Кого, как и почему депортировали в СССР? Интервью с историком Павлом Поляном

В череде сталинских репрессий особо выделялись национальные операции времен Большого террора. В ожидании войны Сталин избавлялся от подозрительных, по его мнению, народов. В 80-ю годовщину расстрелов польских военнопленных и гражданских лиц, случившихся весной 1940 года в нескольких местах Советского Союза – в Катыни, Калинине, Харькове, а также тюрьмах Западных Беларуси и Украины, Маша Макарова поговорила с историком Павлом Поляном – о механизме репрессий по национальному признаку и их особенностях.

Павел Полян — историк, географ и филолог, сотрудник Института географии РАН, доктор географических наук. Автор около 300 научных и научно-популярных публикаций, в том числе книг «Жертвы двух диктатур» (1996), «Вестарбайтеры» (1999).

– Павел Маркович, все ли национальные меньшинства в свое время попали под каток репрессий в СССР?

– Как могут быть все? Только избранные. Не всем так везет! К 1935 году этнический фактор стал доминирующим в депортациях. Репрессиями была охвачена существенная часть, посчитать нетрудно. И это были поляки. Отчасти даже не потом у, что они были поляками, а потому что они жили на западной части периметра советских границ. Зачистку которого на всякий случай, в ожидании того или иного конфликта, с той же Польшей, может быть, осуществляло НКВД — естественно, по согласованию с партийным и государственным руководством. Этническая составляющая была ощутима и в социальных репрессиях.

https://www.facebook.com/vot.tak.belsat/videos/158545372142366/

– По каким критериям отбирались те, кто попадал под репрессии?

– Грамотно выделять тотальные депортации и не тотальные. Тотальные – это те, которые захватывали контингент полностью. Это те самые «наказанные народы» или «репрессированные народы» – их всего 9. Это те, кого репрессировали тотально. Но и здесь могли быть исключения. Например, были смешанные браки. И в случае смешанного брака, когда муж относится к этносу, который не депортируется, а жена – к этносу, который депортируется, то у женщины было полное право остаться с мужем. А главное, что все этносы были дисперсно расселены по стране. Поэтому такого рода депортации проводились волнами, точнее – фазами. Как правило, первая фаза – это депортация с того места, где находится основной ареал, вторая фаза – из мест, где еще могут проживать, своеобразная «дочистка». А третья фаза – вычистка из армии. Не то, чтобы их освобождали от службы или демобилизовали. Их, во время войны было много таких случаев даже с Героями СССР, подселяли к их семьям в Средней Азии и Казахстане. Их можно было направлять на любые стройки, даже самые тяжёлые, с условиями лагерного содержания, ничуть не лучше ГУЛАГа, а подчас и даже хуже.

– Какова была логистика таких тотальных депортаций и как они проходили?

– Возьмем, например, чеченцев. Примерно так же происходило и с другими, но в этом случае более показательно. К тем, кто жил в горах, неожиданно в какое-то время приехали якобы для отдыха красноармейцы (как думали местные), а на самом деле – НКВД. Сначала очищали горные, труднодоступные территории. Погода этому сильно препятствовала: выпал снег и перевалы закрылись. Отсюда и такие, не до конца проверенные коллизии, как Хайбахская [трагедия].

В конце 1980-х годов появилась информация, что во время операции «Чечевица» – массового выселения чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР – НКВДшники в высокогорном ауле Хайбах согнали в колхозную конюшню и сожгли от 200 до 700 человек. Из-за срыва графика депортации – сильные снегопады не давали спуститься с гор.

По определенной мифологии (потому говорю мифологии, что это окончательно не доказано, а не доказано, потому что окончательно не дорасследовано): сотня людей сожженных в конюшне или нога какого-то человека-очевидца (со знаком вопрос), которая проваливается в человеческий скелет… Такого рода вещи нуждаются в проверке. Более доступные фрагменты этого ареала: это депортации равнинные, городские, сам Грозный. Последним эшелоном был совершенно необычный поезд. Товарняки, в которые грузили людей с их вещами… Это был самый нормальный плацкартный, навряд ли купейный, вагон, которым ехало партийное начальство, советское начальство (чеченцы) и религиозное начальство.

Катынское преступление – также белорусская трагедия. Интервью с историком Мельниковым

– Государство как-то искупило вину перед репрессированными народами? Принесло свои извинения?

– Какие извинения! Никаких извинений не было. Но в 1991 году был закон о реабилитации. Закон об административной реабилитации. В середине 50-х годов после смерти Сталина, после съезда с докладами Хрущёва дошло до того, что депортированные контингенты начали возвращать на родину. Но не всех. Первыми, между прочим, реабилитировали партийных и известных людей.

– Если говорить о «национальных волнах», то какой процент они составляли среди всех репрессированных в СССР?

– По тем подсчетам, которые мы с Николаем Пополем сделали, мы насчитали 6 с небольшим миллионов депортированных внутри СССР. Если отбросим социальные контингенты, отбросим конфессиональные депортации, то, допустим, 2 300 000 человек. Считайте, что это приближается к 2/3 от всего количества депортированных – около 60%.

Читайте также:

https://belsat.eu/ru/news/zhivye-tsvety-v-neve-kak-krov-ubityh-nkvd-fotoreportazh-s-aktsii-v-peterburge/

Новости