Изгнание Ковальковой как симптом. Власть готовится к инаугурации

Александр
Федута
политконсультант

Совершенно очевидно, что депортация Ольги Ковальковой, доверенного лица Светланы Тихановской и фактического организатора Координационного совета, не была стихийной и случайной. Ее изгнание из белорусского чистилища стало логическим продолжением всех многочисленных задержаний, арестов, «суток», штрафов и тому подобного.

До сих пор, правда, из толпы выдергивали преимущественно мужчин (если брать период после «кровавого 9 августа). Но вот дошла очередь до горячих белорусских женщин, и у меня нет сомнения в том, что следующей легко станет Мария Колесникова. Ее, скорее всего, депортируют сразу в Штутгарт, по месту прописки ее флейты.

Прэс канферэнцыя Вольгі Кавальковай у Варшаве

Opublikowany przez Беларускі Дом у Варшаве Sobota, 5 września 2020

Это, повторюсь, не случайно. Выборы – по мнению окружения господина Лукашенко – у нас нескоро. Но зато стремительно приближается другая дата – 5 ноября, день прекращения полномочий предыдущего главы белорусского государства. До него нужно успеть, во-первых, назначить время инаугурации, во-вторых, эту инаугурацию провести. Скорее всего, это станет одним из предметов обсуждения в ходе беседы Александра Лукашенко и Владимира Путина: как, в какие сроки, с каким международным представительством (в том числе – от Российской Федерации).

Но так же очевидно, что эти два события станут поводом для проведения новых массовых акций протеста. То, что сейчас почти затухло, получит новый импульс и, того и гляди, вспыхнет с новой силой. Однако удерживающая силой власть в стране группировка по-прежнему уверена, что все происходящее – дело рук кучки смутьянов. Количество мест в изоляторах временного содержания достаточно ограниченно, всех туда – даже на месяц – не запихнешь. Поэтому была принята на вооружение концепция, согласно которой потенциальные лидеры протестов должны быть депортированы из страны в добровольно-принудительном порядке. И Ольга Ковалькова – в первую очередь. Павла Латушка спас добровольный выезд, а пустят его назад или нет – другой вопрос.

Вольга Кавалькова

Именно к дню инаугурации силовики и примкнувший к ним директорско-ректорский корпус ставят своей задачей прекратить также любую форму забастовок. Поете песни на иностранных языках? Плиз, после инаугурации. Сидите в шахтах, ничего не делая? Сидите тихо, потом разберемся. Увольняетесь всем театром? Да хоть цирком, только без пикетов в день восшествия на престол состарившегося государя! Похоже, концепция именно такова.

Поскольку существует опасность, что как раз к этому дню какой-нибудь телеграм-канал начнет вызывать повышенную активность населения, не исключаю, что на некоторое время (возможно, суток на трое) будет вновь отключен интернет. Могут вновь ограничить передвижение автомобилей по городу. И лишь «тонтон-макуты» в черном будут «беречь» покой мирных граждан, срывая бело-красно-белые флаги и обеспечивая хождение в ногу членов БРСМ.

После инаугурации, даже если лава вновь выплеснется из жерла наших интернет-вулканов, сам Александр Лукашенко будет считать себя полноценным главой белорусского государства. Поскольку Светлана Тихановская добросовестно уклоняется от совершения аналогичного шага, он останется один на поле – если не считать Владимира Путина. Но и тот, признав де факто Лукашенко своим коллегой, будет вынужден играть в эту игру уже до конца. А значит, вовсе не Путин будет определять срок конституционной реформы в Беларуси, время переходного периода, новые полномочия парламента и главы государства – и т.д.

28-й день мирных протестов: солидарность студентов, женский марш, задержания

Хорошо ли это? – С одной стороны, несомненно. Только плохо, что Беларусь опять оказывается заложницей в руках Александра Лукашенко. Несомненно, чтобы обезопасить себя, он сделает все, чего не сумел или не успел сделать за прошедшие двадцать шесть лет. Добьет всю негосударственную инфраструктуру – в первую очередь, медиа. Уничтожит центры распространения белорусской культуры, оппозиционной по определению. Расправится с негосударственным сектором экономики. Резко сократит число работающих на государственных предприятиях. Ну – и так далее.

Все это время белорусская оппозиция – вернее, то, что от нее к тому времени останется – будет мужественно меряться друг с другом пиписьками и искать виновных в том, что протест оказался слит. Ничего не поделаешь. Невиновными будут разве что те, кого власть депортировала. Или не впустила в Беларусь.

Хотя – некоторым разрешат вернуться. Например, митрополиту Кондрусевичу. После инаугурации его преосвященство будет относительно безопасен.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы