Имел ли право СК принуждать журналиста к сотрудничеству? Объясняет эксперт


Здание СК, фото sk.gov.by

Бывший следователь прокуратуры Олег Волчек комментирует принуждение редактора FINANCE.TUT.BY Дмитрия Бобрика к сотрудничеству в Следственном комитете. Правильно ли сделал Бобрик, признавшись в подписании этого документа?

«Я сразу обратил внимание на то, что фигурантов «дела БелТА» задерживали и отправляли за решетку, хотя статья, по которой было возбуждено дело, не представляет большой общественной опасности. Уже тогда появилась мысль, что это делается для того, чтобы нажать на журналистов, получить признательные показания и склонить к сотрудничеству. Так и произошло. У работников Следственного комитета здесь, очевидно, было превышение служебных полномочий, так как сотрудничать со следствием граждане могут только на добровольной основе. В данном случае были и угрозы, и шантаж. Прокуратура обязана провести проверку по факту заявления Бобрика и возбудить уголовное дело по ст. 426 Уголовного кодекса (превышение власти или служебных полномочий) против следователей», – говорит правозащитник.

Олег Волчек

Олег Волчек отмечает, что Дмитрий Бобрик не нарушил закона, публично признавшись в подписании соглашения о сотрудничестве со следствием.

«Он сделал все правильно. Подписка о сотрудничестве была получена незаконно, поэтому он ничего не нарушил. Зато снял с себя ответственность перед своей совестью и своими друзьями», – говорит эксперт.

По словам Олега Волчека, формально заявление о готовности сотрудничать со следствием нельзя считать «вербовкой» – нормы уголовно-процессуального кодекса предусматривают такие формы добровольного сотрудничества со следствием ради раскрытия преступления. Потом подобные документы могут влиять на степень ответственности ее подписчиков во время суда.

«Но случай c Бобриком можно считать именно «вербовкой», ведь речь о добровольном сотрудничестве не идет», – отмечает правозащитник.

Дмитрий Бобрик. Фото с «Фейсбука» журналиста

Заявление об угрозах и шантаже со стороны следствия Дмитрий Бобрик сделал 25 сентября на своей странице в Фейсбуке. По словам журналиста, 7 августа после трехчасового допроса в Следственном комитете по «делу БелТА» он проявил слабость и подписал договор о сотрудничестве. «Сначала мне пообещали раскрыть детали личной жизни, если отказаться от сотрудничества. А закончилось угрозами в адрес родных, которые могут пострадать. Тут меня затрясло, мне угрожали самым важным в жизни. Я написал бумагу о сотрудничестве», – написал журналист. По словам Бобрика, он сразу понял, что сотрудничать со следствием ему не позволит совесть. Сразу после этого журналиста из статуса свидетеля перевели в статус подозреваемого. Бобрик признается, что после этого давление на него усилилось.

Следчы камітэт адказаў жартам на прызнанне журналіста TUT.BY у вярбоўцы

«Дело БелТА» было возбуждено по ч. 2 ст. 349 УК Беларуси – «несанкционированный доступ к компьютерной информации» (максимальное наказание – 2 года лишения свободы). Согласно следствию, в течение 2017-2018 гг. подозреваемые более 15 тыс. раз незаконно пользовались платной подпиской на ленту новостей государственного агентства БелТА.

  • Всего 7-9 августа были задержаны 18 журналистов. Десять из них были отпущены сразу после допросов, 8 представителей СМИ взяли под стражу. Обыски также прошли в офисе TUT.by, БелаПАН, государственной газеты «Культура» и «Наука», портала Realt.by, а также компании «АйТиВи».
  • Журналистка БелаПАН Татьяна Коровенкова и редактора TUT.by Марина Золотова, Анна Колтыгина, Анна Ермаченок и Галина Власик провели за решеткой 2 суток и были освобождены 9 августа. Также 9 августа вышел на свободу редактор сайта газеты «Белорусы и рынок» Алексей Жуков, которого задержали 8 августа. Главного редактора БелаПАН Ирину Левшину и корреспондента Deutsche Welle в Беларуси Павлюка Быковского освободили 10 августа. Все они остались в статусе подозреваемых.
  • Редактор FINANCE.TUT.BY Дмитрий Бобрик, который сначала был свидетелем по делу, 27 августа переведен в статус подозреваемого. Одновременно всем фигурантам «дела БелТА» запретили выезд за границу.
  • Действия главного редактора Марины Золотовой были квалифицированы Следственным комитетом по ч. 2 ст. 425 УК Беларуси («бездействие должностного лица»). Максимальное наказание по этой статье – 5 лет лишения свободы.

ИИ/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии