Мацкевич министру Шуневичу: Мне страшно за такой суд. Если вам нет, то завидую


Философ и ведущий «Белсата» Владимир Мацкевич написал открытое письмо главе МВД Игорю Шуневичу. Рассуждает о Родине и дает рекомендации по поводу изменений в милиции.

01_mackevichПриводим некоторые отрывки письма.

Давайте поговорим об инциденте

Я должен сделать признание. Да, я все это закрутил, причем сознательно. Не сочтите это за иронию. Конечно, я не считаю себя виновным в том, что существуют другие люди, издали похожие на меня, особенно в кепке и зимней одежде. Не виновен я и в том, что не был на том митинге. Нет, я просто дал делу ход.

Ведь я мог просто прийти в РУВД, показать билеты, паспорт со штампами, и дело не доводили бы до суда. Да и потом, уже на суде, я мог сразу же предъявить доказательства алиби, и трем сотрудникам Центрального РУВД не пришлось бы лгать, глядя мне прямо в глаза. Однако я этого не сделал, и не сделал вполне сознательно.

Считаю своим долгом объяснить вам такое свое поведение. Видите ли, я ведь до суда знал, что ваши подчиненные будут на суде лгать! Вам не кажется странным, что я это точно знал до суда? Вас не возмущает такая предвзятость с моей стороны и полная уверенность в том, что я могу предсказать действия милиционеров? Меня бы на вашем месте это возмутило. Думаю, что и свидетели, выступавшие на суде, возмущены моим поступком и питают ко мне совсем недобрые чувства.

Вы признали ошибку. Вы сказали, что милиционеры обознались. Но ведь вы слукавили! Они не обознались, они солгали! Давайте будем называть вещи своими именами. Солгали на суде, будучи предупрежденными об ответственности за дачу ложных показаний. Извините меня за мою не очень компетентную терминологию. Пусть не ложных показаний, поскольку суд административный, но ложных объяснений. А ложь и ошибка — это, согласитесь, две большие разницы!

Понимаю, что это только начало разговора об инциденте со мной, его следовало бы продолжить.

Давайте теперь поговорим о суде

Знаете, что еще страшнее? Да, имея опыт и знание, я знал, что свидетели будут лгать на суде. Это очень плохо: и лгать плохо, и то, что я ничего, кроме лжи от них не жду, — совсем плохо. Но совсем страшно, что судья В. Шабуня тоже нисколько не сомневалась, в том, что они лгут.

Судья!!! Игорь Анатолиевич! Судья знает, что свидетели лгут, и ведет судебное заседание, как ни в чем не бывало! Вам не страшно?! Если нет, то у вас железные нервы! Завидую. А мне страшно!

После суда по моему делу, та же судья и с теми же свидетелями ведет другое заседание. Вы понимаете, что происходит? Судья ведет судебное заседание, зная, что свидетели лгут, и даже после того, как их ложь установлена, она допускает этих лжецов в качестве свидетелей и принимает их показания! Ну, или объяснения! Понимаете, установленных лжесвидетелей допускают свидетельствовать в суде?!

Можно ли назвать это судом?

У меня нет обычного обывательского страха за себя в этой ситуации. Когда мне позвонил секретарь суда и вызвал на суд, я не боялся, ведь я же знал, что я невиновен, что я не совершал ничего противозаконного. И у меня 100-процентное алиби. Чего мне бояться? Меня это только слегка раздосадовало — отвлекают на пустую суету. Но, к сожалению, у меня богатая фантазия, и я задумался.

Ведь у меня железное алиби только на 15 февраля, но на остальные дни нет, а митингов в феврале было несколько. Я не был ни на одном, но ведь это ничего не значит. На этих митингах могли быть бородатые люди в кепке и в очках, а этих «особых примет» для наших зорких пинкертонов более чем достаточно, чтобы со 100-процентной уверенностью опознать меня.

Да что там митинги! С такими приметами могут быть и убийцы. И реальные воры, и наркоторговцы, и сутенеры, и злостные неплательщики алиментов, и даже люди, переходящие дорогу на красный свет (в нашем Минске это немыслимое преступление, но мало ли). Что мне смогут инкриминировать в следующий раз?

Нет, конечно, я очень рад, что меня не признали виновным на этот раз! Рад и тому, что потом суд принял мои замечания к протоколу и внес соответствующие исправления. Что-то, какие-то детали настоящего суда все еще сохраняются. Но этого очень мало, чтобы быть фундаментом законности и справедливости. Страна не может считаться цивилизованной с таким судом. С таким судом страна в опасности.

Давайте поговорим о стране, о Родине

Вот, глядите: трое милиционеров дали ложные показания, попросту оболгали меня. Составили протоколы, пришли на суд, врали мне в глаза. Ведь не думаете же вы, что они очень плохие люди! Законченные лжецы. Вот я так не думаю. У них не могло быть ко мне личной неприязни, чтобы строить козни. А находясь на самом низу милицейской иерархии, они не могли задумать и осуществить весь этот процесс по собственной инициативе — они просто делали свою работу, выполняли поставленную задачу.

А ведь сама поставленная им задача преступна! Их принудили солгать. Значит, надо наказать весь РУВД. Кто может наказать начальника РУВД? Городское начальство. Таким образом, мы имеем в городе Минске, в столице Республики Беларусь, целый район, где милиция практикует ложь, где начальство отдает подчиненным преступные приказы. Значит, это уже проблема всего Минска.

Как мы с вами к этому должны относиться? Не знаю, как вы, а мне хочется закричать при виде такого беспредела и преступного сговора: «Куда смотрит милиция!» Собственно, я и кричу это вам. Вы ведь главный милиционер в стране, а в вашем ведомстве такое творится!

Давайте поговорим о вас, о министре и человеке

Вы не можете изменить систему, которая не вами построена и не вами управляется. Вы — министр, но не хозяин МВД.

Что если я скажу, что хозяином МВД является народ Беларуси? Вы не станете смеяться в этом месте? Я же понимаю! Вы человек реальный и конкретный и всякие ритуальные слова из Конституции или из романтических теорий не должны на вас производить впечатления.

Но не можете же вы уследить за каждым из тысяч своих подчиненных? Ох, и трудная же у вас работа! Как вы с этим справляетесь? Я имею свое мнение на этот счет. Правда, не уверен, что это мнение вам интересно и важно. Во всяком случае, до сих пор вы не спрашивали моего мнения — вам это и в голову не приходило. И это понятно, до случившегося со мной инцидента вы и не знали о моем существовании. Однако «я» — в данном случае, это просто фигура речи. Под «я» я имею в виду не столько себя лично, а позицию гражданина, простого рядового гражданина Республики Беларусь, одну десятимиллионную часть народа Беларуси — того народа, которому должна служить наша милиция. (Хотел написать штамп «доблестная милиция», но что-то мне подсказывает, что такой штамп будет чрезмерным сарказмом в контексте всего сказанного в нашем разговоре.)

Давайте поговорим о том, что вы можете

Я не даю советов, не люблю и считаю это глупым занятием, особенно если меня об этом не просят. А вы не просили. Поэтому не рассматривайте ниже сказанное как советы вам от какого-то там рядового гражданина, пусть себе и философа. Это просто мои размышления вслух. Как бы, например, можно было бы сделать несколько маленьких, символических шагов. Итак, например.

— Например, было бы здорово обязать всех милиционеров нести службу по охране общественного порядка в форме.

Зачем это? Ну, во-первых, это красиво.

Во-вторых, это честно и правильно. Ведь для чего милиция на улицах?! Не для слежки и политического сыска, а именно для охраны общественного порядка. И сама милицейская форма дисциплинирует. Дисциплинирует и самих милиционеров — они будут блюсти честь мундира. Дисциплинирует потенциальных правонарушителей — кто же станет нарушать общественный порядок на виду у милиции! Дисциплинирует и простых граждан и прохожих.

Представляете себе! Прохожие, видя, что на площади собрались небезразличные граждане, поднимающие злободневные вопросы, без страха и сомнения будут присоединяться и участвовать в обсуждении этих вопросов, решать общественные проблемы вместе — как это принято в цивилизованном обществе! Это же здорово, когда общественные проблемы решаются всем миром! Почему прохожие смогут вовлечься в общественно полезную деятельность? Да потому, что они будут видеть, что активные граждане находятся под охраной милиции, что милиция с народом, что собравшимся не угрожают провокации со стороны хулиганов, террористов или рьяных политических оппонентов.

Это еще и вопрос безопасности. Согласитесь, что когда к тебе подлетают парни не самой привлекательной наружности, не предъявляя документов, не озвучивая никаких добрых намерений, начинают крутить руки, то первое и естественное желание — ответить насилием на насилие. Милиционер без формы может легко получить по голове, и по праву.

Да, это требование носить форму при охране общественного порядка не распространяется на оперативных работников. Всё должно быть целерациональным.

— Хорошо бы обучить всех сотрудников милиции вежливому обращению со всеми гражданами, включая правонарушителей. Про Декларацию прав человека и Конституцию не говорим, это само собой разумеется. Разработать беларусский аналог «правила Миранды». Обучить ему каждого милиционера и натренировать произносить его внятно и с выражением, а не так, как пономарь.

Зачем? Это долго объяснять, но поверьте, это очень поспособствует взаимному доверию между милицией и народом.

— Хорошо бы не строить обвинение в суде только на свидетельских показаниях милиционеров. С них вполне достаточно составления протоколов и подготовки дела для передачи в суд. Не стоит ставить милиционеров в ситуацию, в которой оказались наши с вами герои — Яковлев И.И., Шишко А.А. и Пресняк Д.В.

Зачем? Во-первых, это совсем некрасиво.

Во-вторых, это развращает и деморализует личный состав. А народ может только тогда доверять милиции, когда каждый милиционер блюдет свой моральный облик и с гордостью носит высокое звание защитника закона.

— Хорошо бы мне с вами обсудить все затронутые в этом разговоре проблемы публично — в какой-нибудь специальной передаче беларусского телевидения.

Зачем? Да затем, что все это напрямую касается всех и каждого.

НМ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии