«Кто будет смотреть за моим сыном?» Создатель локальных чатов был вынужден убежать в Украину

Активист из Марьиной Горки Степан Кульченко создавал и администрировал локальные чаты района в Telegram. В них решались обычные бытовые проблемы. Но власти увидели в мужчине угрозу и завели уголовное дело по статье «призывы к захвату власти». Вместе с 12-летним сыном Степан был вынужден бежать в Украину.

Степан Кульченко. Фото из личного архива Степана

От «Молодого фронта» до локальных чатов

Степану Кульченко около 40 лет. Политикой он интересуется едва ли не половину жизни. В 90-х он присоединился к «Молодому фронту», и уже через несколько месяцев стал лидером по Пуховичскому району. Степан вспоминает, что это была одна из самых крупных и активных региональных групп.

«Даже в Минске нас называли «Пуховичской мафией»», – смеется он.

Но потом организацию разгромили, а самого Степана забрали в армию. Это была первая волна политических призывов. Попал мужчина в печально известные «Печи». После армии были годы спокойной работы. Но когда началась избирательная кампания этого года, Степан вернулся к общественной активности.

«Решил взять на себя эту ответственность», – признается он сегодня.

Мирное решение проблем

Степан в начале президентской кампании создал ряд локальных каналов и чатов Пуховичского района. Там прежде всего обсуждались новости и проблемы региона: ЖКХ, спорт, автомобили. Причем все дискуссии были исключительно в правовом поле.

«Я как администратор пытался избегать любым образом насилия и призывов к каким-то незаконным действиям. Мы всегда выступали исключительно за мир и закон. Администраторы наоборот часто «снижали градус» обсуждений – отговаривали людей от более радикальных действий. Например, чтобы не били кого-то или не поджигали административные здания».

Цепь солидарности в Марьиной Горке. Фото: архив героя

Также администраторы занимались и офлайн-деятельностью. Например, организовывали пикеты за Светлану Тихановскую в Марьиной Горке. Туда пришло, несмотря на препятствия со стороны властей, 1,5 тысячи человек. Общее население Марьиной Горки – около 20 тысяч. Также Степан координировал августовские цепи солидарности, которые люди образовывали в знак протеста против насилия.

«В нашем городе находится 5-ая бригада спецназа. Иногда военные проявляли агрессию по отношению к людям с бчб-флагами. И даже в той ситуации мы пытались наладить диалог», – отмечает Степан.

Деятельность Степана Кульченко и других активистов не осталась незамеченной. Местная власть и газета не очень их ценили.

«В наших чатах всего было 2 тысячи человек. Для района это очень много! И активность была большая. Люди сами начали организовываться. Город начал жить общественной жизнью», – объясняет Степан.

Цепь солидарности в Марьиной Горке. Фото: архив героя

Задержание

Уголовное преследование стало для Степана неожиданностью. Он не входил ни в какие инициативные группы кандидатов в президенты, не имел никаких отношений со Светланой Тихановской или Координационным советом.

Степан работал в Минске интернет-маркетологом. Поэтому должен был ежедневно ездить из Марьиной Горки в столицу. Как только он сошел с поезда, к нему подошли два человека. Представились сотрудниками уголовного розыска Пуховичского РОВД.

Там начался допрос. Стало понятно, что Степана кто-то «сдал» милиции.

«Видно, что в Следственном комитете работают профессионалы. Более интеллигентные, поэтому и вели себя очень корректно, с уважением. Это не те милиционеры, что по улицам бегают…», – отмечает Степан.

Степан Кульченко. Фото из личного архива Степана

В РОВД ему поставили ультиматум: уничтожить каналы и чаты в обмен на «все с вами будет хорошо». Но мужчина отказался от этого предложения.

Потом в квартире Кульченко был обыск, милиционеры забрали технику: компьютер и мобильный телефон. И завели уголовное дело по ст. 361 – призывы к захвату власти. Сейчас в Беларуси Степану грозит до 3 лет заключения.

«Знаете, границы ведь не закрыты. Мне фактически дали выбор: или я уезжаю, а если нет – то идешь в тюрьму».

Сейчас Степан признается, что очень не хотел уезжать – статус политбеженца его совсем не устраивал.

«Я чувствую, что мое место в Беларуси».

Степан Кульченко с сыном. Фото из личного архива Степана

Однако Степан один воспитывает 12-летнего сына. Если бы он попал за решетку, заниматься мальчиком было бы некому. Поэтому он все-таки решил выехать в Киев. В Беларуси у Степана осталась еще более взрослая дочь.

Сейчас Степан Кульченко находится в Украине, а в скором времени он планирует временно переехать в Польшу – теперь ждет визу. Но мысли о Беларуси его не оставляют.

«Я знаю, что мои навыки сейчас нужны. Я интернет-маркетолог, могу работать в интернете. Могу вести дальше каналы. Хотим выпускать локальный самиздат, который можно координировать на расстоянии. Нет чатов в Старых Дорогах, Узде, в Червенском районе. Много работы!»

***

По официальным данным, после президентских выборов в Беларуси завели более 400 уголовных дел. Главным образом они касаются участников президентской гонки, членов их штабов, участников мирных акций протеста.

На 20 октября политическими заключенными в Беларуси признаны 102 человека. В начале 2020 года в этом списке было только 3 имени.

С 18 августа по 18 октября 2020 года в Польшу приехали по гуманитарному коридору около 700 граждан Беларуси.

Ксения Тарасевич/МВ/ИР, belsat.eu

Новости