Лукашенко против Путина. Союзная военная доктрина заморожена

Відэа

Новая версия совместной военной доктрины Союзного государства Беларуси и России уже несколько месяцев ждет принятия. И хотя 2 апреля в Москве и Минске отметили День единения, между обеими столицами все больше того, что разделяет, а не объединяет. Да и Союзное государство все больше напоминает театр, где тон пытается задавать Москва. Почему процесс подписания затягивается, выясняла Ольга Жерносек.

13 ноября 2018 года. Правительство Беларуси одобряет новую версию военной доктрины Союзного государства. Ровно через месяц, 13 декабря, в Бресте проходит заседание союзного Совета министров. Речь идет, среди прочего, и о военной доктрине. Но брестская встреча запомнится не этим.

Дмитрий Медведев, премьер-министр России:

«Если говорить о наших интеграционные проекты, то здесь есть два сценария…»

Слова, которые в СМИ получили название «ультиматум Медведева». Москва в резкой форме настаивает на интеграции. Российско-белорусские отношения существенно ухудшаются. Через шесть дней после этого заявления военную доктрину Союзного государства одобряет Владимир Путин. Ведутся разговоры, что документ окончательно должны утвердить уже в январе. На календаре – апрель.

Александр Гольц, военный обозреватель, шеф-редактор портала «Ежедневный журнал», Россия:

«Подозреваю, что эта доктрина не будет принята так быстро, как это хотелось бы Москве. Опыт подписания предварительных документов военно-политической направленности, в частности о единой системе о противовоздушной обороне, показывает, что в последние годы Минск всячески пытается отвлечь подписание таких документов».

Действующую военную доктрину Союзного государства приняли 18 лет назад. С тех пор произошло много событий: война в Грузии, аннексия Крыма Россией и конфликт на востоке Украины, который тянется до сих пор. На этом фоне Россия и Запад вошли в фазу острого противостояния.

«Запад, NATO развернули в странах Балтии и Польше четыре тактические батальонные группы. А у нас – 126. Они стоят готовые. Не то чтобы против Украины. Проводятся маневры, чтобы быстро их собрать и перебросить в одну или другую часть страны на тот или иной фронт. То есть идет прямая подготовка к большой региональной войне», – уверен Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель« Новой газеты», Россия.

Павел Фельгенгауэр: Россия и Китай не союзники, но…

Какую роль Москва назначила Беларуси в этой войне, остается только догадываться. Но на обновленной военной доктрине Союзного государства настаивает именно Россия. Лукашенко не одобрил документа лично и никак не комментирует появление новой редакции. Впрочем, и ее текст пока остается большой тайной.

Комментирует Леонид Спаткай, бывший военный пилот, полковник запаса:

«По некоторым косвенным данным видно, что Россия стремится, по русской поговорке, «не мытьем, так катаньем», но установить свои военные базы на территории Беларуси».

С 2015 года Москва беспрестанно обсуждает вопросы интеграции Беларуси и России в военной сфере. Речь не только о желании разместить военные базы, но и об изменении структуры военно-политического альянса в пользу Москвы.

«Например, командующий войсками Западного военного округа Анатолий Сидоров в 2015 году предложил переподчинить так называемую региональную группировку войск Беларуси и России под командование командующего Западного военного округа», – рассказывает Арсений Сивицкий, руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований.

Де-факто это означало бы подчинение ему главы Беларуси, который является главнокомандующим государства. Александру Лукашенко это, естественно, не могло понравиться. Более того, сразу после аннексии Крыма он инициировал новую редакцию военной доктрины Беларуси. В ней, в частности, NATO перестала быть врагом номер один и появилось понятие «гибридная война». А гибридная агрессия в Европе идет только с востока. Да и риторика самого Лукашенко существенно изменилась.

Александр Лукашенко, руководитель Беларуси:

«Нужно налаживать взаимоуважительные отношения с NATO, которые в результате укрепляли бы безопасность нашей страны. Мы с ними должны разговаривать. Мы не должны на них смотреть как на врагов».

Россия ведет себя с Беларусью как с врагом

Риторика, которая не вписывается в политику Москвы. Военная доктрина России, обновленная пять лет назад, на год раньше, чем белорусская, называет NATO главной угрозой. Почти нейтральная позиция Минска в последнее время вызывает у Кремля большое раздражение.

Арсений Сивицкий, руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований, комментирует:

«Россия будет пытаться давить, но это будет приводить к большей напряженности в отношениях. Очевидно, что главный приоритет для Александра Лукашенко связан с тем, чтобы сохранить монополию внутри страны на силу и обеспечение безопасности».

Эту монополию с определенностью нарушили бы российские военные базы на территории Беларуси. После продолжительного давления со стороны Москвы разговоры о их расположении остановились, но попытки не прекратились.

«Сейчас очередная попытка, на мой взгляд, установления своеобразной российской базы – это продать Беларуси самолеты Су-30, которые Беларуси никоим образом не нужны. Это тяжелые самолеты, дополнительные расходы на них нужны и так далее. Но, возможно, они Беларуси будут переданы бесплатно, и, возможно, Россия будет тратить деньги на их содержание», – делится Леонид Спаткай, бывший военный пилот, полковник запаса.

По мнению полковника запаса и бывшего пилота, в любое время белорусских военных могут заменить российские:

«Как говорят, троянский конь. Мол, мы вам передаем эту технику, но ее обслуживать, тратить деньги будем мы».

«Троянский конь» – это де-факто гибридная угроза, о которой говорится в военной доктрине Беларуси. Не потому ли так затягивается подписание совместной доктрины с Россией в рамках Союзного государства? Очевидно, что на сегодня понимание главных угроз в Москве и Минске существенно отличается.

Сюжет показан в программе «ПроСвет» с Алиной Ковшик 06.04.2019.

Также в программе:

Президентство – дело женское

Фото: REUTERS/Vasily Fedosenko

ИР

Смотрите также
Комментарии