Конкуренция? Нет, не слышали. В медицинских закупках происходит странное

В обычной торговле двигателем является реклама, а в госзакупках важнейшим локомотивом является конкуренция.

Государство должно тратить каждую копейку налогоплательщиков максимально эффективно, а большое количество конкурентов в тендере – это как раз то, что приводит к уменьшению цены на закупаемый товар и позволяет экономить деньги. Продавцам это тоже выгодно: в госзакупках есть возможность получить крупного клиента и продать ему одним махом огромный объем товаров, пусть и по слегка заниженной цене. Нередко в рамках госзакупок десятки поставщиков ведут ожесточенную борьбу за право поставлять свою продукцию заказчикам. Про то, что происходит в закупках медицинских материалов, рассказывают в opentenders.by.

Фото: pixabay.com

Львиная доля тендеров в Беларуси создается для поиска поставщиков для медицинских учреждений. Конкуренция там есть, но не всегда и не везде. Существует несколько областей закупок, где за победу бьются всего два конкурента. Ни о каком снижении цены и экономии в таких случаях, как правило, речи не идет. Это может указывать на низкий уровень конкуренции на отдельных рынках, а может являться индикатором коррупции. Рассмотрим примеры таких закупок.

Шовные материалы

В 2019 году прошло около полутора десятков тендеров по закупке шовных материалов. Нередко в них принимали участие всего 2 поставщика, которые при этом совершенно не демонстрировали ожесточенного сражения.

Гродно. Пример закупки для «Медтехники». Регистрационный номер AU20190628173474:

Разберем самую первую строку – «Полигликолид, 40-45». Гродненская «Медтехника» выразила готовность заплатить за такой товар не более 259 тысяч рублей. В тендере участвовало два поставщика, лучшая предложенная цена составила 258,2 тысячи рублей. Всего на 0,3% ниже, чем изначально выставил закупщик. Даже сетевые гипермаркеты в рамках дисконтных программ готовы массово предоставлять розничным клиентам более весомые скидки.

Всего в аукционе шла борьба за 12 лотов, на которые только две компании подавали заявки. И везде финальная ставка практически не отличалась от начальной. Конкуренция? Экономия? Нет, не слышали.

21 виновен в коррупции, но дело медиков продолжается

Медицинская техника

Еще один пример – закупки медицинской техники. Основные организаторы тут – филиалы «Медтехники», которые делают закупки для различных медицинских учреждений. На второй этап таких тендеров обычно допускают две компании. И очень часто встречаются одни и те же пары. При этом конкуренция в таких парах нередко носит формальный характер. Например, НИЦ «Магистр» любит конкурировать с ЧУП «Юмедика». Еще одна пара – та же «Юмедика» и «Кардиан». А с «Кардианом» в паре часто встречается уже упомянутый «Магистр». Немного похоже на любовный треугольник.

Для примера рассмотрим тендер «БарМт №459/19 – Галогенератор; Ингалятор лекарственных средств; Дефибриллятор-монитор». Несмотря на видимость реальных торгов, снижение цены там носило чисто символический характер. При начальной цене 47,41 BYN финальная ставка составила 47,265 BYN. Разница ничтожная – 0,3%. Как и в примере с шовным материалами.

Просто для сравнения: в аукционе «ГродМТ 207/19-ЭА Система суточного мониторирования ЭКГ и АД для УЗ «Гродненский областной клинический кардиологический центр»» два конкурента умудрились снизить цену более чем в два раза. И поиск в открытых источниках показывает, что именно эта, в два раза сниженная цена, как раз более-менее соответствует рыночной.

Возникает вопрос: почему один филиал с точностью в 99% попадает в рыночную цену, а другой совсем не попадает?

Коррупция в ЖКХ: как «распиливают» платежи граждан за коммуналку?

Настораживает еще один момент: интуиция отдельных участников тендеров. Тут речь пойдет про преференциальную поправку. Дело в том, что поставщики белорусских товаров могут получить так называемую преференцию в 15% от цены, чтобы иметь конкурентное преимущество перед другими поставщиками. Подробно о схеме мы писали в предыдущем материале.

Нашлось несколько случаев, когда заявку на преференцию предоставляли только те участники, которые потом побеждали в тендере. Выходит, проигравшая сторона заранее решила не тратить время на оформление лишней бумажки. Что это, если не ясновидение?

Пример такой закупки – тендер «МТ 275/19-ЭА «Система длительного мониторирования ЭКГ для УЗ ГО»». За время аукциона цена на систему снизилась с 12 тысяч рублей до 8612 рублей. Последняя ставка проигравшего НИЦ «Магистр» была всего на 15 рублей выше, то есть формально интрига сохранялась до самого конца. И эта компания изначально не оформила заявку на 15% преференцию, хотя в десятках других случаев она это делала.

В Украине хотят защитить разоблачителей коррупции

Реагенты диагностические

В этой категории закупок есть два основных игрока: ООО «Анализ Мед Пром» и ООО «Арвитмедикл». Они с завидным постоянством парой участвуют в тендерах и с переменным успехом в них побеждают. Если в предыдущих случаях связь между конкурентами можно было предполагать, то здесь она очевидна: заходим на сайт «Анализ Мед Пром» и в разделе контакты видим название «Арвитмедикл».

Встречаются закупки, в которых конкуренты даже не пытаются изображать подобие борьбы. Например «МогМт№159/19-ЭА «Лабораторные изделия из стекла»». Казалось бы, целых четыре конкурента, разные компании с историей. Но на каждый лот – только два кандидата, и снова конечная цена практически не отличается от начальной. И так по 14 лотам из 17.

За полгода в Беларуси осудили полтысячи коррупционеров

Вместо вывода

Мы не можем утверждать, что в перечисленных случаях происходила коррупция. Учитывая то, что медицинскими закупками занимается весьма узкий круг компаний и лиц, мы, вероятно, имеем дело с определенными неформальными правилами игры.

В соответствии с Указом Президента №40, принятом в 2019 году, организаторами таких госзакупок могут выступать лишь три игрока:

  • УП «Белмедтехника» и его дочерние предприятия – при закупке медицинских изделий, запасных частей к ним;
  • РУП «БЕЛФАРМАЦИЯ» и его многочисленные дочки из разных регионов – при закупке лекарственных средств и лечебного питания;
  • РУП «Белорусский протезно-ортопедический восстановительный центр» – при закупке технических средств социальной реабилитации.

Среди поставщиков (которых теоретически может быть сколько угодно) тоже то и дело мелькают одни и те же компании. Рынок выглядит поделенным пирогом, и такое положение вещей негативно сказывается на конкуренции. Снижение цены в ходе аукциона на 0,3% – это даже не мизер, а просто ничто. Расширение круга организаторов могло бы повысить конкуренцию и сделать закупки более выгодными для бюджета.

Так или иначе, описанные выше тендеры выглядят, как минимум, странно. А для правовой оценки происходящего существуют специальные органы.

Читайте по теме:

Пол-палец-потолок. Что происходит с ценами в госзакупках дров и торфобрикетов

Смотрите также