Лукашенко и Зеленский – что общего? Комментирует Виталий Портников

ВИДЕО

Избирательная кампания Владимира Зеленского во многом напоминает начало политической карьеры Александра Лукашенко, считает известный украинский журналист и писатель Виталий Портников. В эфире программы «Просвет» про выборы в Украине с ним беседовала Алина Ковшик.

Корректно ли сравнивать Лукашенко в начале своей карьеры в 1994-м году и Владимира Зеленского сейчас, в 2019-м?

Вы знаете, это интересное сравнение. Потому что я очень хорошо помню выборы 1994-го года, и тогда главным оппонентом Александра Лукашенко, человеком, который вошел вместе с ним во второй тур, был тогдашний премьер-министр, господин Кебич, представлявший собой старую номенклатуру. И если их по типажу сейчас сравнить с действующим президентом Украины Петром Порошенко, то мы увидим, что они в какой-то мере похожи. Костюмы, галстуки, совещания, выступления, обращения к гражданам в похожей стилистике… Нельзя сказать, что граждане ощущали какую-то особую антипатию к Кебичу. Тем не менее они понимали, что с ним связаны какие-то другие времена, а Лукашенко молодой антикоррупционер, мобильный. Он общался с народом, был представителем команды мало кому известных людей, молодых ребят, которые были рядом с ним. Многие из этих молодых ребят потом исчезли, многие разочаровались, а в результате с Лукашенко стала работать все та же старая белорусская элита, которая потом отождествлялась не только с ним, но и с Кебичем.

Зеленский выигрывает в первом туре. Что дальше?

Но это все будет позже, а на момент предвыборной кампании 1994-го года Лукашенко – олицетворение перемен. Зеленский тоже. Мы сколько угодно можем говорить о том, что он связан с олигархами и многие годы просуществовал внутри системы. Его избиратель этого не слышит, как, кстати, избиратель Лукашенко тоже не слышал о том, что Лукашенко на самом деле системный игрок, и что его взгляды на будущее Беларуси не сильно отличаются от взглядов Кебича. И тут тоже есть хорошая аналогия. Зеленский ведь в своей программе не предлагает что-то альтернативное тому – по крайней мере, если мы говорим о внешней политике – что предлагает Порошенко.

Почему Лукашенко любят в Украине?

Он не говорит о том, что Украина должна отказаться от своих территорий. Лукашенко в 1994-м году не говорил, что Беларусь должна отказаться от интеграции с Россией, что было избирательной кампанией Кебича. Он, можно сказать, представлял избирательную кампанию Кебича в новом интерьере – без коррупции, без старой элиты, с новыми людьми. Зеленский занимается тем же самым: он представляет программу Порошенко в новом интерьере – без коррупции, с новыми людьми, с честным разговором с обществом. Поэтому, да.

Всегда, когда такого рода политический деятель приходит к власти, он пытается показать новую модель, которая альтернативна старой, и этому нет никакой альтернативы.

Вы помните, что Россия по-разному относилась к избирательной кампании в Беларуси в 1994 году и к избирательной кампании в Украине в 2019-м. Здесь она практически не поддерживает никого из кандидатов, хотя очевидно, что главную антипатию у нее вызывает Петр Порошенко. Ведь в 1994-м году премьер-министр России тогдашний, Виктор Черномырдин, который прибыл в Минск после первого тура президентских выборов для встречи с Кебичем, – он Лукашенко даже руки не подал. Это был очевидный сигнал беларускому избирателю, но беларуский избиратель этого сигнала не воспринял. Лукашенко был практически обречен тогда на победу именно потому, что он ассоциировался с новым.

А какие проблемы придется решать новому президенту Украины в ближайший год, и чего от него ждут люди сейчас?

Во-первых, люди ждут от новоизбранного президента Украины то, что новоизбранный президент Украины в принципе решить не может. Они приписывают президенту Украины функции, которыми президент Украины не обладает по конституции. Если мы говорим о ближайшем годе, то в любом случае нужно понимать, что в ближайшие месяцы новоизбранный президент будет работать с тем парламентом, который существует. Это уже затрудняет любую самостоятельность новоизбранного главы государства. Люди очень хотят уменьшения тарифов. Понятно, что в какой-то мере любая власть может пойти навстречу населению и несколько уменьшить тарифы, а особенно на фоне тех событий, которые происходят на энергетическом рынке.

Но Украина, как и любое цивилизованное государство, обречена не на понижение, а на повышение, на гармонизацию тарифов, на рыночные тарифы. Этого большая часть украинских граждан не может понять. Она в этом повышении тарифов видит что угодно: воровство, происки Международного Валютного Фонда, но только не то, что нужно платить за продукцию столько, сколько эта продукция стоит.

Украинцам придется смириться с этой ситуацией, но для этого нужно время. И тарифы у нас начали повышаться только сейчас, хотя в цивилизованном мире, в странах Центральной и Восточной Европы, эти тарифы повышаются с начала 1990-х. Естественно, у нас очень тяжелый период адаптации. Украинцы хотят прекращения войны, они хотят восстановления территориальной целостности. Но когда им говоришь, что на постсоветском пространстве конфликты продолжаются уже 28 лет, и что территориальная целостность Украины может быть восстановлена за счет таких компромиссов с Россией, которые скорее всего приведут к гражданскому конфликту в самом украинском обществе, большая часть моих соотечественников просто не хочет этого слышать. Вопрос не в том, что придется делать новоизбранному президенту Украины, вопрос в том, что большая часть украинцев предпочитает пребывать в иллюзиях, из которых нет выхода. Задача и президента, и парламента, и правительства, и украинской политической элиты – вытащить украинского избирателя из мира, в котором он живет уже долгие годы и которого не существует, – мира его иллюзий и ожиданий.

Президентские выборы в Украине. Спецвыпуск «Вот так»

Виталий, если посмотреть на политическое поле в нашем регионе, мы видим просто сумасшедшие рейтинги Зеленского и давление на Беларусь из Москвы, которое усиливается. У нас создается впечатление какого-то реванша или контратаки империи. Подтверждаете ли вы наши впечатления от того, что сейчас происходит?

Я думаю, что это не контратака. Российское государство стремится вернуть себе территории, которые она потеряла в 1991 году. Это и наши территории, это и территории беларуские. В России такой взгляд на свою территорию – мы всего лишь взбунтовавшиеся провинции. И это не какая-то особая контратака, это планомерная работа по возвращению отколовшихся территорий в состав России. Тут не надо никаких иллюзий. Никто даже не пытается скрыть российских политических целей. Опять-таки, многие мои соотечественники живут в мире, в котором этих целей нет, в котором они могут как-то с Россией ужиться и договориться, оставаясь украинцами. Хотя такой возможности у них нет, как и у беларусов нет – вы тоже это хорошо понимаете.

Выборы в военное время. Как Россия влияет на президентскую гонку в Украине

Россия действует планомерно: она сегодня понимает, что украинская власть ослабела, и что у украинского общества запрос на перемены, в том числе и социальные, поэтому создает такую ситуацию, в которой украинская власть вынуждена будет с ней договариваться. В этом тоже нет ничего нового. Я хочу вам напомнить 2010 год, победу Виктора Януковича на выборах. Виктор Янукович был не просто пророссийским политиком – он был еще и человеком, который уверен был, если мы так выразимся, что Техас должны грабить техасцы. Он хотел оставить Украину как территорию для разграбления донецким кланом, который вместе с ним пришел к власти. Но Россия создала для него такие экономические условия тогда, прежде всего, благодаря энергетическим ценам, что он вынужден был пойти на подписание харьковских соглашений. И с этого момента началось превращение Януковича из самостоятельного латифундиста, который собирался самостоятельно ограбить страну, которую он получил в управление, в российскую марионетку. Это логично.

Сюжет показали в программе «Просвет» 19.04.2019

 

Смотрите также
Комментарии