Конфликт власти с ИП: на бумаге ограничения оставят, но штрафовать не будут?

Інтэрв'ю

Такой вариант вполне удовлетворит многих индивидуальных предпринимателей и погасит возможную митинговую активность. Так считает экономист, глава собственной финансовой компании Александр Синкевич. Есть ли здравое зерно в идее запрета торговли без сертификатов? Почему Беларусь занимает 157 место в рейтинге экономической свободы? Насколько Международному валютному фонду есть дело до белорусских ИП? На эти и другие вопросы  эксперт отвечает в интервью belsat.eu.

«Запреты торговли без документов нередки во всём мире и не вызывают массового отторжения»

Министр экономики Зиновский пообещал ипэшникам снизить штрафы за торговлю без документов. Насколько это важно для ИП?

Белорусские предприниматели традиционно с недоверием относятся к обещаниям властей. В то же время, сейчас у белорусских чиновников интерес к ликвидации предпринимательства либо к увеличению налогов с этого слоя бизнеса перекрывается вызовом потенциальной безработицы. И появление на улицах десятков тысяч оставшихся не у дел ИП способно дестабилизировать социально-политическую ситуацию в стране. Власти Беларуси вполне осознают данный риск, поэтому жесткого прессинга предпринимателей в ближайшее время не будет.

И кто же в итоге окажется сильнее — чиновник или предприниматель? На последнем форуме ипэшнии о митинге даже условились…

Судя по всему, ситуация будет решена через неформальный компромисс. То есть на бумаге ограничения оставят, но массовых и жестких санкций за их нарушение не последует. Это, скорее всего, вполне удовлетворит большинство предпринимателей, и протестный актив окажется в некоем вакууме. Поэтому на перспективы митинговой активности я смотрю скептически.

Как вообще произойдёт этот договор, мол, власть закрывает глаза на свой же указ, а ИП – сидят спокойно? Можно уже возвращаться  торговле?

Думаю, возврат на рынки произойдет не полностью и не сразу. Более смелые предприниматели будут выходить на торговые точки и смотреть, будут ли практические негативные последствия. И уже в зависимости от этого в течение нескольких месяцев произойдет некоторая стабилизация активности на рынках, хотя и на более низком уровне, чем в прежние годы.

Многие люди считают, что, по большому счёту, торговать без сертификатов качества — нехорошо. Может и есть здравое зерно в этом указе?

Цель сертификатов – поддержать производителей-резидентов Евразийского союза и защитить потребительский рынок от дешевой контрабанды и контрафактных товаров. Подобные меры нередки во всем мире и не вызывают массового отторжения. У Беларуси проблема в том, что другие страны-участницы ЕАЭС не выполняют требования по сертификации импортных товаров в силу коррумпированности и неэффективности своих систем управления, а таможенная граница с Россией отсутствует.

Минску следовало бы предварительно утрясти эти вопросы с партнерами по ЕАЭС, и лишь после этого браться за собственных ипэшников. Однако инструменты для воздействия на ЕАЭС у белорусских властей весьма ограничены.

Почему эти сертификаты стали такой сложностью? Ипэшники по дешёвке покупают какой-то сомнительный товар без сертификатов?

Нелегальный товар в России стоит значительно дешевле, поэтому при отсутствии таможенной границы он неизбежно будет перетекать в Беларусь – либо через ипэшников, либо через мошеннические схемы, либо просто контрабандным путем. Учитывая, что таможенную границу просто так не организуешь, белорусские власти могли бы создать сеть оптовых баз для импортных товаров, которые координировали бы их легальный ввоз и распределение среди местных предпринимателей.

«Иное дело, что у белорусских властей сейчас масса иных проблем и отсутствуют компетенции в данной области. В крайнем случае, сами предприниматели могли бы скооперироваться для решения проблемы с сертификатами, которая вызывает трудности только у индивидуалов, хотя любая небольшая фирма, в состоянии ее решать в рамках правового поля. И здесь проблема уже в том, что белорусские предприниматели не склонны к подобным способам координации и не имеют такого опыта»

«Международным финансовым структурам нет дела до проблем белорусских ИП»

На последнем форуме предпринимателей звучали призывы, мол, давайте попросим в МВФ, чтобы они за этот указ не выдавали Беларуси кредиты. Вообще, насколько МВФ волнуют дела белорусских ИП?

Я уверен, что МВФ и другим международным финансовым институтам нет дела до проблем индивидуальных предпринимателей, поскольку являются инструментом, прежде всего, политическим. А политически для наднациональных структур важно сохранить макроэкономическую стабильность в Беларуси и восточноевропейском регионе, при одновременном сдерживании российских амбиций. В этом смысле крупным финансовым организациям, как и белорусским властям, удобнее поддержать сетевых ритейлеров, а те, в свою очередь, заинтересованы в исчезновении индивидуальных торговцев, составляющих им определенную конкуренцию. Поэтому апелляция ипэшников к МВФ выглядит весьма сомнительно.

Недавно появился новый международный рейтинг стран по уровню экономической свободы, где Беларусь заняла 157-е место.  О чём это говорит и насколько вообще объективен этот рейтинг?

Рейтинг вполне объективен, учитывая, что он отражает уровень либерализма экономической модели. Провал Беларуси в рейтинге обусловлен четырьмя факторами, в порядке убывания важности:

1) Власти жестко контролируют банковский сектор;
2) Власть редко, но радикально вмешивается в ручном режиме в права собственности;
3) Плохой индекс восприятия коррупции;
4) Низкая свобода инвестиционных потоков.

Важно помнить, что данный рейтинг вовсе не идентичен оценке эффективности социально-экономической модели либо возможностям ведения бизнеса. Даже в условиях жестко регулируемой системы управления в Беларуси лучше, чем в любой другой стране СНГ, решается задача наращивания человеческого капитала, а также создания привлекательной бизнес-площадки.

Россия и Украина занимают столь же низкие же позиции (153 и 162 места соответственно) — ситуация там нисколько не лучше? Почему ситуация не улучшается на Украине после революции?

С точки зрения экономического либерализма, ситуация в Украине и России близка к белорусской – ровно те же четыре проблемных пункта. Интересно, что результаты российской модели немного хуже белорусских в рейтингах ИЧК (накопление человеческого потенциала)  и Doing Business (привлекательность бизнес-площадки) – и это несмотря на колоссальную ресурсную базу, а украинские результаты и вовсе остаются на уровне отсталых африканских государств и даже ухудшаются в последние годы – вопреки жертвам и лозунгам последней революции. Причиной тому служит разница в экономических моделях: белорусская напоминает госкапитализм авторитарных восточноазиатских стран образца 70-х годов, многим из которых удалось в 80-е и 90-е сделать серьезный технологический и экономический рывок, а украинская и российская модели практически идентичны латиноамериканским компрадорским олигархатам, где приоритетом властной и финансовой верхушки является разграбление собственных стран. Эта цивилизационная разница, нарабатываемая десятилетиями и столетиями, не может быть преодолена периодическими переворотами или революциями, что и подтверждает латиноамериканская действительность.

Беседовал Евгений Балинский.

Смотрите также
Комментарии