Как вымирает белорусская деревня


Вывеска с названием деревни отсутствует, да и самой деревни практически нет. Прежние 100 дворов, с фермой, клубам и водонапорной башней – сегодня Казановка в Речицком районе больше напоминает поселение-призрак с несколькими домами.

Среди одиноких жителей – и Нина, которая стала свидетельницей расцвета и упадка села. Теперь же почти отрезана от цивилизации на окраине некогда шумной деревни.

«Телефоны есть, вызывай скорую, но только лучше не болеть. Приедет скорая, но как-то ждали-ждали, нет ее быстро. Они говорят, здесь кусты, думали нет нигде ничего», – рассказывает Нина Пинчук, жительница Казановки.

Да автолавка два раза в неделю, а автобус – за три километра в соседней деревне. А нет жизни – значит, за работу берется экскаватор. Сейчас Нина мечтает вырваться из глухой местности и получить хотя бы комнатку в Речице.

«А я бы отдала дом, знаю каждая из нас отдала бы этот дом, чтобы только дали вторую жизнь», – признается Нина Пинчук.

Однако, по словам бабушки, в Заспенским сельсовете в помощи отказали. Там же нам сообщили, что Нина Пинчук к ним не обращалась и уезжать якобы не хочет. Вымирание деревни же объясняют ее удаленностью и «бесперспективностью».

«Не производства, негде работать, школы нет, садов нету, магазинов нет, поэтому и отмирает, уходит в прошлое», – объясняет Любовь Бышик, управляющая делами Заспенскага сельсовета.

И таких деревень без будущего в окрестности минимум пять. А сколько их на Гомельщине и во всей Беларуси?

«Людей государство бросает на выживание с природой один на один, не заботятся о стариках, которые не могут на сегодняшний день позаботиться о себе», – отмечает Инна Манянкова, активистка «Говори правду».

Опустевшие белорусские поселения фактически попали в заложники урбанизации: за лучшей жизнью люди бегут в города. Согласно статистике, только ¼ часть населения в сегодняшней Беларуси живет в деревнях. И последовательного плана спасения деревни власти, по всей видимости, не имеют.

Татьяна Реут, Белсат

Смотрите также
Комментарии