«Люди хотят услышать какую-то правду». Профессионалы – о том, может ли театр оставаться прежним

Театры сегодня не гремят премьерами, но тем не менее не сходят с лент новостей. Все время работники театра проявляют солидарность, их увольняют, а они пытаются сохранить себя. Может ли белорусский театр оставаться прежним и каких изменений от него требует время? Такой вопрос мы задали профессионалам театрального искусства.

Дмитрий Богославский, драматург, режиссер Центра белорусской драматургии:

– Театр вообще не должен быть «таким же» или «вчерашним», ибо театр – это о сегодня. Для меня непонятна позиция коллег, которые безразлично относятся к тому, что сейчас происходит: так ломаются гуманистические принципы и законы театра. Как можно смотреть на насилие, а вечером на сцене играть что-то жизнеутверждающее? У меня самого здесь происходит страшная нестыковка, и я знаю, что театры тоже все это переносят очень болезненно. Все же те, кто занимается искусством, культурой, немного по-другому чувствуют мир.

Богославский. Фото Сергея Ждановича

Не прекращать работы – сложный шаг для коллективов. Важно, готова ли администрация к диалогу. Если готова, то и в театре происходит что-то соответствующее времени. РТБД сейчас проводит акцию поддержки избитому Илье Ясинскому, а тем временем Новый драматический театр подал в суд на своих актеров. Меня удивляет, когда руководство не разговаривает с труппой: как мы увидели по страшной ситуации с Купаловским, фраза «незаменимых нет» в театре не работает. В любом случае должен быть диалог, а не отписки или сборы, на которых артистов затыкают. Поэтому мне непонятно, почему новый директор Купаловского не вышел тогда к труппе. Как он представлял дальнейшую работу?

Андрей Новик, актер, бывший ведущий актер РТБД:

– Сейчас самый важный театр происходит на улице. Дворовые вечера – на мой взгляд, самые для него подходящие площадки, ведь здесь он может напрямую поддерживать людей и их устремления.

Андрей Новик. Фото: архив героя

Конечно, нам нужно что-то открытое, современное и актуальное, и как быстро и глобально театры будут в это углубляться, зависит от тех, кто в них работает, а также от зрителя и его ожиданий. Кто-то останется в том же режиме, кто-то до сих пор работает будто в 70-х, но театр вообще изменится, это стопроцентно, он не может остаться тем же.

Он сменится сам собой, когда уйдут цензура и указы, что делать и как, если можно будет говорить то, что ты действительно чувствуешь.

 

Алексей Лелявский, главный режиссер Белорусского государственного театра кукол:

– Я работаю в театре лет сорок, и как вначале понял, что тут надо говорить правду, быть честным и не прятаться в картошку, так своего мнения и не изменил. Мы так работали все эти годы, это не то, что скрывалось у нас где-то на заплечье: в театре почти не бывало развлекательных спектаклей, особенно что касается спектаклей для взрослой публики. Я не знаю, что мы можем изменить: мы можем разве что оставаться такими, какими были. Если взять вымышленные нами за последние годы жанровые определения: «комедия эпохи абсолютизма и репрессий», «история тучекукуйской демократии», «прощание с родиной», «ода несбывшимся революциям», что к ним еще можно добавить? То, что мы накопили, можем без стыда показывать и сегодня, и впредь.

Алексей Лелявский. Фото: архив героя

Но в тоже время нас втягивает и социально-политическая воронка, неизмеримый уровень насилия в окружении. Конечно, есть волнение и за артистов, и за себя, и за коллег из других театров, да и вообще за белорусов-медиков, студентов, музыкантов. Никак не закроешь глаза на героическое движение купаловцев либо происходящее в Новом драматическом театре, РТБД, драматическом театре в Гродно.

Поэтому надо бороться. Ясно, что у нас две страны: одна, которая работает, – это ОМОН и коммунальщики, а все остальные – «дармоеды».

Нам нужно делать свое дело так, чтобы не было стыдно. Надо не бояться и не стесняться подставлять зеркало под мурло властей. Если те, кто работает в театрах (то есть учреждениях культуры, потому что театры в стране давно юридически уничтожены), поймут, что в зрительном зале люди не только отдыхают, но и хотят услышать какую-то правду, изменения произойдут, причем к лучшему.

Александр Янушкевич, режиссер:

– То, что театр не остался в стороне, а наоборот, оказался на передовой событий, о многом говорит. Конечно, речь не о всем белорусском театре, но многие не смогли молчать. Театральное искусство больше не такое абстрактное, а все более современное и актуальное, оно поддерживает людей – это очень радостно.

Александр Янушкевич. Фото Евгения Ерчака

Мне кажется, последние месяцы стали для него крутым потрясением: после всего история о «театре вообще», как бы развлекательно-примирительном, уже не вернется. Прежним он не останется, изменения происходят очень стремительно. Станет другим и запрос зрителя, он даже изменится первым: раньше сложно было в том плане, что зритель, мол, знает, как должно быть, и если это не стыковалось, возникали вопросы, жалобы, негативные отзывы. Теперь мы должны быть солидарны со зрителем и ответственны перед ним.

Татьяна Орлова, театральный критик:

– Ни одна активная структура, особенно в культуре, после серьезных политических событий, конечно, не может оставаться прежней. Белорусский театр в этом году претерпел очень большие изменения. Они связаны не только с коронавирусом и долгими простоями, но и тем, что какая-то часть сотрудников уволилась либо была уволена. У нас фактически исчез целый театр – Купаловский, многие театры до сих пор не вышли из простоя, в очень сложном положении остаются театры в областях.

Татьяна Орлова. Фото: архив героини

Экономическая ситуация сильно ударила по театру: даже если и была какая-то дотация, зарплата на билетах сократилась. Но стали происходить еще и увольнения, а это значит, что спектакли нужно переделывать, что не так просто сделать и не всегда это делается к лучшему.

Репертуар пока остается бывшим, потому что из-за отсутствия средств и людей нет возможности делать что-то новое, но он, конечно, изменится. Я не согласна с общим мнением о том, что у нас сплошь комедии и нет ничего серьезного. Это не так, да и комедии, которые может перестроить и освободить от тяжестей, которые мы сейчас переживаем, иногда нужны.

Но у нас же существует цензура, и какие-то интересные произведения она попросту не пропустит.

Тем не менее репертуар изменится, просто не сегодня и не завтра, и что из этого получится, мы когда-то увидим.

Записала Ирена Котелович/АА, belsat.eu

Новости