КПП на Кавказе: точка напряжения или заслон от террористов?


Блокпост на границе с Ингушетией около села Чермен, где террорист-смертник подорвал себя 17 августа 2010 года. Фото – Kazbek Basayev / Reuters / Forum

Федеральные контрольно-пропускные посты на дорогах между регионами Кавказа существуют десятки лет. Во времена чеченских войн их укрепили из соображений безопасности. В последние годы, когда официально никто не воюет, все чаще звучат призывы их ликвидировать, так как они ограничивают свободу передвижения. Особенно проблемным считается КПП 105, «Чермен», стоящий на восточной окраине одноименного села в Пригородном районе Северной Осетии на границе с Ингушетией.

Нужен ли этот пост, защищает он или мешает? Посмотрим с разных сторон административной границы.

 

Чермен – точка напряжения

В Пригородном живет много уроженцев Ингушетии. Они постоянно ездят в республику и считают район её исконной частью. Именно здесь в октябре 1992 года начался кровавый осетино-ингушский конфликт. Память о нем жива, а пост – лишнее напоминание и точка напряжения.

Здесь служит много осетин, в свою очередь считающих ингушей подозрительными. Въедливые проверки легко могут спровоцировать конфликт.

Полиция на КПП нарушает права граждан, считает Ибрагим Султыгов, юрист общественной организации «Монитор пациента», бывший сотрудник правозащитного центра «Мемориал»:

«На Черменском посту транспорт останавливают, всех выводят. Регулярно вижу там десятки людей. Старики, дети. Стоят на улице в жару, холод, дождь, ждут регистрации документов. Нет ни одного законного акта, обязывающего к этой процедуре. О причинах задержки могут ответить, что идет операция «Анаконда» (подразумевающая массовый досмотр граждан – Прим. Belsat.eu), кого-то ищут по ориентировкам. Я сталкивался с незаконными действиями полиции на этом и соседних КПП и как пассажир, и будучи за рулем».

«После Беслана все увидели – посты террористам не помеха»

Раньше постовые вынуждали мужчин фотографироваться в будке и сдавать отпечатки, рассказывает Султыгов:

«Большинство людей предпочитают «не связываться» и пройти регистрацию. В наших местах то и дело идут спецоперации, полно вооруженных людей в форме. Какие тут дискуссии? Положение заведомо неравное. Однако, после теракта в Беслане в 2004-м, все увидели, что никакие посты для террористов не помеха».

Федеральный КПП «Чермен», сентябрь 2018 года. Источник фото – google.com/maps

Аслан, уроженец Назрани, работает водителем микроавтобуса и регулярно проезжает «Чермен». Он полагает, что проблема в националистическом настрое полицейских:

«По сути КПП – осетинский. Других сотрудников я там почти не видел. Это надо исправить, пусть прикомандированные дежурят, как на других постах. Чермен самый проблемный на всем протяжении от Москвы. То конфликты на межнациональной почве случаются, то провокации. Этот пост нам всем поперек горла. В нормальном правовом государстве, не нужны внутренние границы. Сколько раз было: сутки едешь и почти дома, но нас тормозят. Высадили пассажиров, полицейские провели регистрацию, загнали машину на рентген. Ничего не нашли. Только мы сели, отъехали – повторно все то же самое! Другие Газели не остановили, только меня. Думаю, это потому что я ингуш».

Место мелкого взяточничества и щит от террористов

Досмотр транспорта и вещей пассажиров может производиться только по оперативной ориентировке, объясняет московский адвокат Дмитрий Захватов. Если такого документа в распоряжении сотрудников полиции нет, то нет и законных причин проверять.

«Практика останавливать всех подряд – почва для мелкого взяточничества: «Дай 500 рублей и езжай, или стой жди». «Шмоны» на КПП Северного Кавказа никак не обосновывают. Говорят, у нас антитеррор, мы проверяем. Наверняка на постах есть внутренние негласные циркуляры, но кто же нам их покажет? Затяжной КТО (контртеррористической операции) на Кавказе давно нет. Территория, где стоят Чермен и другие посты, – не приграничная. Поэтому никакого правового обоснования «паспортному режиму» и досмотру вещей нет», – говорит Захватов.

Федеральный КПП «Чермен», апрель 2018 года. Источник фото – youtube.com/Менты СКФО

В Северной Осетии Черменский пост называют «Настоящим заслоном от преступности самого разного масштаба». По сведениям МВД здесь за последние несколько лет поймали сотни человек, находящихся в федеральном и международном розыске. В их числе наркодельцы и торговцы оружием. Один раз тут перехватили террористок смертниц, двигавшихся в сторону Владикавказа.

В 2010 и 2012 году на «Чермене» случались теракты с жертвами. Полиция заявляет о многих предотвращенных черменскими проверками терактах.

Кадыров против КПП

В конце 2018 года очередной раз вокруг кавказских КПП разгорелись споры. Причиной стал Рамзан Кадыров, которому они помешали в деле объединения народов. Глава Чечни высказался за ликвидацию постов.

«Регионам Северного Кавказа необходимо избавиться от блок-постов на административных границах. Возвели посты между всеми республиками. Пользы практически нет. Против бандитов? Но они проедут по любым другим дорогам. Однако, находясь в одном государстве и в одном округе люди и транспорт вынуждены тратить время на прохождение через посты. Кавказ и Россию в целом нужно объединять, а не возводить посты», – написал Кадыров в телеграм-канале.



На это глава МВД Северной Осетии Михаил Скоков возразил, что 105-й наоборот, должен укрепляться.

«Не стоит разыгрывать межнациональную карту»

Не следует политизировать вопрос безопасности, считает политолог из Осетии Жанна Тарханова:

«КПП между регионами – это нормально для Северного Кавказа и необходимо для борьбы с терроризмом. В Ингушетии выступают за снос «Чермена» из-за проверок. Да, они раздражают и задерживают. Многие уроженцы этой республики, живущие в Осетии, ежедневно ездят туда на работу, приходится постоять на досмотре. Но это не дольше, чем обычно ждешь городской автобус. За пять-десять минут все проходят.

Это не нарушает права человека, меры безопасности оправданы. В октябре 2012 террорист, ехавший из Ингушетии во Владикавказ, взорвал автомобиль при проверке документов. Погиб полицейский, еще четверых ранило, КПП был разрушен. Если бы не остановили, смертник бы доехал до рынка или школы. Представляете, сколько жизней спас постовой ценою своей?

Активисты из Ингушетии говорят, что полицейские «Чермена» дискриминируют их нацию. Но случись теракт, взрыв не разберет жертв по национальности.

Не стоит разыгрывать тут межнациональную карту. Ингушское население возвращается в Северную Осетию, интегрируется, оно часть общества. Но каждый год перед датой начала вооруженного осетино-ингушского конфликта (31 октября 1992 года), наши соседи требуют убрать укрепление. Даже Кадыров высказался за устранение поста, теперь и чеченцам мешает. Однако, от терактов больше всего страдает Северная Осетия, а «Чермен» – это защита. Кстати, я не слышала, чтобы ингушские общественники выступали против других КПП.

Надо сказать, на посту дежурят не только осетины и решения по нему принимаются в Москве. Сохранить его – в общих интересах».

Со знанием правовой базы у личного состава проблемы

Полицейское ведомственное издание писало, что учётно-заградительная система Северо-Кавказского федерального округа (СКФО), в нее входят КПП, оснащена самыми современными техническими средствами, включая мобильные инспекционно-досмотровые комплексы. А вот со знанием правовой базы у личного состава проблемы.

«Нередки случаи, когда прибывающие (сотрудники) не владеют элементарными знаниями правовых актов в сфере деятельности органов внутренних дел, не понимают специфики, целей командирования и стоящие перед ними задачи. Также некоторые проявляют личную недисциплинированность и неисполнительность».

Возможно, если обучить полицейских законам и привить вежливое отношение к гражданам, проблем на дорогах Кавказа станет меньше.

Читайте также:

Лидия Михальченко для belsat.eu

Смотрите также
Комментарии