Ликвидатор-путешественник: Перед путешествием ощущение, что выхожу из дурдома

Фото

На Сейшилских Островах

После Чернобыльской аварии в Беларуси появились «ликвидаторы» – люди которые минимизировали последствия аварии на ЧАЭС. Один из тех героев – Иван Витковский – ликвидатор из Наровли, изобрел собственный способ, как бороться с «язвами». Это – невероятные путешествия.

Иван родился в д. Грушевка (Наровлянский р-н), получил специальность электрика, после службы в армии устроился на Чернобыльскую АЭС на 4 энергоблок. После аварии еще 4 месяца работал на ликвидации ее последствий, до тех пор пока не почувствовал, что подорвал здоровье. У молодого мужчины начали выпадать зубы, волосы, стали хрупкими кости. Он терял сознание, быстро уставал, потерял вес. Диагноз – органическое поражение головного мозга радиационного генеза, потом длительное лечение.

Иван Витковский на Мадагаскаре

4 года назад он увлекся путешествиями: в составе небольших групп побывал на Мадагаскаре, Сейшельских Островах, в Танзании, Зимбабве, Замбии, Намибии, Монголии, на Байкале, посетил Камчатку. О самых волнующих путешествиях он рассказал Belsat.eu.

Туда, где люди живут свободно

В пустыне Намиб

Так бывает допекает в нашем белорусском дурдоме, что я в Мозыре сажусь в поезд или автобус до Москвы, оглядываюсь по сторонам, думаю, скорее бы он уехал, так как ощущение, что я выхожу из дурдома, и сейчас за мной прибегут санитары. Так хочется уехать, увидеть, как другие люди живут.

Вообще, там где я был, кроме России, люди живут свободно, по разному: и богато, и бедно. Но улыбаются, дружелюбные, свободные. Кстати, у меня со здоровьем лучше становится, клянусь, болячки проходят, даже волосы начинают расти.

Подпитаюсь немного в путешествиях и снова домой приезжаю. У меня во время путешествия – прилив энергии. Я всегда, в любом походе бегу впереди, пока группа добралась куда-нибудь, я уже успеваю забежать по дороге еще на пару гор, или что-то другое посетить.

Путешествие Ивана Витковского на КамчаткуБольше всего волнует в путешествиях – экстрим. Я везде, например, купаюсь – в любой воде. На Камчатке никому в голову не пришло искупаться, а я нырнул в реку Камчатка, в океан. В Монголии, в самом большом просто ледяном водопаде, я купался. Это экстрим, я его очень люблю. На Байкале полетал на самолете, прыгнул с третьей в мире по высоте тарзанки в каньон водопада «Виктория» в Зимбабве. Там же, сам даже управлял вертолетом, был вторым пилотом. Такие были яркие впечатления от полета, такие сильные ощущения, что, пожалуй, лучше мне уже никогда не будет в жизни. Я, кстати, в путешествиях повсюду босиком хожу. В пустыне Намиб из-за этого чуть ноги себе не попалил.

Путешествия – от опасностей до курьезов

Я обращаю внимание буквально на все: природу, климат, архитектуру, образ жизни, меня очень интересуют животные и растения. Часть тех заморских растений «живет» уже у меня дома. Путешествия для меня – подпитка энергией, здоровьем, самоутверждение, интересные отношения с людьми. Путешествие для меня – это не только от отлета до прилета. Еще до путешествия я начинаю им жить, интересно, какая соберется команда, как сложатся отношения внутри нее, так как каждый со своим характером, ценностями, видением жизни. Мне очень везет на людей, с которыми я путешествую. После приезда я еще долгое время живу воспоминаниями, просматриваю фото и видео, мечтаю о новых встречах и путешествиях.

Фото на Мадагаскаре

Но случаются и опасные моменты. Однажды очень сильно отравился. Я везде люблю пробовать всякие дары природы. Как-то в Танзании увидел дерево с орехами, нарвал тех орехов, съел несколько, подумал, какие глупые местные жители – не едят такое ​​объедение. Где-то через полчаса у меня отказали руки, потом ноги, сам был, как безумный, тело ватное, страшные рвота и диарея. Так страдал, думал, Богу душу отдам. Местные потом сказали, что это дерево считается колдовским, никто те орехи не ест. Эти орехи у меня теперь дома стоят в банке, подписанные «Очень сильное слабительное».

А бывают и смешные происшествия. Я очень люблю общаться с людьми, и мне хочется у них многое спросить, но английского языка я не знаю, в школе изучал немецкий. Однажды на Мадагаскаре увидел громадные баобабы. Там не было ни одного маленького деревца. Я решил спросить, а где же маленькие баобабы. Как я только не пытался спросить, говорил, где «кляйн» баобабы, «киндер» баобабы, показывал жестами, так они меня и не поняли. Одна туристка пришла мне на помощь, спросила где бэйби того большого дерева. Тогда только поняли, о чем речь. Или, например, мне очень интересно, откуда люди. Так я им говорю, что я «мэйд ин Беларусь», а где они сделаны. Смеются, но понимают, о чем спрашиваю.

Однажды, захотел я на рикше покататься в Намибии, но тот рикша едва ковылял, так медленно шел, то я спрыгнул на землю, стал вместо него в те оглобли и побежал по площади, покатал сам того бедолагу, чем очень впечатлил местных жителей.

На Мадагаскаре арендовали мы катеры, катались по проливу. Тут вдруг заглох двигатель, местные растерялись, не знают что делать, спрыгнул в воду, я начал разбираться, вижу крышка карбюратора отвернулась, закрутил – двигатель завелся. Или в Намибии подвозила нас одна семья на джипе, двигатель постоянно глох, заводился только с толкача, я опять таки засучил рукава, давай копаться. Оказалось, клемма слетала с аккумулятора, я ее зачистил, поджал, она перестала слетать. Все были счастливы, машина больше не глохла. Очень люблю, когда люди радуются, в лепешку готов разбиться, чтобы все были счастливы.

Лариса Ковальчук, belsat.eu

Фото из личного архива Ивана Витковского

Смотрите также
Комментарии