Как живут в деревнях, рядом с которыми производят радиоактивное молоко


Деревня Стреличево в Хойницком районе Гомельской области, на первый взгляд, ничем от других подобных поселений не отличается: те же ухоженные дворы, те же хозяйственные жители…

«Вон, видите, цыплята, индюки. Были гуси, кур держим…», – рассказывает Иван Мороз, житель деревни Стреличево.

«Белсат»: «Где вы выращиваете то, чем свиней кормите?»

«Вон, видите, зерно растет. Вон в огороде у меня пшеница посажена, картошка там – вот это все копаем, и вот этим кормим», – делится Иван Мороз.

И все бы хорошо, только после Чернобыльской катастрофы Стреличево попало в зону последующего отселения с загрязненностью от 5 до 15 кюри и до сегодняшнего дня имеет статус загрязненной территории. Между тем, найти того, кто бы боялся здесь радиации, не получилось. «Зерно сажаем, и картошку, и свеклу, и морковь, и капусту, и арбузы, тыкву, помидоры, баклажаны, перец – все!» – перечисляет Полина Редчук, жительница Стреличево.

«Белсат»: «А не боитесь? Радиация же, говорят…».

«А чего бояться? Кто ее уже… Где ее нет? Ну, тут, конечно, зона еще не снята», – говорит Полина Редчук.

Полина не единственная, кто думает подобным образом.

«А что тут страшного? Еще, по моему мнению, люди уезжают – и им там еще хуже становится, чем здесь тем, кто проникся уже всем этим», – уверена Ирина Габова, жительница Стреличево.

Впрочем, после отмены льгот и выплат чернобыльцам, про особый статус окрестностей напоминают, пожалуй, лишь проверки продуктов на продажу.

«Когда продавали, то сдавали в санстанцию: все нормально! И никогда не было проблем», – говорит Людмила Шпакова, местная жительница.

«Белсат»: «А как здоровье у родителей?»

«Тоже нормально. Из Минска приезжают, проверяют щитовидную железу: все нормально!» – добавляет Людмила. Даже в окрестных озерах, признаются некоторые, ловили бы рыбу, если бы не… большие штрафы. Впрочем, и здесь смельчаки находятся. «Не боюсь радиации. Все-таки 30 лет прошло, так что не такая уж и большая доза», – добавляет молодой парень Данила Сержан.

«Иногда попадается плохая рыба, но мы ее не едим – выбрасываем. К примеру, ловим, а она полуживая. Вот если поймали нормальную, тогда мы ее пожарим или сварим уху. А если, к примеру, поймаем полуживую, то не едим ее, а отдаем котам или собакам», – добавляет Данила.

Подобное спокойствие – и в соседних Губаревичах, расположенных буквально на окраине чернобыльской зоны. На днях Губаревичи прославились буквально на весь мир – после репортажа агентства «Аssociated Press» про здешнюю ферму, которая производит и продает на гомельский молокозавод молоко с содержанием стронция-90, в десять раз превышающем максимально допустимую норму. Власти, конечно же, информацию журналистов опровергли, однако результатов собственных проверок не озвучили. И, на всякий случай, запретили фермерам давать кому-то другому свою продукцию для анализов.

«Хотя бы пол-литра молока – нет. Это все – с разрешения санстанции. Приказ горисполкома: никому ничего не давать!» – обрывает разговор с нами Александр, работник фермы, деревня Губаревичи.

Впрочем, а почему бы не дать? Чего бояться, если нечего бояться?

Валерий Руселик, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии