«Люди готовы выходить целый год». Андрей Вардомацкий рассказал, что произойдет с протестом с наступлением холодов

«Партизанский марш» в Минске. 18 октября 2020 года. Фото: АВ / Vot Tak TV / belsat.eu

После подведения итогов опроса протестующих из разных городов Беларуси социолог Андрей Вардомацкий рассказал «Белсату» о пяти основных социально-психологических характеристиках белорусского протеста.

Доктор социологических наук, руководитель Белорусской аналитической мастерской Андрей Вардомацкий рассказал «Белсату» о результатах опроса участников акций протеста, проведенного с 22 сентября до 22 октября. Исследование проводилось методом удаленных фокус-групп, в которые вошли люди из разных городов Беларуси.

Фокус-группа – метод в социологии, заключающийся в организации исследования субъективных мнений респондентов посредством серии групповых дискуссий. Его цель – определить мотивацию и ощущения, то есть, узнать «не сколько», а «почему».

По словам ученого, у белорусского протеста сформировалось пять социально-психологических характеристик, среди которых — сдвиг болевого порога, трансформация страха в гнев, превращение участия в протестах в позитивную психологическую необходимость, ориентация на долговременный протест, отсутствие психологической необходимости присутствия лидера.

«Если раньше люди воспринимали сутки как что-то страшное, то теперь к ним относятся спокойно. Готовность к аресту, штрафу, потере работы или риску получить дубинкой вошла в сознание протестующих как приемлемая и переносимая данность. То, к чему люди не готовы, – это уголовные дела либо угроза остаться инвалидом. Для женщин отдельной границей является риск изнасилования», – говорит Вардомацкий.

Риск получить дубинкой вошел в сознание белорусских участников протеста как приемлемая данность. На снимке – силовики пробуют задержать участника воскресного марша против Александра Лукашенко. 25 октября 2020 года. Фото: ТАСС / Forum

Социолог утверждает, что теперь на улицы людей выводит гнев, в который трансформировался прежний страх.

«Эта трансформация привела к готовности протестовать долговременно. Это новый момент в настроении белорусов по сравнению с прошлым, когда неудача конкретного дня воспринималась как конец всему и приводила к апатии. Достаточно вспомнить драматические события 19 декабря 2010-го года и сравнить их с 2013-м годом в Киеве, когда на следующий день после избиения студентов улицы заполнились людьми. Сейчас Минск вышел на этот уровень и даже обогнал его», – утверждает социолог.

Согласно опросу, около 80 % участников акций готовы протестовать многие месяцы – вплоть до года.

По словам Вардомацкого, в Беларуси наблюдается кристаллизация ядра протестующих: эти люди интенсивно общаются между собой, они могут менять форму своего участия в акциях, но не откажутся от протеста как такового.

Руководитель Белорусской аналитической мастерской, доктор социологических наук, кандидат философских наук Андрей Вардомацкий

«В 90-е такой «кристаллизованный электорат» был у Александра Лукашенко: его были готовы поддерживать независимо от экономической или геополитической ситуации. Если бы жизнь этих людей ухудшалась, они бы находили всему причины – вплоть до высокой влажности на Марсе. Сегодняшнее ядро протестующих ходило, ходит и будет ходить на улицы, видоизменяя формы и подходя к этому креативно в выдающейся степени», – говорит Вардомацкий.

По словам Вардомацкого, настроение людей свидетельствует о том, что протесты не потухнут вместе с наступлением холодов. «Участники исследования заявляли, что в теплой одежде не так больно отгрести дубинкой», – отмечает социолог.

Плавающие лидеры

Авторы исследования открыли, что воскресные акции стали для участников психологической потребностью.

«В любой стране на улицах протестуют против чего-либо. В Беларуси на акции выходят не только, чтобы выразить свое несогласие, но также чтобы получить энергетическую подпитку и положительные эмоции, продолжает исследователь. – Изобразить это можно в виде синусоиды. В воскресенье, сходив на демонстрацию и не получив дубинкой, человек получает порцию позитива. В понедельник он видит, что кого-то забрали, кого-то побили. Потом начинаются суды и к среде наступает психологическая яма. В четверг появляется первая информация о том, что готовится в воскресенье, человек встряхивается. В пятницу информация об акциях в выходные конкретизируется. В субботу происходят женские марши и демарши, на улицах появляются красивые люди с веселыми плакатами. В воскресенье человек выходит на марш и наступает пик позитива». Еще одна черта протестов – исчезновение потребности в лидере.

Многие участники исследования уверены, что в холодное время года они будут в преимущественном положении относительно ОМОНа. Фото: ТАСС / Forum

«Во всех учебниках написано, что лидер должен присутствовать на протесте физически – на улице, на балконе, на броневике. Так было всегда и везде – Лех Валенса в Польше, Воислав Коштуница в Сербии, Никол Пашинян в Армении и так далее. Но особенность белорусской юридической системы, в недрах которой любые лидеры сразу пропадают, привела к тому, что у нас этого нет, а у людей пропал психологический дискомфорт из-за отсутствия лидера. Такого не было ни в нашей стране, ни в регионе, ни в мире. В этом – глобальная значимость беларуского протеста как уникального кейса. Похожая самоорганизация была в Гонконге, но в такой завершенной и доминантной форме это есть только у нас», – говорит Вардомацкий.

«Иллюстрацией этого может быть косяк маленьких рыбешек. Группа этих рыбешек может менять конфигурацию, скорость движения и она работает как единый механизм. Спецификой этого объединенного социального организма является психологический настрой людей: «нам никто не нужен, мы можем решать все сами». Некоторые опрошенные говорили, что они в восторге от того, что происходит и заявляли, что они против появления какого-то лидера», – добавляет ученый.

Фото: Alex Kydd / Caters News / Forum

Ситуацию, когда во время воскресного марша в каждой колонне появляется кто-то, кто решает, где повернуть, где притормозить, а где – ускориться, Вардомацкий называет феноменом плавающего лидерства.

«Выходя из дома, еще час назад такой лидер даже не подозревает, что он будет руководить этой колонной. А после ухода с марша он снова перестает им быть, – говорит он. – В таких условиях тактика властей по аресту лидеров не срабатывает».

Гонку нагнетания страха и адаптации к нему выигрывают протестующие, утверждает Андрей Вардомацкий. Фото: ТАСС / Forum

По мнению Вардомацкого, сегодняшняя самоорганизация людей поможет в долгосрочной перспективе наладить в Беларуси эффективную работу представительной демократии. «Чем больше в обществе горизонтальных связей, тем лучше будут работать депутаты, тем эффективнее в будущем будет работать парламент как единый организм», – подытоживает социолог.

ДД belsat.eu

Новости