Лукашенко хочет стать вторым Брежневым

Пятый месяц продолжаются общебелорусские протесты против режима Лукашенко. Председатель КГБ Иван Тертель угрожает начать массовые убийства протестующих, а самозваный руководитель тем временем пытается продать людям иллюзию перемен. Как будет реализовывать свой план Лукашенко и какой реакции на это можно ожидать от народа Беларуси в ближайшем будущем?

Закрытые границы, максимум контроля над всеми государственными структурами и учреждениями, тотальная война против национальной символики, неистовство государственной пропаганды и безрезультатные попытки навязать идеологию несогласному большинству населения – в таком состоянии Беларусь подходит к 2021 году. Пока режим успешно отбивается от протестов.

Комментирует политический обозреватель Александр Класковский:

«Очень важно, что силовики подчинены Лукашенко. Они ему отчасти преданы. Во всяком случае, они выполняют все его приказы и проявляют просто беспрецедентную жестокость. Вот за счет этого режим все-таки удержался. И более того – Лукашенко немножко приободрился и отодвинул мысли о транзите власти».

Правда, нелегитимный правитель Беларуси все еще пытается успокоить народ обещаниями перемен в будущем. Только о каких переменах речь – никому до сих пор не понятно. Очевидно, что никаких масштабных реформ быть не может, так как и без того не самая стабильная система при каких-то основательных сдвигах может начать неконтролируемо разваливаться.

Александр Лукашенко заявил:

«Обещаю вам, все будете определять вы. Никому не верьте, что Лукашенко делает Конституцию под себя. Слушайте, ну куда под себя? И второе. Я никуда не побегу, чтобы вы знали. Ни-ку-да».

Ну, успокоил так успокоил. Однако ради хотя бы сохранения нынешнего контроля над ситуацией при фактическом отсутствии существенной внешней поддержки Лукашенко приходится полагаться исключительно на внутренние резервы системы.

Блогер Сергей Лавриненко отмечает:

«Не надо недооценивать ресурсы режима. В том плане, что есть консолидированное ядро. Мы видим, как оно сформировалось. Круг людей, которые фактически управляют страной, силовыми акциями и так далее, которым нечего терять. И на самом деле – не так много нужно ресурсов, чтобы их поддерживать».

С другой стороны, ядерные сторонники режима составляют далеко не большинство в системе, которая никогда не принимала особо инициативных. То, что настроения не монолитные, видно хотя бы по постоянным сливам, идущим из разных силовых структур: от видеозаписей, где милиционеры пытают людей, до частных разговоров чиновников. Это понимает и сам Лукашенко. Поэтому и старается избегать конституционного референдума: даже самому заскорузлому идеологу уже понятно – никакой новой электоральной кампании режим провести просто не в состоянии.

Александр Класковский утверждает:

«Лукашенко сейчас прикидывает два варианта. Либо сделать совсем косметические изменения в Конституцию, утвердить их на этом Белорусском народном собрании, и чтобы все оставалось, как есть».

А даже по лукашенковским законам изменения в Конституцию Всебелорусское народное собрание не имеет права принимать.

Продолжает Александр Класковский:

«Возможно, будет более сложный вариант. То есть все-таки создаст какую-то новую структуру, чтобы было это постоянно действующее Всебелорусское народное собрание, а во главе президиума чтобы был, как когда-то во главе Политбюро ЦК КПСС «дорогой Леонид Ильич Брежнев», теперь будет «дорогой Александр Григорьевич Лукашенко». Чтобы его не народ избирал, а это всебелорусское народное собрание».

Вероятно, что первый акт этого спектакля власти захотят реализовать в начале нового года. Учитывая то, что бюджет страны на следующий год планируется с дефицитом в 4 миллиарда рублей, а нынешний бюджет такой же дефицит уже испытал, скоро можно ожидать существенных проблем в социальной сфере, расходы на которую будут сокращаться в первую очередь. Добавим сюда тот факт, что премьер Роман Головченко объявлял о возможности 10-процентной инфляции в этом году. Поэтому уже весной мы можем увидеть включение в повестку дня протестов и экономического фактора.

Комментирует Андрей Егоров, аналитик Центра европейской трансформации:

«Люди выступают за справедливость, демократию, хотят восстановления нормального функционирования демократических институтов в Беларуси. И это задает определенную специфику этому протесту. То есть люди не выступают за благополучие, за «верните нам колбасу», как это в 90-е было. А вот эти экономические факторы, которые выталкивают людей на улицу, – бедность, не всегда играют на стороне демократических преобразований и стабилизации».

Соответственно, у режима не остается никаких других методов влияния на ситуацию кроме дальнейшего усиления репрессий. Что требует привлечения все больших ресурсов, а также – еще больше увеличивает напряжение в обществе, расширяет протестную базу.

Сергей Лавриненко утверждает:

«Для определенной части общества протест приобретает уже свой особый внутренний смысл. То есть протест ради протеста – они не могут просто так положить все и остановиться. Да, люди устали, их число спадает органично, но это создает какую-то точку давления на власти».

Вместе с тем протестная активность белорусов пока не представляет одновременно критической угрозы режиму, а выглядит скорее тестом на прочность как для системы, так и для гражданского общества. А то все больше укрепляется и использует новые форматы протестов.

Рассуждает Андрей Егоров:

«Это действие должно быть массовым – и мы этого достигаем. Оно должно быть продолжительным, достаточным по продолжительности, чтобы этот режим пал. И мы это демонстрируем – у нас терпения хватит, чтобы организовать длительное действие: четыре месяца показывают, что люди готовы бороться. Но чего мы не достигаем – это блокировки жизненно важных функций режима. То есть ни разу эти протесты не блокировали чего-то жизненно важного для этого режима, что бы заставило его пойти на переговоры. Поэтому эту точку нужно определить, понимать и осуществить квалифицированно это действие».

Сейчас разработка такого плана и его осуществление – вопрос политической воли и целеустремленности людей. И похоже, что уровень обоих этих составляющих за последнее время существенно повысился и будет возрастать впредь.

Дмитрий Мицкевич/АА для программы «ПроСвет»

 

Новости