Ловкий тунеядец, или История одного кочегара.

Репортаж

Народная мудрость говорит, что работа не волк, в лес не убежит. Однако, учитывая нынешнее государственное преследование «тунеядцев», которое шагает по стране широким шагом, за работой еще как гоняются! Сашка-мент вон как бегает с одной работы на другую. И ни одну бросить не может, так как обе одинаковые. В этом отопительном сезоне Санёк проявил находчивость и успел взять в свои руки аж две кочегарки – счастливчик! Отапливать надо и молочный завод, и магазины, и библиотеку с Домом культуры. Пишет Ядя Бурштынова.

Саша работает

Сашка – важный человек в своем поселке, без него тетеньки из бухгалтерии дорожного управления превратятся в сосульки, а продавщица в магазине нос отморозит. Санек и здесь и там работает кочегаром. Ежедневно и еженощно буквально разрывается между двумя кочегарками. А по морозу знаете, как быстро бежится! 800 метров за пару минут. И это при том, что из Сашиных ног, как он говорит, вены подоставали. После такой операции физические нагрузки и бег опасны для здоровья. Хотя по причине телосложения и силы в руках – Сашка для всего поселка главный помощник. Пойдет помочь – обязательно копеечку заработает, еще и сверху нальют, а Сашка выпьет.

DSCN0301 (2)

Работать ему кочегаром хорошо, так как возле дома работа, не надо никуда ездить, стоять и мерзнуть на остановке. Правда, если бы и хотел, то в город не поехал бы, ведь работы бы там не нашел. Разве только на сутки идти кочегарить на одно из светлогорских предприятий. Но бывшему милиционеру такой длинный рабочий день не по нраву, хотя и заработок был бы в два раза больше, чем у кочегара в дорожном управлении.

В морозную неделю набросает дров в кочегарке в магазине, да и бежит домой  боевичок смотреть или российские новости, за что жена его критикует. А Сашке что? Возьмет свою большую поллитровую кружку с дедом морозом и елкой, нальет аж до самых краев и уходит из дома в… кочегарку! В его доме она тоже есть. Ранее, до появления газового отопления, дровами топил. Не зря же Саня кочегаром работает. Может это у него в крови от рождения – дрова в огонь бросать.

Сидим за столом, спрашиваю у Саши, какая у него философия жизни. Посмотрел на меня большими глазами, улыбнулся. Промолчал, пожав плечами. Для него этот вопрос слишком тяжелый, видимо, о таком не думает. Живет себе человек и небо коптит – вот и вся жизнь. – Я уже всю деревенскую библиотеку перечитал. Там же толковых книжек нет. Вот бы больше исторических, про Чингисхана, Тамерлана, Суворова, – причмокивает беззубым ртом. Саша прочитанные книги с фильмами сравнивает. Если попадется режиссер с замыслом, тогда Санёк чуть ли не кричит свое вдохновенное «О-о-о какое кино! Вещь!»

Саша пьет

За работу в магазине Санёк получит смешные деньги – 1,4 млн. И это при том, что прежде чем закинуть дрова в котел, их сначала нужно порубить. Саша обижается на районное потребительское общество, которому принадлежит магазин, ведь кочегаром из соседней старой деревни, что недалеко от его поселка, предложили более высокую зарплату за такую ​​же работу. Да и тем кочегаром проще работать – на их рабочем месте котлы новые. Вот, может от несправедливости Саня и пьет всю жизнь. Как тут без бутылки, когда час его дневной работы в дорожном управлении стоит только 10 тысяч, ночью ставка немного выше. Такие тарифы держатся уже несколько лет. Заработать приличные деньги не удается, хотя этой зимой у работника и имеется два рабочих места. Придет лето – оба потеряет.

  5

Его каникулы длятся примерно от конца апреля до начала нового отопительного сезона, который полгода ждать надо. В прошлом году свой затяжной отпуск 54-летний Сашка-мент «пратунеядил», за что его жена, уже пенсионерка, не кормила.

С прошлого лета не готовит семейный ужин. Живут под одной крышей, только хозяйство у каждого своё. Ну и кровати отдельно стоят. Женщина говорит: «А зачем мне его кормить из своей пенсии, если он день спит, или шляется по деревне, выпивку собирает. А тогда нажрется, как свинья, и в дом ползет».

Пил Сашка-мент и в молодости, особенно когда был ликвидатором после чернобыльской катастрофы. Охранял Брагин, были психологически трудные времена. Пил, когда работал на стройке в Бобруйске – готовили город к Дожинкам. Тогда было физически тяжело. Употреблял чернила во времена работы дворником в местном санатории. Наверное, от скуки заливал горло. Или от ностальгии.

Единственные радостные запои, по воспоминаниям Сашки – во время работы в милиции. О, тогда после рабочего дня или в праздники пили качественные дорогие напитки. За это и уважает нынешний кочегар СССР.

А еще – за модные джинсы и вкусную закуску. И за хороший заработок! Саша признается, что при советах его жизнь была, как песня. Теперь же ходит, как бомж, в прокуренных «Примой» и «Астрой» спортивных штанах и мастерке.

Пить, да главное – мозги не пропить. Для местных – это правильное предостережение. Когда-то один из Сашиных соседей бензопилой мебель в доме порезал. Мой герой так не буянит у себя. Ведь мебели у него и так минимум. А вообще, живут, как на стройке. В прихожей даже обоев нет. Вместо них – кирпич. Уже лет пять ремонт никак не доделает. Сашина мать помогает, собирая для сына семьи деньги. На ее подарок в доме поставили пластиковые окна и металлические хорошие двери. У Саши на такую ​​роскошь денег нет. А денег нет, потому что работу с хорошим заработком не может найти. А без работы и без зарплаты – только запои. Саша рассказал, что прошлым летом бегал в гараж к другу, там стояли большие пластиковые бочки с самодельным вином.

С синим носом здесь не только кочегар ходит. Глушат из горла и женщины. Что женщины, сам священник еще какой любитель беленькой! Рассказывают, что после пасхальной службы собрались церковнослужители с прихожанами в сарае на территории церкви, и стол накрыли, хорошо посидели-погудели.

Треугольник на букву «Ч»

4

Как показывает «Google maps», поселок, в котором живет Сашка, от города находится в семи километрах. Городской транспорт – это, пожалуй, единственная радость у местных, хотя и далековато идти нужно до остановки. Если неохота ноги топтать, люди едут на маршрутке. До города 8 тыс., что вдвое дороже общественного транспорта. Правда, на маршрутке только до железнодорожного вокзала доедешь, а на автобусе без пересадок аж в другой конец города. Сашин поселок современный. Строился для пострадавших от аварии на ЧАЭС. С названием нового населенного пункта власти не оригинальничали. Окрестили его Чирковичами, как и старую деревню, что стоит за речкой Чирков, через поле. С течением времени в том поле еще одни Чирковичи выросли – агрогородок. Так и произошло, что в окрестности три «Ч». Да хоть бы и четыре «Ч», работать мужчинам все равно негде. Мест для женщин тут больше, как не сердись на гендерное равновесие. Библиотекари, воспитательницы, фельдешы, учителя, почтальоны, бухгалтеры, швеи и… кочегар Сашка.

Игры с чертом

DSCN0291 (2)

И один угол того треугольника на букву «Ч», я нашла. Шла по дороге и вдруг остановилась напротив бетонной стены, которая отгораживает территорию магазина. А на ней, высокой и белой стене, голубой краской афоризмы написаны. Над одним из них дымок в небо бьет, видно, что кто-то и здесь кочегарит. «Труд – душа гения» – звучит так поэтично. Однако, это только отрывок мысли Нобелевского лауреата Анатоля Франса о том, что «Работа – это душа генильности, сердце таланта, она – внутренний огонь всякого таланта». Огонь таланта. Именно благодаря огню у кочегара Сашки пробудился талант писать стихи. Хорошо поддатый, (что значит, немного сильнее, чем в подпитии), автор читал свои бессвязные рифмы. Проза у него получается лучше, более выразительная. Какая же она страшная. Про дьявола, про силы светлые и темные, про извечную борьбу за душу человека. Сначала подумала, что Санек слишком много фантастики насмотрелся, однако после узнала, что ему тяжело даются выходы из запоев.

Сам рассказал: «Такое ощущение, что кто-то сидит внутри и заливает пиво. Мой желудок будто бездонная бочка. Я говорю ему, тому, кто заставляет меня пить, что больше не могу, да и не хочу. А он все заливает и заливает. И дна не видно».

Чертовщина с Санькой происходит. В него кто-то заливает. А он после выливает, точнее, выссыкает возле крыльца под виноград. И сквернословит. Что пьяный, а что трезвый, а такие маты гнет! А чтобы была у человека постоянная работа с хорошим заработком – душа человека сразу бы посветлела. Ведь там, внутри кочегара, пусто видимо от тунеядства. Кстати, француз Анатоль Франс пожертвовал свою Нобелевскую премию голодающим в России во время гражданской войны в прошлом веке. И кто-то из образованных чирковчан увековечил за это дело литератора на бетонной стене, написав то же, заветное: «Работа – душа гениальности».

Ядя Бурштынова, belsat.eu

Фото автора.

Смотрите также
Комментарии