Латушко и Ковалькова: мы требуем законности от правительства и прекращения насилия

Члены Координационного совета Павел Латушко и Ольга Ковалькова дали пресс-конференцию 7 сентября в Варшаве. Они обрисовали нынешнее состояние в Беларуси и рассказали об обстоятельствах, в которых были вынуждены покинуть территорию родины.

Павел Латушко: Вот уже 4 недели в Беларуси ежедневно задерживают мирных граждан. В том числе женщин и подростков.

Вчера Беларусь всколыхнула еще одна волна жестоких задержаний. Люди, скрывающие свои лица за масками и балаклавами, в форме без опознавательных знаков, люди в штатском, боязливо дождавшись, пока большинство участников марша мирно разойдутся по своим домам, прямо на улице, во дворах, жестоко хватают невинных.

Невозможно смотреть, как неизвестные тянут за руки и ноги женщину в автозак. Как, убегая, люди прыгают в воду, чтобы спастись. Чем может быть опасен 12-летний мальчик?

Весь мир увидел беспрецедентную мирность простых белорусов во время протестов. Убранный мусор и снятая обувь перед тем, как встать на скамейку, чтобы было виднее. Помощь с водой и едой тем, кто находится в эпицентре. До вчерашнего дня не было ни одной разбитой витрины. Но и вчера первые повреждения были нанесены не мирными протестующими, а вооруженными силовиками в штатском. Действительно ли вы боретесь с организованной преступностью? Не стали ли вы ею сами?

В эфире телеканала СТВ министр внутренних дел Юрий Караев заявил: «Более гуманной, выдержанной и хладнокровной милиции нет нигде в мире».

Ранее эксперты ООН заявили о 450 задокументированных случаях пыток и жестокого обращения с людьми, лишенными свободы после «спорных президентских выборов» 9 августа, которые привели к массовым протестам и арестам. Местонахождение и состояние здоровья по меньшей мере 6 человек остается неизвестным.

Эксперты ООН получили сообщения о насилии в отношении женщин и детей, в том числе о сексуальном насилии и изнасиловании резиновыми дубинками.

А на самом деле это тысячи людей, жизнь которых уже не будет прежней. Тысяч их близких и друзей. Родители, взрослые дети которых сейчас боятся спать одни в темноте. Беларусь вновь на пути, где пострадал каждый четвертый.

К сожалению, продолжаются сфабрикованные дела в отношении бизнесменов и активистов, десятки уголовных, тысячи административных дел против участников митингов и ноль дел против силовиков, которые избивают, насилуют и унижают людей.

Фактически, действие права прервано в Беларуси, это касается почти всех законодательных актов.

Суды просто штампуют приговоры, свидетели не снимают маски – это неприемлемо. Беларусь не впускает своих граждан – я говорю о митрополите Тадеуше Кондрусевиче. Сначала вывезли Светлану Тихановскую, пару дней назад выбросили на границе Ольгу Ковалькову.

Мы узнали об исчезновении Марии Колесниковой. Сейчас 4 члена координационного совета за рубежом, 2 за решеткой. На свободе только Максим Знак. Мы планируем усилить действие совета, чтобы люди, выходящие на улицы, не чувствовали себя брошенными. Мы требуем, чтобы репрессии были прекращены, чтобы политзаключенные были освобождены. Без этого новые выборы не возможны. Мы будем поддерживать контакты с ЕС, Россией, США.

Ольга Ковалькова: Совет требует законности. Согласно Конституции у каждого гражданина есть право на собрание, право иметь информацию и быть избранными в правительство. То, что сейчас происходит в Беларуси – совершенно недопустимо, когда власти говорят, что нужно подчиняться требованиям милиции.

Но милиция не работает по закону: не представляются, избивают людей, уничтожают окна.

Мы осуждаем и репрессии в отношении членов Совета. Мы не знаем, где сейчас Колесникова. Я была вывезена белорусскими властями, но хочу вернуться на родину. Этот вывоз произошел беззаконным образом, как и недопущение людей, как Кондрусевича, на родину.

Я благодарна за поддержку всем. Без нее мое освобождение было бы невозможно. Все люди, которые ведут репрессии, должны быть привлечены к ответственности. А мы видим, как люди выходят на мирные акции. А какая-то банда в масках пытает людей. Мы должны понимать, кто и за что нас судит. Это репрессии за убеждения.

Я уважаю людей с разными убеждениями, даже если они поддерживают Лукашенко. Я их уважаю, но требую законности для всех граждан страны.

Власти должны услышать народ, требующий уважения к себе. За это и борются беларусы. Ведь происходящее на Окрестина – недопустимо. Если кто-то думает, что рада инициирует какие-то протесты, то это не так. Народ выходит потому, что права людей никому не нужны уже много лет. Люди будут требовать уважения вне зависимости от репрессий, которые будут применяться. Мы используем только законные пути. Мы требуем от властей изменений и понимания, что они делают. Иначе диалог невозможен.

Вопрос похищения меня очень трудный для меня. Сначала заводили дела на членов совета. После моего задержания и 10 суток в Жодино меня перевели на Окрестина, ночью пришел сотрудник Центрального РОВД, в половине первого он меня познакомил с новым делом, мне присудили еще 15 суток.

Я плохо себя чувствовала, попросила вызвать скорую помощь, но вместо скорой пришли из КГБ, сказали, что мой арест будет продолжаться много раз по 15 суток и никто не может мне гарантировать безопасность, или мы вас вывозим за границу.

С моей точки зрения, эти методы недопустимы, такое давление на гражданина. Мне дали бумагу, что я должна заплатить за содержание на Окрестина. Меня одели в байку и маску, посадили на заднее сиденье. Я не знала, в каком направлении мы движемся. Потом приехали на границу. Мои вещи были у сотрудника КГБ. Это есть на видео, которое крутили на БТ. Мне выдали паспорт и справку, что я переболела коронавирусом, хотя я никакого теста не проходила. Потом приказали вызвать такси, чтобы меня подвезли к какому-то городу. Это кратко.

Но это просто недопустимо – что человека вывозят за границу. Мы требуем соблюдение закона.

Если бы я вышла сама из Окрестина – люди бы меня видели, потому что там постоянно дежурили волонтеры. А это просто клевета, что власти говорят, что кто-то сам выехал.

Мы видим, что власти используют все, что угодно против людей. Я была свидетелем, что происходит на Окрестина. Это недопустимо. Если человек лишен свободы, никто не имеет права его пытать или унижать. Это недопустимо. Я хочу вернуться в Беларусь и действовать в рамках закона. Тем более, что мы закон не нарушали.

Павел Латушко: На меня давили спецслужбы, чтобы я не входил в Совет. Вы знаете об уголовном деле, угрозах, допросах. Перед моим выездом мне передал адвокат от члена президиума, что мне нужно уехать за границу.

Потом действующий глава государства заявил, что я перешел красную границу и что против меня будет дело за захват власти.

Я был в одном государственном учреждении, где силовики перекрыли вход. Мне пришлось выйти через тыльный выход, оставив телефоны в здании, я вызвал такси и уехал. Мне несколько раз сотрудники КГБ говорили, что я буду привлечен к ответственности. Был ультиматум: либо я уеду, либо против меня будет уголовное дело. Я выехал по своему паспорту, но под таким давлением и ультиматумом.

Об этом можно сожалеть, но сожалений мало. Нам нужно действовать. Функционировать при том насилии в отношении людей, которые просто высказывают свои мнения, – невозможно. Пишутся последние страницы действующей власти.

Я не буду просить убежища ни в одной стране, я планирую вернуться в Беларусь.

Есть координационный совет, решения принимаются им, функционируют все связи. Расширенный круг совета – 4000 человек. Вряд ли власть вывезет или задержит столько человек.

Я встретился с политиками разных стран ЕС, посещу другие страны, чтобы из первых уст рассказать о ситуации в Беларуси и о наших планах. Мы не отказываемся от коммуникации и с другими соседями, предлагаем России принять участие в переговорах.

Ментально беларусы уже изменились. Они не согласятся жить в старых условиях, чтобы их права и голоса игнорировались. По всей стране на платформе «Голос» зарегистрировалось более 1 180 000 человек. Люди не собираются останавливаться.

Нам не показывают никакой экономической статистики. Как и по COVID, цифры скрывались, так и по экономике: ни зарплаты, ни внешние задолженности страны ни другая информация. Мы ничего не знаем точно. Это также может стать причиной новых протестов.

И инаугурация и другие действия, как сегодня, – это все будет только ускорять процесс.

Манифестации фактически самоорганизуются. У Совета есть направления работы по врачебной помощи, страйкомам и т.д. Я бы не исключал и международную деятельность. Это уже не только беларусская проблема, которую можно решить без медиации. Это целый комплекс действий.

Ольга Ковалькова: Систему изменить за один день не получится. Она формировалась 25 лет, в основном были репрессии. Но мы сделаем все от нас зависящее, ведь мы любим нашу страну.

Павел Латушко: Государственные служители будут стоять перед выбором каждый день: пойти ли на преступление, выполнить ли приказ. Я убежден, что они будут делать выбор на сторону народа. Другое дело – силовые структуры. Преступники, конечно, будут стоять до конца. Но и они не все преступники. Мы говорим, что они нужны государству.

А те, кто совершил преступление, должен понести ответственность.

Может, будет какая-то более мягкая ответственность при явке с повинной, но будем смотреть в рамках общественного диалога.

Новости