также лежат корни современных проблем – то, что Молдова исторически была в два раза больше. У нее был доступ к морю, можно было торговать по морю. В период между Первой и Второй мировыми войнами современная территория Молдовы принадлежала Румынии, затем Советский Союз инвертировал ее. В результате после распада получилась Молдова, которая в принципе, как мне кажется, похожа на Армению. Также была большая историческая Армения, а теперь маленькая Армения, у Молдовы похожая история. Как вы считаете, правильно ли ожидать, что где-то в глубине истории корень современных проблем, и что, возможно, соседи виноваты в том, что молдаване в такой тяжелой ситуации, а не сами молдаване?

Я так не считаю. Вы правы в том, что исходя из того, что у Молдовы была своя специфическая история, и она потеряла свою государственность более двухсот лет назад, повлияло на то, что в Молдове не сформировалось культуры государственности. Нет этой истории культуры в политическом классе. Это должно прийти через несколько десятков лет. Мне кажется, с такими же проблемами встречаются и другие страны, которые появились после 1990-ых.

У Беларуси похожая проблема, даже еще хуже. Некоторые считают, что Беларуси только сто лет. А то, что было в Средневековье – называлось по-другому, и было другое государство. А другие считают, что Великое Княжество – наше. Кстати, любопытно, что и средневековая Молдова, и Великое Княжество Литовское довольно близко сотрудничали, вместе были рыцари на Грюнвальдском поле и не только.

Путь в Евросоюз лежит через Бухарест. Что это значит? Присоединиться к Румынии, чтобы выйти в Евросоюз? Молдова сама не может туда войти как отдельное государство?

Для каждого это значит что-то свое. Например, для некоторых это вообще ничего не значит, которые не видят пути для Молдовы в Евросоюз. Но есть и люди, которые верят в то, что Молдова должна идти к присоединению в Евросоюз, должна развивать эти формы, и считают, что единственным лучшим союзником, который находится в Евросоюзе есть Румыния, которая бы продвигала интересы Молдовы, потому что она в этом заинтересована. И другая категория людей, которые думают о присоединении к Румынии.

Они считают, что сама по себе Молдова неизвестно когда станет членом Евросоюза. Поэтому самый простой путь – через присоединение, но таких людей меньше.

Когда я был в Румынии, видел, что в той ее части, которая исторически была Молдовой, десятки надписей «Бессарабия – это Румыния». По сути Бессарабия – это часть Молдовы. Значит ли это, что они хотят присоединить Молдову? Как к этому относятся в самой Молдове?

Официальная Румыния никогда не говорит о присоединении.

Националисты так считают?

Я бы не хотел называть этих людей таким словом, потому что у нас бывший советский националист – имя нарицательное. Это романтики, которые, как и белорусы, мечтают о Великом Княжестве Литовском. Точно так существуют люди, которые мечтают о Великой Румынии и Молдове. Великая Румыния – это не только Молдова, это еще и часть Украины.

У вас любопытная история, вы наполовину молдаванин, наполовину поляк. На что надеются поляки, которые живут в Молдове? Исторически там живет довольно много поляков. Чего они хотят? Чтобы Молдова вступила в Евросоюз, или оставила бы статус-кво, а может, чтобы сближалась с Россией?

Все зависит от поколения. Старшее поколение, которое родилось в Советском Союзе, оно, конечно, больше тянется к своей молодости, к Советскому Союзу. Молодое поколение – больше к Евросоюзу.

Что происходит в Молдове в канун парламентских выборов смотрите в специальном выпуске программы «Просвет»:

Смотрите также
Комментарии