Игры в «войнушку» с участием Ходкевича и кот Базыль, который «вошел в историю»

Владимир Орлов и Павел Татарников рассказывают интересные факты о своем бестселлере «Айчына».

В течение последней недели все страсти на книжно-культурном фронте кипят вокруг новой книги Владимира Орлова с иллюстрациями Павла Татарникова, посвященной истории Беларуси от Рогнеды до Костюшко.

«Я старался, чтобы это был максимально доступный текст, как для детей и подростков, так и для их родителей или дедов», – говорит о книге автор.

Следующий шаг – подготовка второй части, которая должна охватывать последние 200 лет нашей истории: от Наполеона до обретения независимости в 1991-м.

В шикарное издание вошли 31 исторический рассказ, 200 иллюстраций, 42 панорамы, 65 портретов исторических личностей… Впрочем, это лишь сухие цифры. Создатели книги поделились с читателями «Белсата» интересными моментами и некоторыми секретами уникального издания.

Владимир Орлов

— Книга стала бестселлером и благодаря тексту, и благодаря оформлению. Кто вложился больше – писатель или художник?

— Даже не знаю (улыбается). Интересный аспект: были моменты, когда не только Павел следовал за текстом, но и я, как писатель, шел за его иллюстрациями. Изображения вдохновляли меня иногда на целые новые рассказы.

— Что можете сказать уже сейчас о реакции читателей на книгу «Айчына»?

— Книга стала продаваться только неделю назад, но продана уже половина 3000-го тиража. Даже сейчас до начала автограф-сессии еще полчаса, а народу видите сколько? Когда подписывали в «Академкниге», то просидели вместо трех часов – четыре с половиной. Павел Татарников, который был на многих международных ярмарках, сказал мне, что он таких очередей за книгами еще не видел. Мы не ожидали такого успеха, хотя было известно, что на такую литературу у нас голод.

— Книга во многом строится на исторических фигурах. Есть ли среди них Ваши любимые?

— Это не первая моя книга, поэтому я уже достаточно хорошо знаком с различными историческими персонажами: и знаковыми, и менее заметными. По сути, здесь каждый рассказ мог бы перерасти в повесть, а может и роман. Но у меня есть другие проекты, это не моя задача. Я вижу, что среди юных читателей книги могут быть будущие литераторы, которые и сделают это дело.

— Встречались ли в процессе подготовки текста какие-то исторические мелочи, которые зацепили?

— Да, например, когда я писал рассказ о Яне Кароле Ходкевиче, нашем великом гетмане, победителе шведов под Кирхгольмом и турок под Хотином, я выяснил следующее. Вплоть до XIX в., мальчишки, которые играли в «войнушку» на наших землях, выбирали лидера из своего числа и «назначали» его «гетманом Ходкевичем», представляете? Ровно так же, как наши поколения играли в «белых» и «красных» и «казаков-разбойников»…

Обратите внимание на блестящую иллюстрацию на с. 134-135 с изображением великокняжеской канцелярии. Здесь мы видим и канцлера Остафия Воловича, и подканцлера Льва Сапегу, и великого писаря Габриэля Войну. В канцелярии на службе были разные писари, но речь не о них. Там же «работали» несколько десятков кошек, охранявших документы от мышей и крыс. И Павел их нарисовал!

— Думали ли Вы о переиздании, учитывая бешеный спрос?

— Если на книгу и дальше будет такой спрос, то переиздание – это логичный шаг. Зачем, в противном случае, создавать искусственный дефицит?

Павел Татарников

— Вашей целью было показать историю максимально точно или максимально красиво?

— Когда я взялся за работу над «Айчынай», конечно, встал вопрос историчности и достоверности либо – компромисности. Ведь у разных историков могут быть разные представления о том, как выглядел город, снаряжение или персоны. Художник здесь должен найти компромисс или занять чью-то сторону. В некоторых панорамах я намеренно допустил неточности, с точки зрения историка. Я мог ретроспективно помещать рядом объекты: церкви, замковые стены, башни, которые никогда не стояли вместе, так как существовали в разные времена. Это было сделано, чтобы обогатить образ, ведь если делать по каждому городу поэтапные зарисовки пейзажей, то книга бы стала сухо-исторической. Но в других моментах изображения сделаны с большим вниманием к историческим деталям.

— Владимир Орлов вспомнил изображение с котами в великокняжеской канцелярии. Были ли у нарисованных животных реальные прототипы?

— Прототипом одного из котов, который обнаружен в великокняжеской канцелярии, был мой кот Базыль, которого уже нет. Но, как видите, вошел в книгу рядом с историческими личностями.

— Что было самым тяжелым во время работы над иллюстрациями?

— Для художника чаще всего проблема возникает в недостаче иконографического материала, чтобы правдиво показать того или другого деятеля. До ренессансного времени мы фактически не имеем изображений наших исторических личностей. В лучшем случае можно найти текстовые описания и использовать во время работы над портретом.

Открою секрет: часть героев книги, которые не имели прижизненных портретов, были срисованы мною с наших современников, среди которых есть и очень известные люди. Кто? Не скажу.

— Есть ли уже наработки по второй части книги?

— Да, работа идет. Рисовать я буду не один, а вместе с Андреем Ярошевичем. Это мой друг и коллега – замечательный молодой белорусский график. И издатель, и инвестор уже одобрили эту кандидатуру. Надеюсь, все получится.

АК/ТП belsat.eu

Новости