Кризис в Венесуэле. Что теряет Минск от падения режима Мадуро?


Массовые протесты в Венесуэле заставляют посмотреть более пристально на двустороннее экономическое сотрудничество Беларуси и этой южноамериканской страны.

Горячая любовь между двумя «братскими» народами уже давно остыла, и напоминают о ней сегодня разве что долги, которые имеет Венесуэла перед Беларусью, и парк имени Уго Чавеса в Минске.

Нефтедобыча уже не та

Как сообщает сайт белорусского посольства в Каракасе, Беларусь и Венесуэла осуществляют около 85 совместных проектов в области строительства жилья, совместной нефтедобычи, газификации, энергетики, сельского хозяйства, промышленности, научной сферы. На территории Венесуэлы при участии белорусских специалистов введены в эксплуатацию несколько жилых микрорайонов в разных городах, заводы по производству керамических блоков, по сборке тракторов, грузовых автомобилей и дорожно-строительной техники.

Действует ряд совместных предприятий, в том числе в сфере добычи нефти и газа. Так, совместное предприятие «Петролера БелоВенесолана» вело разработку семи нефтяных и шести газовых месторождений. В лучшие времена Беларусь добывала здесь 1,2 млн тонн нефти в год, но потом объемы резко упали. В 2017 году Минск был готов увеличить их до 2-3 млн тонн в год при условии, что белорусам разрешат самим выйти на месторождения и добывать нефть. Но вопрос до сих пор не решен.

Геалогія на экспарт: што шукае Беларусь за мяжою?

Торговля на уровне статистической погрешности

Экспорт в Венесуэлу уже давно не имеет большого значения для белорусской экономики. По данным «Белстата», пика он достиг в 2010 году – 302 млн долларов. Но после смерти бывшего президента Венесуэлы Уго Чавеса в 2013 году и начала системного кризиса венесуэльской экономики в 2014-ом, умер де-факто и белорусский экспорт.

За весь 2017 год Беларусь поставила в Венесуэлу продукции только на 10 млн долларов – то есть в 30 раз меньше по сравнению с пиковым показателем. И это всего лишь 0,03% от общего белорусского экспорта. Практически единственным товаром, который поставила Беларусь в Венесуэлу в 2017 году, были калийные удобрения.

По информации белорусского посольства, основу белорусского экспорта товаров в Венесуэлу составляют продукция машиностроения и сухое молоко, основу импорта – продукты прямого восстановления железной руды и кофе. Но об их объемах «Белстат» не сообщает – наверное, из-за их небольшого количества. Импорт нефти, который начался на волне очередных нефтегазовых споров между Минском и Москвой, был остановлен как невыгодный.

Ці верне Беларусь свае грошы пасля змены ўлады ў Венесуэле?

Кто кому должен больше?

И хотя поставки венесуэльской нефти закончились, белорусский долг остался. Как заявлял в 2013 году экономист Ярослав Романчук, общая сумма задолженности за нефть достигала 2,8 млрд долларов, что не очень нравилось новым властям Каракаса. Вскоре венесуэльская сторона от взыскания долга отказалась. Но выяснилось, что Венесуэла сама должна деньги Беларуси. Так, белорусы строили в долг жилье (113 млн долларов по состоянию на конец 2017 года). Не оплачивались и поставки белорусской техники (долг только за тракторы превысил 50 млн долларов), а ее сборка на общих предприятиях почти прекратилась. То есть, общий долг Венесуэлы перед Беларусью как минимум превышает 160 млн долларов.

В результате Венесуэла пообещала оплачивать долги поставками железных слитков. Они должны были начаться во второй половине 2018 года. А строительство венесуэльская сторона хотел начать оплачивать национальной криптовалютай El Petro.

«Лучше вообще не заводить таких друзей»

В 2017 году стороны пытались исправить ситуацию, и даже собирались подготовить дорожную карту развития двусторонних отношений. Подписать ее планировалось во время визита Александра Лукашенко в Венесуэлу в 2018 году. Но никакого визита до сих пор так и не произошло.

Как отметил в комментарии Belsat.eu белорусский экономист, бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич, Беларуси вообще «не надо было заводить таких друзей и рисковать собственным имуществом, собственными доходами, собственными кредитами». Но, по его мнению, «наша власть, к сожалению, всегда выбирает такие же режимы, которые похожи на собственный, которые ведут собственную экономику, собственный народ к нищете».

В будущем, считает эксперт, Беларусь будет вынуждена признать и новое правительство, и нового президента Венесуэлы. И хотя в ближайшие годы никакие долги Беларусь не получит, Венесуэла, которая имеет огромные ресурсы нефти, при недиктаторском правительстве могла бы восстановить свой экономический потенциал и через 10-15 лет вернуть деньги Минске, заявил Станислав Богданкевич. Но это – оптимистичный сценарий.

Беларуска ў Каракасе: «Людзі вельмі стаміліся і нічога не баяцца»

МГ/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии