Любовь Ковалёва: «Кто-то может оказаться на месте моего сына»


«Белсат» навестил мать Владислава Ковалева, признанного виновным по делу о взрыве в минском метро.

Улица, на которой живет Любовь Ковалева, и где вырос Влад, находится на окраине города. Этот район считается рабочим: здесь находятся деревообрабатывающий и домостроительный комбинаты, завод радиодеталей «Монолит», «Витебские ковры», комбинат шелковых тканей. Дома Ковалева и Коновалова по соседству. Как известно из материалов уголовного дела, Дмитрий и Владислав ходили в одну школу, некоторое время – в один класс. Когда Дмитрий пошел в армию, а Владислав переехал в столицу, ребята, по словам Любови Ковалевой, не общались.

DSC_0152

«Я все корю себя за то, что отдала Владу свой старый мобильник. Он 1 апреля приехал из Минска: «Мама, можно я возьму твой телефон? В Минске у всех «Велком», и я подключился, а так вставлю свою старую симку. Если бы я тогда не дала, то Дима его просто не нашел бы», – говорит Любовь Ковалёва.

Смотрите также: Как изменилась жизнь пострадавших после взрыва в метро?

Прошло 5 лет, но с родителями Дмитрия у нее, как и во время следствия и суда, нет никаких отношений. Семья Коноваловых по-прежнему отказывается и от контактов с прессой.

«Я надеюсь на то, что пройдет время, и мама заговорит, – полагает Любовь. – Надо понимать, что у них тогда арестовали всю семью. До июля отец и старший брат были в СИЗО КГБ. К маме были приставлены конвоиры. Она собаку выгуливать – они с ней, в магазин – они с ней».

Женщина считает, что их семья попала под наблюдение милиции и спецслужб после взрывов в Витебске в 2005 году. Геннадий Коновалов работал часовым мастером, а их тогда проверяли.

«Когда шел суд, наверное, мы тоже были под контролем. Но если бы я обращала на это внимание, то и половины не сделала бы от того, что сделала», – отвечает Любовь Ковалева.

В комнате на книжных полках, где стоят книги ее сына, сейчас много литературы на правозащитную тему, брошюр против смертной казни. До 11 апреля 2011 года она и сама не знала, что в Беларуси все еще есть высшая мера. «К сожалению, я не единственная, которая жила в неведении, пока меня саму это не коснулось, – признается Любовь Ковалева. – Я думаю, после нашего дела люди стали меньше доверять следствию и судам. Об этом говорят и социологические опросы. Сообщения в СМИ о людях, которых приговаривают к высшей мере, я только просматриваю. Вчитываться трудно. После истории с моим сыном, мне кажется, что людей просто оговаривают».

DSC_0158

Рядом с портретами Влада на стене в рамках висят сертификаты от Международного звездного каталога. Их Любовь Ковалева получила по почте. По удостоверению, одной из звезд в созвездии Орион присвоено имя в честь Владислава Ковалёва.

DSC_0153

Черную ленту с инициалами «В.К». матери Владислава передали активисты, которые развешивали их на улицах Минска, когда стало известно, что приговор исполнен. Большинства людей, которые тогда приходили к ней с цветами, Любовь Ковалёва не знает лично. В этом уголке ежегодно собираются друзья Влада в день его рождения 17 января.
По 175 статье Уголовного кодекса, «смертная казнь исполняется непублично путем расстрела. Тело для захоронения не выдается, о месте захоронения не сообщается».

«Ну вот, и я думаю, в чем их интерес не выдавать тела? – рассуждает Любовь Ковалёва. – Единственное, что в нашем случае, можно было бы сделать экспертизы, и тогда стало бы ясно, что их пытали. Диме в суде плохо было. Влад был со следами побоев. А так очень трудно понять их логику».

DSC_0164

Чиновники всех уровней с матерью казненного за взрыв разговаривают «очень сухо». Депутат Палаты представителей Николай Самосейко в разговоре с ней вообще положил трубку. Этот парламентарий в этом году участвовал в заседании комиссии по политическим вопросам и демократии ПАСЕ в Страсбурге. На повестке дня был в том числе и вопрос отмены смертной казни в Беларуси. Здесь же в январе 2012 года выступала и Любовь Ковалева.

«Тогда я еще не была в отчаянии, но уже стало ясно, что надо что-то делать, – говорит женщина про неизвестный ранее опыт. Я знала, что я должна ехать. Когда человека ставят в такие рамки…»

Женщина говорит, что чувствует огромную благодарность к людям, которые в самое тяжелое время были рядом. А также и к тем, кто верил следствию: это был урок.

DSC_0169

«Я стала более жёсткой. Во-первых, нельзя быть таким доверчивым к власти. Во-вторых, что при такой судебной системе нельзя иметь высшую меру. Нет доказательств того, что человек сделал такое преступление. В нашем случае, когда не было доказательств, кроме показаний в ходе предварительного следствия, данных под давлением. От этого никто не застрахован. Кто-то может оказаться на месте моего сына», – подытоживает Любовь Ковалёва.

В конце разговора Любовь опять вспоминает, что с Владом ничего этого не было бы, если бы она не отдала ему старый мобильник. «Влад не собирался никуда. Он мне звонил, спрашивал, как готовить полендвицу. Он готовил свой любимый салат с крабовыми палочками. Это все так и осталось на столе несделанным. Он не ожидал приезда Димы. Тот позвонил, и Влад поехал его встречать. А Дима приехал на свидание к Яне Пачицкой, с которой познакомился в интернете и которая ему нравилась…»

Из Наглядной жалобы адвоката Станислава Образея

Защита Владислава Ковалёва направила в Верховный суд жалобу, где на 53 страницах доказывает односторонность следствия, нарушения уголовно-процессуального законодательства и просит приостановить исполнение приговора.

Многие из аргументов адвоката по сей день остались без ответа:

— В ходе разбирательства защита заявила ряд ходатайств, в которых было отказано: о вызове в суд экспертов ФСБ РФ, проводивших экспертизы; о требовании информации у российского оператора «МегаФон» по сим-карте, которую нашли в квартире, где задержали обвиняемых; об установлении лиц, которые проводили ремонт на станции «Октябрьской» вечером 19 апреля 2011 года, вызова их в суд в качестве свидетелей.

— Доказательства внутрикадрового монтажа видеозаписи со станций «Купаловская», «Октябрьская», «Фрунзенская», на основании которого суд делал выводы о вине Коновалова и Ковалева. Адвокат заявлял об извлечении всех восьми винчестеров, на которые велась запись в метрополитене. Однако этого сделано не было.

— Если бы Коновалов в момент взрыва находился в начале перехода с «Октябрьской» на «Купаловскую», как это указывается в приговоре, то его одежда, которая была рассмотрена в ходе заседания, имела бы следы загрязнения, пыли. Однако одежда Коновалова не имела следов загрязнения.

— В выводах экспертизы указано, что на предметах обуви и одежды, фрагментах волос, внешних гранях ногтевых пластин, в составе смывов с лица и носовых ходов Коновалова взрывчатых веществ органического происхождения не обнаружено.

— Коновалов так и не смог объяснить, что он подразумевает под мотивом «дестабилизация обстановки в РБ».

— Ковалёв во время допроса в ГУБОП слышал крики Коновалова. В материалах дела есть судебно-медицинская экспертиза, которая зафиксировала кровоподтеки на теле Коновалова.

Хроника: теракт и после него

Взрыв на столичной станции метро «Октябрьская» произошел 11 апреля 2001 года в 17:56. В результате погибли 15 человек, более 300 получило травмы различной степени тяжести.

13 апреля Александр Лукашенко через государственные телеканалы объявил «Теракт раскрыт, обвиняемые дали показания».

15 сентября над 25-летними Дмитрием Коноваловым и Владиславом Ковалёвым начался суд. Материалы уголовного дела составили 550 томов. 30 ноября 2011 г. обоим был вынесен приговор – высшая мера наказания.

Кроме теракта в 2011 году суд признал Коновалова и Ковалёва виновными во взрывах в Минске в 2008 году и Витебске в 2005.

11 марта 2012 года состоялось последнее 3-часовое свидание Владислава Ковалёва с матерью и сестрой.

12 марта президент отказал Ковалёву в помиловании.

17 марта мать Владислава получила уведомление о приведении приговора в исполнение.

Х.М., belsat.eu


 

Смотрите также: «Страх в стране спокойствия» (Док.фильм «Белсат», 2012)

Смотрите также
Комментарии