«Избиения постоянно продолжаются». Как белорусские правозащитники собирают свидетельства о пытках

Дни 9-12 августа войдут в новейшую историю Беларуси как один из самых кровавых. Почти 7 тысяч человек были задержаны в первые и наиболее кровавые дни противостояния между народом и полицией. «Белсат» поговорил с Татьяной Гацурой-Яворской из общественного объединения «Звено» о документировании пыток.

Татьяна Гацура-Яворская. Фото: архив героини

«Сначала мы не знали масштабов»

Татьяна Гацура-Яворская – директор общественного объединения «Звено». Организация занимается защитой прав пациентов, просвещением в области прав человека и адресной помощью. Пожалуй, наиболее их известный проект – Фестиваль кино о правах человека Watch Docs.

Почему «Звено» начало заниматься пострадавшими во время первых дней протестов? Прежде всего организация хотела оказать адресную помощь этим людям. А для этого было необходимо поговорить с пострадавшими, чтобы понять потребности. Да и врачи, с которыми у правозащитников уже был контакт, сообщили, что в больницы поступают сильно избитые люди.

«Но тогда, 11 августа, мы еще не знали масштабов. Во время разговоров о происхождении травм стало понятно, что это не точечные преступления, а системные пытки. Поэтому начали расследовать и пытаться систематизировать данные о травмах, чтобы общество узнало», – объясняет Татьяна.

Уручье, 11 августа. Фото: Belsat.eu

Как говорить с людьми о пытках

Сначала у волонтеров организации не было структурированного опроса. Конечно, были определенные пункты, о которых обязательно запрашивали людей: применяли ли спецсредства, слышали ли, чтобы ОМОН или другие силовики предупреждали протестующих перед их использованием. Людей спрашивали о месте и времени травм, и о том, были ли они свидетелями насилия в отношении других людей.

Волонтеры не проходили специальных курсов или инструктажа. Опросы проводились интуитивно.

«Я помню, что один из наших волонтеров, который хотел опрашивать люде, спросил, что нужно. Я ему ответила – «эмпатия». Пострадавший человек должен чувствовать, что мы не просто хотим взять сведения и исчезнуть, но мы очень заинтересованы, чтобы помочь в бытовых и финансовых вопросах, – говорит Татьяна. – Работает простое правило: человек рассказывает то, что готов рассказать. Можно анонимно, можно не анонимно. И большинство было готово делиться своим опытом».

«С полученной коллективной травмой белорусы будут бороться годами». Разговор о послевыборной ситуации с психотерапевтом

В команде «Звена» – 5 человек. С 11 августа по сегодня они опросили около 80 человек.

Наиболее частые травмы – глубокие гематомы. Также было много ЧМТ, переломов рук ног ключиц, глазниц. Если человек попадал с улицы – травмы от резиновых пуль и светошумовых гранатов. Больше всего пострадали мужчины. Женщины составляли лишь 5% от всех пострадавших.

«Разве что ОМОН и сотрудники МВД разделили всех по гендерному показателю. Мужчин безбожно пытали и убивали. А женщины чаще были не Окрестина, а с улицы», – рассказывает Татьяна.

Во время сбора данных волонтеры пытались идентифицировать личности тех, кто избивал и пытал людей.

«Некоторые видели лица, слышали фамилии. Мы запрашиваем и сохраняем – на будущее, так как это может иметь большое значение. Но в основном люди говорят, что у них не было шансов увидеть или услышать что-то, потому что вынуждали сразу опускать голову, а когда поднимал – били».

ОМОН задерживает людей возле площади Победы во время женской акции протеста в Минске. 26 сентября 2020 года. Фото: Алиса Гончар / belsat.eu

Сколько было случаев

ООН сообщает о 450 случаях пыток в Беларуси. Татьяна Гацура-Яворская считает, что это далеко не все.

«В больницы обратились более тысячи человек. И это только официально. Поэтому количество пыток значительно больше. Мне кажется, что ООН подает цифру на основании заявлений в Следственный комитет. Почти каждый человек, который был арестован 9-12 августа, пережил пытки», – утверждает общественный деятель.

Но 12 августа пытки не закончились, убеждена Татьяна.

«Избиение на Окрестина продолжается, но не в таких масштабах. Не надо думать, что это остановилось, и никогда не повторится», – говорит она.

Марш студентов. Минск, Беларусь. 1 сентября 2020 года. Фото: Александр Васюкович / vot-tak.tv / belsat.eu

Что дальше?

Для сбора свидетельств о пытках был создан Международный комитет расследований пыток в Беларуси. Объединенными усилиями белорусских и украинских правозащитных организаций инициатива работает над тем, чтобы ужасы, которые пережили белорусы, не остались безнаказанными.

Сейчас комитет собирает критическую массу свидетельств. Далее эти данные будут передаваться в международные организации. Например, в виде доклада в Комитет против пыток ООН. Главная цель их работы – собрать как можно больше информации, чтобы виновные были привлечены к ответственности.

От лечения до поиска новой работы. Список инициатив волонтерской помощи белорусам

Татьяна Гацура-Яворская говорит, что существует шанс, что эти дела будут рассмотрены на международном уровне. Такие преступления не имеют срока давности.

Удастся ли создать отдельный трибунал, как это было в случае Югославии или Руанды? Специалисты считают это маловероятным. Такие вещи обычно устраиваются с санкции Совбеза ООН, а туда входят в том числе Россия и Китай.

«Россия «покрывает» все, что здесь происходит. А Минск дружит с Пекином. Поэтому шансов мало, — резюмирует Татьяна. — Эти преступления обязательно будут рассмотрены, и правильнее всего, если они будут рассматриваться внутри страны. Надеемся, что будут заведены уголовные дела о массовых нарушениях прав человека».

Ксения Тарасевич/МВ, belsat.eu

Новости