Маша Макарова Как умирать больным раком или мордобой у метро Либеральная

Ведущая и редактор программы «Вот так»

Когда раковый больной, не любящий Путина, лезет на стенку от ужасающей боли, задумывается ли он о том, что это «Единая Россия» купила обезболивающее, избавляющее его от страданий? Могут ли благотворители сотрудничать с властями, чтобы спасать обычных граждан? И стоит ли рассуждать о вопросе компромисса с Кремлем, выливая на оппонентов ушаты дерьма? Об одном мордобое, случившемся у метро «Либеральная» в российском фейсбуке, пишет Маша Макарова.

Нюта Федермессер вступила в движение Общероссийский народный фронт. Это привело к очередному витку дискуссии о том, можно ли сотрудничать с властью в благих делах, и к травле общественницы в фейсбуке. Фото — www.facebook.com/pg/hospicefund.ru

Массовая драка у метро «Либеральная» – так назвала происходящее в последнюю неделю в русском сегменте фейсбука журналист Ксения Ларина.

Очень тяжело мне это признавать, но поскольку дуэль Алексей Навальный с Антон Долин вновь разломила наш и без того…

Publiée par Ксения Ларина sur Vendredi 30 novembre 2018

Драки было две. В одной из них либеральная общественность сцепилась в схватке, не скупясь на выражения, когда пыталась культурно обсудить важный вопрос – могут ли благотворительные российские организации сотрудничать с властями? И если могут, то до какого уровня?

«В ноябре 2018 года вступила в Общероссийский народный фронт, за что подверглась критике», – это теперь отдельная строчка в биографической справке Нюты Федермессер в Википедии и краткий пересказ произошедшего.

За емким словом «критика» стоят ушаты грязи, вылитые на Федермессер, в том числе, людьми с похожими взглядами на происходящее в путинской России.

Предыстория

Всё началось 29 ноября, когда член правления фонда «Вера», поддерживающего работу хосписов по всей России, и руководитель московского Центра паллиативной медицины и всех московских хосписов Нюта Федермессер объявила о вступлении в путинский «Народный фронт». Точнее сразу в его руководящий орган – Центральный штаб. «С благодарностью» приняв приглашение туда, как сама Федермессер написала в фейсбуке.

«Общероссийский народный фронт – это общественное движение, созданное в мае 2011 г. по инициативе президента РФ Владимира Путина» – говорится на сайте движения. Фото – facebook.com/rosnarodfront

Общероссийский народный фронт был создан в мае 2011 года, за год до очередных президентских выборов, по инициативе тогдашнего премьер-министра страны Владимира Путина. Формально, как сообщается на сайте ОНФ, – это движение контролирует исполнение указов и поручений президента, борется с коррупцией и неэффективными тратами бюджетных средств, занимается вопросами повышения уровня жизни сограждан. Практически Народный фронт часто используется в качестве органа поддержки народного лидера. А народным лидером, как опять-таки написано на сайте движения, является президент Владимир Путин. Который фронт и возглавляет.

«Если ты за Путина – значит ты за Фронт» – гласит картинка на неофициальной странице движения в фейсбуке.

А на официальной – народный лидер также смотрит со многочисленных фотографий. Отсюда и претензии к вступившим в ряды Народного фронта со стороны либеральной оппозиции к тем, для кого Крым не наш, выборы не честные, а судебные процессы зачастую политические.

Аргументы «за» таковы. Вступление в движение дает общественникам, особенно тем, кто пытается изменить систему изнутри, шанс мониторить исполнение поручений Путина на местах и вносить законопроекты в Государственную думы через тех фронтовиков, кто пошел дальше и, вступив в «Единую Россию», оказался в парламенте. Фронтовикам, в целом, легче достучаться до властей всех уровней.

Примерно о том же, объясняя свой выбор, написала Нюта Федермессер.

«Я смогу контролировать отсюда исполнение поручений президента, у меня будет выход на губернаторов, и это уникальная возможность влиять на качество последних месяцев, недель, дней, часов жизни многих и многих людей», – объяснила она свое решение.

Нюта Федермессер (в центре) среди сотрудников фонда «Вера». Фото – facebook.com/pg/hospicefund.ru

Ручное управление – иначе система не работает, следовало из ее поста. Нужны рычаги управления теми, от кого реально зависит ситуация. Нужны рычаги, чтобы бороться с «черными хосписами» и платными клиниками, для которых онкологические больные, как пишет Федермессер, «сладкая добыча».

«Сделать то, чего я хочу, без поддержки государства невозможно», – заключает она.

Фонд «Вера», названный в честь Веры Миллионщиковой – матери Нюты Федермессер и создателя Первого московского хосписа, появился 12 лет назад. Федермессер возглавила его в 2010 году, незадолго до смерти своей матери. До сих пор фонд «Вера» – это единственная в стране некоммерческая организация, системно занимающаяся поддержкой хосписов и их пациентов.

«Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь», – такова идеология фонда.

Вчера фонду «Вера» исполнилось 12 лет. Мне кажется, что именем мамы назван самый лучший и самый благородный…

Publiée par Nyuta Federmesser sur Jeudi 29 novembre 2018

«Фонд вне политики, он для каждого» – написала Федермессер в фейсбуке в 12-летие фонда «Вера», когда объявила о решении вступить в ОНФ.

И оказалась в центре политического фейсбучного скандала.

Хроника мордобоя

«Какая же вы там все блядва лизоблюдская», – со своих моральных высот написал под постом Федермессер Аркадий Бабченко, не упускающий ни одной возможности уличить российскую либеральную общественность в сотрудничестве с российским «гитлером».

И затем посвятил общественнице, борющейся за развитие паллиативной медицины и культуры умирания в России, отдельный пост, где смешал ее и высказавшихся по теме – в том числе, писателя Бориса Акунина, правозащитницу Зою Светову и главу фонда «Нужна помощь» Митю Алешковского, с грязью, заявив, что они «спасают тех, кто убивает».

Бабченко вторили и другие, цитировать которых не хочется.

Культурно предостерегали перед «сотрудничеством с дьяволом» Федермессер правозащитники и некоторые журналисты, пытаясь начать дискуссию по важному этическому вопросу. Дискуссии заканчивались морализаторством, хамством и травлей в комментариях.

Одна из пациенток хосписа. «В смерти все равны. И остаётся у каждого из нас в конце жизни только кровать, тумбочка с очками, зубным протезом, иконкой Св. Пантелеймона и салфетками, и, если повезло в жизни, то ещё рука близкого человека в нашей руке…» – написала Нюта Федермессер в посте о вступлении в ОНФ. Фото – facebook.com/pg/hospicefund.ru

«Каждый выбирает меру компромисса. Но не думай, что ты их переиграешь. Или перетанцуешь. Очень многим это не удалось. Сегодня нашей власти очень нравится помогать хосписам и умирающим. Хочется придать власти человеческое лицо. Умирающие и тяжело больные – не опасный для власти контингент. (…). Это очень опасно, власть не милосердна, она жестока», – написала упоминаемая Бабченко правозащитница Зоя Светова, комментируя пост Федермессер.

«Очень печально видеть, когда приличные люди превращаются в дедушку Калинина. До слез печально. И я совсем не хочу знать, сколько стариков будет спасено благодаря этому вступлению, меня гораздо больше занимает, сколько людей будет умерщвлено из-за этого государства, набитого негодяями и потакающими им дедушками», – задавалась вопросом в своем посте фотограф и общественный активист Виктория Ивлева, после начала войны в Украине активно подключившаяся к помощи украинским переселенцам и украинским политзаключенным, находящимся в России.

Фонд помощи хосписам «Вера» появился в 2006 году, когда тяжело заболела Вера Миллионщикова, основатель и главный врач Первого московского хосписа. Фото – facebook.com/pg/hospicefund.ru

Журналист Сергей Пархоменко, рассуждая о допустимости компромисса с властью и, как следовало из его поста в фейсбуке, желая предупредить Федермессер об опасности, вспомнил о Елизавете Глинке, известной как Доктор Лиза, назвав ее «услужливым, потасканным ничтожеством». И открыл новые потоки грязи.

Предыстория 2

На самом деле, эта дискуссия началась гораздо раньше. И все аргументы были приведены уже не раз. Ничего нового этот мордобой у метро «Либеральная» не открыл.

Той же травле в соцсетях и СМИ и горячему порицанию со стороны тех, кто немедленно надевал белое пальто, подвергались и Чулпан Хаматова – соучредитель фонда «Подари жизнь», снявшаяся в 2012 году в ролике в поддержку кандидата на пост президента по фамилии Путин, и доктор Лиза, вывозившая детей из оккупированных областей Донбасса в Россию и погибшая в декабре 2017 года в самолете, летящем к российским военным в Сирию.

А прозвучало ли что-то новое?

Все аргументы всех сторон давно высказаны. Меняются лишь декорации, в которых начинаются подобные (срачи – зачеркнуто) дискуссии.

«Публичный хамский тон в отношении Нюты Федермессер (…) сделал невозможным обсуждение по сути. Именно этот, доминирующий почти в любой полемике сегодня, хамский тон – вкупе с эскалацией хамства, когда тяжелейшие пощечины походя отвешиваются людям с обеих сторон просто за иной взгляд на вещи, – главная проблема общества (или того, что осталось на его месте в России) сегодня. Не взять ли мне патент на понятие sratch?» – написал в фейсбуке публицист Виктор Шендерович.

НЕСКОЛЬКО СООБРАЖЕНИЙ В ПОРЯДКЕ ПОСТУПЛЕНИЯ1. Логика Антона Долина, выступившего в защиту Сергея Брилева, кажется мне…

Publiée par Виктор Шендерович sur Vendredi 30 novembre 2018

Одна из пациенток хосписа. «Мы не можем добавить дней к жизни. Мы можем добавить жизни дням», – сказала Нюта Федермессер в интервью «Новой газете«. Фото – facebook.com/pg/hospicefund.ru

Да, на фоне стремительно падающего рейтинга «Единой России» и самого президента, вступление приличного человека, делающего в России невозможное, в организацию, которая символизирует «народную поддержку» лидера, конечно, подарок властям.

Но, как в том самом ролике говорит Чулпан Хаматова, «помощь должна быть осязаема». Развитие паллиативной медицины, хосписов, где умирающие часто в нищете и чудовищных болях раковые больные, могут уйти как люди – невозможно без содействия государства и госчиновников.

«Когда умирал мой отец и кричал от боли, мне было важно только то, чтобы его обезболили и мне было все равно кто это сделает», «Когда умирала моя свекровь, мне было важно лишь, что на новогодние праздники, когда невозможно было бы ее обезболить, ее взяли в стационар хосписа, и она ушла без боли и унижений. Каким путем это было достигнуто, меня вообще не интересовало. Совсем», – два из сотен комментариев под постами, осуждающими выбор Федермессер.

Пациентка хосписа и волонтер в День Победы. Фото – facebook.com/pg/hospicefund.ru

«На этой хосписной койке человек не думает про то, что он мало работал, недоработал, про то, какой плохой закон приняла Государственная дума, человек думает только про семью и близких, и человек бесконечно одинок. (…) Но если есть кто-то, с кем можно доверительно держаться за руку, то даже этот твой собственный личный опыт, который ты не можешь никуда передать, он как-то проходит легче. Как в детстве, когда ты к зубному идешь с мамой и она тебя держит за руку», – говорит Федермессер в интервью о ее работе и жизни, опубликованном журналистом «Новой газеты» Зоей Ерошок.

Текст вышел в июне, а 21 ноября Ерошок умерла от рака – в том самом Первом московском хосписе. Проведя последние месяцы «на руках у Нюты Федермессер», как написано сейчас на сайте «Новой».

Зоя Ерошок, хорошо знавшая дочь Веры Миллионщиковой, писала:

«Ни к каким начальникам страны Нюта никогда не подлизывается, чинопочитанием не больна вообще. Хотя с кем только не имела дело – и с Путиным, и с Медведевым, и с Кириенко, и со всеми московскими властями…»

Хамство вместе дискуссии

Постоянное нахождение бок о бок со смертью в хосписах, постоянное осознание того, что, когда в Москве паллиативная медицина развивается, в сотнях провинциальных российских город тысячи раковых больных извиваются от отсутствия нормального обезболивания и заботы – все это меняет оптику. Ставит человека, его достоинство, в центр.

Те, кто сталкивался с тем, в каких условиях умирают в России люди, понимают, какой толщины потолок пробивает Нюра Федермессер, и какие чудеса совершает и она, и все те, кто участвует в развитии в стране культуры достойного умирания, жизни до самого конца жизни. На своей странице в фейсбуке Федермессер публикует записки из хосписа.

«Вот и настало утро, посмотрим, что оно принесете», – написано почерком пожилого человека на одной из них.

Publiée par Nyuta Federmesser sur Jeudi 29 novembre 2018

Федермессер пытается принести в Россию культуру отношения к чужому страданию и смерти, правильное отношение к обезболиванию онкологических больных, модель ухода в достойных условиях, используя все шансы и все предложения.

Теперь бы принести еще культуру дискуссии.

Пациентов Хосписа поздравляют с праздниками и дают им ощущение обычной жизни, которая течет и в хосписе, и за его стенами. Фото – facebook.com/pg/hospicefund.ru

Все, что показала нынешняя драка у метро «Либеральная» – это то, что спорить, не скатываясь к оскорблениям и хамству и не называя своих же предателями и врагами, обсуждая важные вопросы, мы так и не умеем по-хорошему. Зато все хорошо научились надевать белое пальто и, становясь моральными авторитетами, плевать на тех, кто делает реальные дела и не меняет взглядов на фундаментальные вещи. И награждать их словами, которыми не называют политических оппонентов. Своих проще.

В России без Путина люди, увы, не перестанут умирать от рака, не перестанут орать и вешаться от онкологических болей – независимо от воззрений. Хосписы, открытые фондом «Вера» и Нютой Федермессер, вступившей в «Народный фронт», не перестанут быть необходимы, чтобы уйти достойно. Стоило ли присоединяться к Народному фронту – решать самой Федермессер, а не ее многочисленным судьям.

Маша Макарова, belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии