«Лукашенко определил: лучше всего экспортируют контрабандисты», – интервью с офицером КГБ, сбежавшим в Стокгольм


Андрей Молчан

«Не предлагайте ни кофе, ни чая», – он наливает чистой воды в пластиковый стаканчик. Говорит тихо, быстро и нервно. Моему собеседнику 40 лет, и 10 из них он прослужил в белорусском КГБ. Оперативник отдела по борьбе с коррупцией, а после – по экономической безопасности, майор Андрей Молчан, на пике своей карьеры разоблачил схему контрабанды нефтепродуктов, в которой были задействованы первые лица государства.

Вскоре его лишили доступа к секретной информации, а после уволили без права ношения формы. Но одну папку с документами под грифом «секретно» Молчан успел вывезти из Беларуси.

Офицер КГБ попросил политического убежища в Швеции. Власти отказали, так как согласно местному органу госбезопасности SÄPO, Молчан представляет угрозу как профессионал спецслужбы из страны-сателлита России. Суд принял решение о депортации. Молчан согласился на эксклюзивное интервью «Белсату». Мы встретились в редакции Шведского Радио в Стокгольме.

Екатерина Андреева и Андрей Молчан

«Верни документы, и оставим в покое»

— Понимаете, было опасно оставаться в Беларуси. Основная причина – моя непокорность, нежелание выполнять приказы, которые противоречили моим убеждениям. А КГБ – это пистолет, и когда он нацелен на тебя, то обязательно выстрелит, – говорит офицер.

В 2012 году я приобрел «тур выходного дня» в Швецию и больше не возвращался. Летел только с личными вещами, секретные документы прислал по почте знакомому в Россию, а тот после прислал их мне в Стокгольм.

— Вас уволили в 2010-м. Чем Вы занимались в течение двух лет до отъезда в Швецию и получали ли какие-либо угрозы?

После увольнения работал в частной логистической фирме, по первому образованию я инженер. Да, получал угрозы… Ведь имел документы на руках. Главный месседж был таков: «Верни документы, и оставим в покое». Давайте потом об этом…

Справка Молчана о службе в КГБ

В деталях об угрозах после увольнения из КГБ Андрей Молчан рассказал ранее журналистам государственного Шведского Радио Даниэлю Эману и Даниэлю Веласко. Оказывается, пытаясь отобрать у Молчана документы, сотрудники КГБ избили его до перелома носа и колен, подожгли машину и толкнули с лестницы его девушку. Действительно, след от перелома носа у Молчана до сих пор заметен. Для подтверждения он показал журналистам и фото своей горящей машины, но настойчиво попросил пока его не публиковать.

— Уже когда я был в Швеции, к матери и брату в Витебске приходили неизвестные. Однажды младший брат Александр пошел в бассейн, в душе к нему подошел человек, начали очень неоднозначно спрашивать обо мне. В настоящее время в целях безопасности не поддерживаю контакт с семьей, не звоню. Здесь, в Стокгольме, знакомые знают меня просто как «Андрея из Питера». О службе в КГБ я никому не говорю.

— Следят ли за Вами в Стокгольме?

— Видел, как женщина сидела рядом в кафе, когда я принес шведским журналистам документы, а потом она же шла за мной к подъезду. Думаю, наблюдают, конечно.

«Вице-премьер Семашко прикрывает схему»

— Все началось с так называемого белорусского экономического чуда. Работая в рамках компетенции, я заметил одно слишком успешное предприятие. Тема контрабанды нефтепродуктов из Беларуси в Евросоюз выстрелила в 2011-2012 годах, но схема поставок была настроена гораздо раньше. Компания, о которой я говорю, находится в Витебской свободной экономической зоне и называется «Чесс-бел». У них есть несколько больших емкостей, где бензин перемешивается с маленькой долей антидетонационной присадки. В результате получается не нефтепродукт, а «Эколон-370» – запатентованный растворитель. При экспорте таможенными пошлинами он не облагается. Я выяснил, что только за 2006 – 2007 годы бюджет Беларуси потерял около 2 млн долларов из-за уклонения от уплаты пошлин.

— И таможенники, естественно, это заметили?

— 19 октября 2007 года таможенники остановили вагон с «Эколоном-370». На всю партию был наложен арест, и Витебская таможня возбудила административное дело за ненадлежащее декларирование и незаконный вывоз товаров с территории Таможенного союза. Это должно было стать началом большого расследования. Я имел факты, базу доказательств и планировал продолжать. Тем временем «Чесс-бел» обратился к Лукашенко с жалобой на действия таможенников. Из всех писем, приходящих в администрацию, президент выбрал письмо от «Чесс-бел» и поручил разобраться вице-премьеру Семашко. После письма Семашко руководство КГБ приказало спустить дело на тормозах.

—  Суд над «Чесс-бел» по тому административному делу все-таки состоялся?

— Да, но 18 января 2008 суд в Витебске не признал вину «Чесс-бел». Вещество с арестованного вагона сотрудники Пограничного комитета проверили в экспертно-криминалистическом центре при МВД Беларуси и в криминалистической службе пограничного управления РФ в Брянске. Эти две экспертизы свидетельствовали: «Эколон-370» – нефтепродукт. И вдруг «Чесс-бел» представляет суду абсолютно противоположные результаты экспертиз из лабораторий при Минобороны и Минюсте, где говорится, что это не нефтепродукт и не подлежит декларированию. Судье также доходчиво объяснили, какое решение нужно принять. Арестованную партию вернули на «Чесс-бел».

— Так кто конкретно из властей оказывает протекцию контрабандистам?

— Вице-премьер Владимир Семашко прикрывает схему, он лично посещал «Чесс-бел». В 2006 году Лукашенко наградил «Чесс-бел» дипломом как лучшего экспортера. То есть президент решил: лучше всего у нас экспортируют контрабандисты. Все делается при широкой поддержке власти. Ну и последнее слово всегда за президентом.

— А что в ходе расследования Вы узнали о гендиректоре «Чесс-бел» Михаиле Кравцове?

— Михаил Кравцов открывает ногой дверь в высокие кабинеты. Тогдашний губернатор Витебской области персонально для него созвал заседание в воскресенье. Я контактировал с окружением Кравцова. Там прослеживается плотная связь с миром криминала. Вероятно, Кравцов –посредник между криминалом и властью, криминальными деньгами и властными.

Письмо эстонской таможни, которое свидетельствует о том, что нефтепродукты с «Чесс-бел» предназначались Gunvor

— Шведские журналисты обнаружили: конечным потребителем нефтепродуктов с «Чесс-бел» был крупный нефтетрейдер Gunvor, связанный с Геннадием Тимченко, другом Путина. А среди акционеров «Чесс-бел» – компания «Чесс» из Санкт-Петербурга, связанная с организованным криминалом. Говоря грубо, бандитский Питер торговал с бандитским Питером через Беларусь. А белорусские власти не только давали согласие, но и были «в доле»?

— Вполне вероятно. Из России на Запад идет мощный поток нефти, в Беларуси он распадается на много «ручейков», а в Западной Европе снова объединяется и попадает к Gunvor. Чтобы не покупать напрямую у неизвестного «Чесс-бел», Gunvor приобретал нефтепродукты у эстонских компаний Alexela Teminal и Eurodek, которым как раз и поставлял свою продукцию «Чесс-бел». Эстонская таможня официально это подтвердила, вот документ. Беларусь – обычный посредник, который получал деньги за манипуляции. Чистый криминал.

— С кем же делился своими деньгами «Чесс-бел»?

— Думаю, это связано напрямую с президентом.

— Хотите сказать, деньги шли в карман «семьи»?

— Безусловно. Нет больше в Беларуси человека, который может взять на себя десятки, сотни миллионов долларов и не оказаться в СИЗО.

Во второй части интервью Андрей Молчан рассказал «Белсату» о том, как в схеме контрабанды была задействована компания, подконтрольная Юрию Чижу, а также о работе КГБ с оппозицией, преследовании активистов, подготовке к выборам, роли Виктора Лукашенко в силовых структурах и «войне» между МВД и КГБ. Читайте вскоре на belsat.eu.

Екатерина Андреева/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии