«Их убивают за «пыль в кармане»»


Матери казненных «за наркотики» заключенных утверждают, что их детей  пытаются буквально уничтожить в тюрьмах. На таких заключенных за решеткой приходится менее одного квадратного метра пространства и – никаких прав.

Накануне Пятого всебелорусского собрания матери осужденных написали обращение к делегатам. Во время собрания – обрывали телефоны «горячей линии». Некоторым удалось дозвониться и сказать делегатам: проблема вокруг статьи 328 Уголовного Кодекса уже стала общенациональной и к распространению наркотиков имеет только косвенное отношение.

Елена Яцкевич – мать осужденного по ст. 328 юноши, инвалида 2-ой группы, зависимого от медикаментов и стерильных катетеров для выведения мочи. Волком Дима Яцкевич не воет, хотя в Ивацевичской колонии №22 «Волчьи норы» случается разное. Можно окончательно потерять здоровье, а можно и лишиться жизни. В основном там отбывают сроки по так называемым «наркотическим статьям» и большинство указанных дилерами молодых людей – попали за решетку путем быстрого суда. Это когда доказательства виновности слабые, но судьи всех инстанций действуют решительно – виноват и точка.

elena-yatskievicz-328-belsat

Кадр с канала Youtube «Народный репортер»

— Скоро не останется такой независимой газеты, какой бы мы не давали интервью, – говорит Елена Яцкевич, – ведь к чиновникам не достучаться ни напрямую, ни через их СМИ… Более того – чем больше мы боремся за наших детей, тем хуже становятся условия их содержания!

— Ваш сын находится в называемой «Волчьими норами» Ивацевичской колонии… Какие у вас замечания к администрации?

— Ужесточили условия содержания так называемых наркодилеров – детям, которые сидят за пыль в кармане. Наиболее больной сейчас – вопрос санитарных норм. На 120 м2 в Ивацевичах находятся 150 человек. Это меньше квадратного метра на человека, а должно быть как минимум два. Детей пихают туда как сельдку. Выносят тумбочки и монтируют дополнительные нары.

dima-yatskievicz-328-nory

Исправительная колония №22

— Большие сроки в таких условиях не каждая психика может выдержать…

— Первый суицид в колонии уже есть. Лишил себя жизни молодой мужчина с большим сроком по ст. 328. На воле оставил двоих детей… Так неужели директива Александра Лукашенко «чтобы смерти просили» превращается в жизнь? Пусть лучше кто-то обратит внимание, что большинство заключенных – никакие не дилеры, а молодежь, которую хватают в результате специально организованных «ловушек», через так называемые «контрольные закупки» или из-за клеветы. Моему сыну Диме накрутили 9 лет по показаниям всего одного человека.

— Елена, каким образом «попал» ваш сын? Он же по инвалидности даже обучался дома.

— Сын у меня 1 993-го года рождения. Да, у нас неизлечимая болезнь – черепно-мозговая грыжа. Раньше дети с таким диагнозом не доживали до совершеннолетия. Сейчас медицина позволяет жить. Но это бесконечные больницы, анализы, болезненное лечение хронической почечной недостаточности на аппарате. Он никакой не дилер и с таким здоровьем за решеткой ему не место. В апреле 2015-го года Диму оговорил парень по фамилии Бондарик – товарищ с сомнительной репутацией, который был судим на момент нашего процесса. В суде Советского района Минска в октябре прошлого года он свидетельствовал, что приобрел спайсы у Димы и вышел на свободу из зала суда. А моего сына упекли.

dima-yatskievicz-328-belsat--pasviedchannie

Свидетельство об инвалидности

— Выяснило ли следствие, при каких обстоятельствах состоялась продажа наркотических средств?

— Никто ничего не выяснял! В неопределенное время, неустановленном месте при неустановленных обстоятельствах! Я понимаю, чтобы при такой доказательной базе штраф дать, да пусть даже условный срок! Никого не волнует. Липовый суд с немыслимым сроком, отбыть который обязан до звонка.

— Но учитывая состояние его здоровья…

— Ни одной почки, мочевой сделан из его же кишечника и избавляться мочи приходится через пуповину. Теперь уже подтекает это все из живота. Там его навозили и налечили так, что уже и снизу течет… ведь там нет и не может быть специалистов. Таких диагнозов в стране не более ста. На воле мы знали, к кому обращаться и были в порядке. Теперь же он на нарах с воспалительным процессом, напичканный антибиотиками. По закону, его болезнь мешает дальнейшему отбыванию наказания в колонии. Апелляционные инстанции утверждают, что болезнь не входит в этот перечень. Но там черным по белому написано!

dima-yatskievicz-328-belsat-doc2

— Как выглядят судебные заседания по вашему делу?

— Один судья перебрасывает дело другому и каждый переписывает одинаковую формулировку. В апелляционных судах видно, что судья на процессе знакомится с делом, глаза на лоб вылезают от ужаса. Смотрит на меня с удивлением, но делает свое. Поэтому я даже не знаю, обращаться ли мне в последний – Верховный суд. Вижу, что разве только вперед ногами отпустят его из камеры раньше срока.

— В Уголовном Кодексе есть статья №70, предусматривающая более мягкое наказание с учетом чрезвычайных обстоятельств, особенностей личности… Из «Движения матерей 328» разве что только у вас есть возможность подойти с этой стороны.

— Были и такие попытки. Дополнительное обстоятельство, еоторое должно приговор смягчить – это смерть отца накануне возбуждения уголовного дела против Димы. Я даже не знаю уже сейчас, не связано ли одно с другим. Муж Валерий – главный инженер турецкой строительной фирмы, погиб в ДТП. При нем были $ 40 тыс., но деньги исчезли, а узнать фамилии сотрудников, которые прибыли на место происшествия, не удавалось никаким усилиями. Потом «пошли в отказную» и скрылись свидетели наличия денег в автомобиле…

— Думаете, что сын мог стать жертвой ваших настойчивых попыток вернуть себе то, что причитается?

-…

Елена молчит, потому как что тут скажешь? Каждое слово и каждое движение могут сработать во вред. Еще не вступили в силу поправки к законодательству, согласно которым отбывать наказание узникам-328 будет еще сложнее. Уже сейчас парней в колонии обозначают зелеными бейджами. Интересно – для чего их так выделять? Матери, которые борются за смягчение условий содержания, задаются вопросами: почему не запирали за решетку настоящих дилеров, которые орудуют десятками килограммов наркотических средств? Почему граница с Россией, из которой везут те «спайсы», настолько прозрачна? И главное – когда за каждого узника-328 перестанут премировать и продвигать по служебной лестнице? Ведь если цена назначенна, то и преступник найдется.

Беседовала Юлия Тельпук, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии