Хочется хоть глоток свободы: как проходят выборы в Глубокском районе

Поскольку я зарегистрирован в деревне, решил съездить проголосовать там, пишет корреспондент belsat.eu Дмитрий Лупач.

Сажусь на велосипед, ехать не так и далеко – 14 километров, участок находится в деревне Дерковщина.
Еду по городу, навстречу едет автомобиль, водитель выбрасывает руку в опущенное стекло с пальцами, что показывают знак победы, и кричит мне: «Стоп, таракан!» Настроение сразу поднимается. В городе пока все спокойно, ничего особенного не замечается. Много людей, многие с детьми, идут на избирательные участки.

Подготовка к концерту на втором участке в Глубоком. Фото: Дмитрий Лупач/«Белсат»

По дороге мне звонит знакомый из Глубокого, говорит, чтобы пристально смотреть в бюллетень, потому что там напротив Лукашенко ставят точки. Я об этом уже читал, поражает то, что этому знакомому уже за восемьдесят, и он эту информацию знает.

А вот когда приезжаю к деревенскому избирательному участку, то сразу чувствуется разница с городом: здесь все глухо как в танке. Возле избирательного участка – ни одного человека, только милиционер стоит на ступеньках. Захожу внутрь, девушка сразу предлагает обработать руки.

– А что у вас вирусы здесь? — спрашиваю.
– Так надо.

Участок №3 в Глубоком. Фото: Дмитрий Лупач/«Белсат»

Прохожу в зал для голосования, здороваюсь. Где-то около половины членов комиссии еще те, с кем 26 лет назад сам был в комиссии. Но у них такие выражения лиц, будто видят меня впервые. Здороваюсь, говорю, что пришел проголосовать, первый раз за двадцать лет. Но мой шутливый тон не воспринимается, у меня спрашивают паспорт, потом выдают бюллетень, я иду в кабинку.

Надо сказать, что занавески на кабинках не сняты, фотографировать бюллетень тоже никто не мешает. Бросаю бюллетень, иду к стенду с результатами досрочного голосования. Согласно протоколу досрочно проголосовало 117 человек. Как-то немного, думается…

Назіральнікі Людміла Барэйка і Вадзім Хлус. Фота – Зміцер Лупач/«Белсат»

Все становится понятным, когда я смотрю количество избирателей – их чуть больше 750. и это при том, что не так давно к участку добавили несколько деревень. А в 1994 году в первом туре за Позняка здесь проголосовало более 600 человек, а избирателей было более 1200. Позняк даже сразу после выборов приезжал в Дерковщину.

«Вымираем?» – спрашиваю у Иосифа Анашкевича, директора местной школы, который также является членом комиссии. «К сожалению, да, — отвечает тот – у меня в этом году даже десятого класса не будет». «То может скоро школу закроют?» «Нет, сказали в ближайшие годы еще нет», – отвечает директор.

Выбарчы ўчастак у Дзеркаўшчыне. Фота – Зміцер Лупач/«Белсат»

Подходит председатель комиссии Тамара Волкович, спрашиваю, где люди. «С утра немного было, сейчас мало», – отвечает. – Ждем, что из костела через час будут идти». На это же время на участке запланирован концерт. За полчаса, которые я здесь нахожусь, на участок пришли только четыре человека.

Встречаю знакомую, с которой когда-то вместе были в комиссии по выборам. Она также говорит, что людей почти нет. «Ничего, по деревням поехали, нагонят явку», – отвечаю. »Ну да, сделают все как надо, – говорит женщина, – но на этот раз чувствую: что-то в Минске будет».

Концерт на избирательном участке в Глубоком. Фото: Дмитрий Лупач/«Белсат»

Действительно, явка на деревенских участках делается благодаря голосованию по месту нахождения избирателя. Так было двадцать пять лет назад, так и сейчас. Теперь еще больше, ведь раньше людей можно было чем-то заинтересовать приехать на участок, теперь же нечем. Даже буфеты на избирательных участках не работают, не для кого.

«Нет такой необходимости, – говорит председатель комиссии, – рядом два магазина есть».

Но и в магазинах никого не видно: деревня как вымерла. Из моих знакомых, кто собирается голосовать за перемены, пока не видно никого, все собираются голосовать ближе к вечеру.

Возвращаюсь в город. Здесь настоящий праздник жизни. В центре Глубокого, где расположен третий избирательный участок, многолюдно. Дети катаются на машинках, взрослые могут зайти в торговую палатку. Примечательно, что участок расположен под вывеской «Театральный зал». Что же, настоящий театр!

Выставка перед входом на участок в Дерковщине. Фото: Дмитрий Лупач/«Белсат»

Встречаю знакомого. Игорь пришел голосовать, собирается сфотографировать бюллетень. Надо отметить, на городских участках руки обрабатывать не заставляют: безопасность – личное дело каждого.
«Так хочется хоть глоток свободы, опостылел уже этот… – возмущается Игорь. – Вчера видел, что в Минске делалось?! Совсем озверели, гады, девочке руку сломали. Неужели конца этому не будет?!»

Это единственный участок в городе, где внутрь допущен наблюдатель от Белорусского Хельсинкского комитета Анна Мартыновская. Она говорит, что много людей возмущается тем, что не находят себя в избирательных списках.

Участак №3 у Глыбокім. Фота – Зміцер Лупач/«Белсат»

А вот на втором избирательном участке независимые наблюдатели Людмила Борейко и Вадим Хлус сидят под дверью. «Хорошо хоть внутри» — шутят они. Само же голосование происходит на втором этаже.
Но люди, заходящие голосовать, их поддерживают, здороваются, спрашивают как дела.

По всему видно, избирательный процесс пройдет в Глубоччине как всегда, а вот как воспримут его результаты глубочане, узнаем уже очень скоро.

Кстати, интернет в Глубоком пока есть, хоть и плохой.

Дмитрий Лупач/ИР belsat.eu

Новости