Кремль, Нурсултан, два Мухтара. Зачем выпускают на свободу бывшего главу «Казатомпрома»?

Мухтар Джакишев, на фото – все еще в качестве президента «Казатомпрома», Алматы, Казахстан, 2007 год. Фото – Paolo Pellegrin / Magnum Photos / Forum

Отсидев за решеткой из 14 лет почти 11, бывший глава «Казатомпрома» Мухтар Джакишев выходит на свободу. Рассказываем, почему дело казахстанского топ-менеджера – это не просто политика, но и переплетение российских экономических интересов с личными обидами Нурсултана Назарбаева.

В конце 90-х Казахстан, получив в наследство от СССР урановую промышленность, находился на пятом месте в мире по добыче этого тяжелого металла. Но после назначение на должность главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева в сентябре 1998 года Казахстан менее чем за 10 лет вырвался в мировые лидеры отрасли, увеличив добычу почти в восемь раз. Итогом эффективного управления стал арест Джакишева, закрытый суд над ним и приговор – 14 лет лишения свободы. Что же произошло?

Дружили два товарища

На должность главы «Казатомпрома» Мухтара Джакишева назначил его друг Мухтар Аблязов, который в тот период занимал должность министра энергетики. Позднее, в 2001 году, Аблязов станет одним из соучредителей и лидеров оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана».

Появление этого движения создаст в стране политический кризис, Нурсултан Назарбаев начнет немедленное сворачивание политических реформ и усиление вертикали власти. Итогом этого противостояния станут арест и посадка Аблязова и его соратника Галымжана Жакиянова, а в самом движении произойдет раскол.

Несмотря на жесткость Назарбаева и Аблязов, и Жакиянов не отсидели полные сроки, а вышли по УДО. Переговоры по освобождению Мухтара Аблязова проводил с Назарбаевым лично Мухтар Джакишев. Он был гарантом сделки, которая подразумевала полный отказ от занятия политической деятельностью со стороны Аблязова. Последний записал на видео публичное покаяние-обращение к Назарбаеву – это тоже входило в условие сделки.

Аблязов получил свободу и даже часть активов своего бизнеса, однако обещания не сдержал. Через какое-то время он продолжил политическую деятельность, а потом покинул страну.

Джакишева арестовали в мае 2009 года. Это была реакция Назарбаева на нарушение сделки.

Суд с нарушениями

Мухтара Джакишева обвинили по нескольким статьям – «присвоение или растрата вверенного чужого имущества» и «получение взятки» – и приговорили к 14 годам колонии строгого режима. Суд проходил в закрытом режиме, адвокатам не дали возможности нормально ознакомиться с делом и не допустили к секретной части документов. В ходе следствия и суда наблюдатели неоднократно фиксировали нарушения процессуальных норм, а также давление на самого Мухтара Джакишева и его защиту.

Протесты с требованием освободить Мухтара Джакишева, 10 сентября 2019 года. Фото – PAVEL MIKHEYEV / Reuters / Forum

В 2016 году комитет по правам человека ООН признал нарушения в деле Джакишева и призвал руководство Казахстана пересмотреть дело с соблюдением всех норм, однако Астана проигнорировала рекомендации.

Кремлевские интересы

За пару лет до этих событий Мухтар Джакишев замахнулся на весьма амбициозный план – начать обогащение урана из добываемого концентрата. Этим Казахстан не занимался никогда, даже в советское время. Но не хватало ни мощностей, ни ресурсов, ни специалистов. Нужен был деловой партнер и им стала Россия.

Однако, чем дальше развивался проект, тем больше возникало разногласий, вызванных в основном тем, что казахстанская сторона не хотела уступать России, соглашаясь на заведомо проигрышные для себя условия. Стороны увязли в вопросах использования обогащенного урана. Джакишев настаивал на его продаже в третьи страны, Москва хотела продавать обогащенный уран обратно в Казахстан на металлургический завод.

21 мая 2009 года в Астану на переговоры прилетел Владимир Путин. В этот же день Джакишева задержали. И это не было совпадением. Практически сразу же «Казатомпром» перешел под управление Владимира Школьника – проверенного Астаной человека. Его сын Игорь владел на тот момент крупными активами в российском нефтеперерабатывающем бизнесе. Женат Школьник-младший на дочери Вадима Живова, члена правления госкорпорации «Росатом».

Жест доброй воли или победа гражданского общества?

Из здорового и уверенного в себе мужчины за годы отсидки Мухтар Джакишев превратился в инвалида. Он перенес 24 гипертонических криза, у него катаракта – он с трудом видит на оба глаза, с трудом передвигается. Он трижды подавал запрос на УДО и только в последний раз получил положительный ответ.

19 марта 2020 года Мухтар Джакишев должен покинуть колонию. Почему же власть пошла на уступки? Такой вопрос мы задали казахстанским экспертам.

Вадим Борейко, журналист, писатель, автор блога «Гиперборей», считает, что «казахстанские власти чему-то научил пример Дулата Агадила»:

«Если политзек умирает в СИЗО или на зоне, подозрения, что его сознательно довели до летального исхода, неизбежны и нескончаемы».

В Казахстане закручивают гайки. За что погиб Дулат Агадил?

«Джакишева выпустили, чтобы как-то снизить градус напряженности в обществе», считает Казбек Бейсебаев, обозреватель, бывший сотрудник МИД РК:

«Борьба за его освобождение у сил, оппонирующих власти, была неким знаменем в противостоянии с ней. Теперь власть это знамя выбила».

Решение об освобождение Мухтара Джакишева, скорее всего, не связано с давлением казахстанской и международной общественности, считает политический обозреватель Анатолий Иванов. И добавляет, что «такое предположение говорит о полном незнании со стороны отдельных правозащитников самой природы власти в Казахстане»:

«Должны быть какие-то иные причины, из-за которых было принято решение об условно-досрочном освобождении Джакишева. Здесь следует подчеркнуть – по УДО. Это означает, что бывший глава «Казатомпрома» должен будет регулярно отмечаться в указанном ему отделении полиции, при этом выезд за пределы страны вероятнее всего будет запрещен».

Анатолий Иванов предполагает, что освобождение Джакишева может быть связано с его болезнью, «о которой, как бы между прочим, рассказал его адвокат»:

«Речь идет о катаракте на оба глаза. На оба! Это означает, что фактически Джакишев четко ничего не видит и при всем желании не может сейчас ни читать, ни писать. Все в мутной пелене и видны только некие силуэты. Надо заметить, что операция по устранению катаракты не является сложной. Однако здесь не без нюансов. В Казахстане есть всего пять или шесть клиник, где проводятся операции такого рода. И в каждой из них – огромные очереди. Даже, несмотря на то, что операция стоит почти тысячу долларов, что немало для среднестатистического жителя Казахстана. Очередь движется очень медленно – записываясь в декабре, попасть на стол к хирургу можно только в октябре следующего года. Пока Джакишеву не сделают операцию, можно говорить, что он выведен из строя и какой-либо угрозы для правящей элиты не представляет. К тому же известно, что он так и не признал выдвинутых против него обвинений».

Сам Мухтар Аблязов, который не раз подчеркивал, что его друг сел исключительно из-за его конфликта с Назарбаевым, объясняет решение освободить Джакишева победой гражданского общества.

https://www.facebook.com/mukhtar.ablyazov/videos/1834819873319231/

Сложно сказать, искренне он в это верит или лишь как политик говорит то, что хотят услышать его сторонники. Однако, на примере некоторых других «знамен оппозиции», вышедших досрочно на свободу, можно с уверенностью предположить, что после освобождения Джакишев перестанет быть сколько-нибудь опасным для власти и интересным ее оппонентам. Кроме того, не нужно исключать того факта, что хоть Мухтар Джакишев не признал своей вины, он никогда не позиционировал себя как политик и противник режима Нурсултана Назарбаева.

Читайте другие тексты автора:

Игорь Винявский, обозреватель по странам Центральной Азии – для belsat.eu

Новости