Громады, сеймики и думы. Кого избирают на местных выборах соседи Беларуси


Фото – REUTERS/Vasily Fedosenko

Меньше, чем через три недели, 18 февраля, в Беларуси состоятся выборы в местные Советы депутатов. Традиционно эта политическая кампания проходит достаточно вяло, и ее результаты в белорусских реалиях мало на что влияют. Belsat.eu разбирается, кого выбирают на местных выборах соседи Беларуси, как функционирует их системы самоуправления, и чем они отличаются от белорусского.

Украина

Фото – © Ovsyannikova Yulia/Ukrinform

 

После Евромайдана в Украине началась реформа, которая предусматривает создание системы местного самоуправления по европейскому образцу.

Ранее на местных (или региональных) выборах в Украине избирали сельские, поселковые, районные, городские и областные советы. Так же как и в Беларуси. Сейчас в Украине создаются объединенные территориальные громады (ОТГ), которые включают в себя ряд местных советов и получают расширенные финансовые возможности. Смысл вполне понятен: сложные инфраструктурные проекты сельский совет самостоятельно не реализует – только в союзе с другими. Но объединение должно идти снизу, поэтому реализация реформы затягивается.

Правда, и до начала этой реформы полномочия местных советов были не сравнимы с полномочиями белорусских советов. Напомним, в Беларуси местные советы не имеют собственных исполнительных органов и вообще не имеют возможности влиять на исполнительную власть. В Украине все наоборот: сель- и горсоветы создают собственные исполнительные органы, которые им и подконтрольны, и подотчетны. Советы могут снимать местных руководителей исполнительных органов, отменять их решения и определять бюджет органов, учреждать СМИ, выпускать местные займы и даже поднимать вопрос об отстранении от должности руководителей местных правоохранительных органов (ст. 26 закона «О местном самоуправлении в Украине»). К тому же украинцы на выборах избирают мэров городов, чего в Беларуси в принципе не существует.

Но руководителей областей (председателей государственных администраций) в Украине все же назначает президент. Облрада может вынести вотум недоверия губернатору, но окончательное решение останется за главой государства.

Реформа местного самоуправления также затронула избирательную систему. Вместо мажоритарной (как в Беларуси) в городах с населением более 90 тыс. человек была введена пропорциональная система. Согласно новой избирательной системе избиратель одновременно голосует за кандидата в своем избирательном округе и за партию, которую он представляет. Партии, которые получают более 5% голосов, попадают в местные советы и формируют там свои фракции.

Фото – REUTERS/Valentyn Ogirenko

Порога явки в Украине нет. На местных выборах 2015 года проголосовали 46,6% избирателей, а в 2017 году – 48,2% – и это нормальный показатель для страны, где административный ресурс для повышения явки не используется. В Беларуси, напомним, на местных выборах 2014 года, по данным ЦИК, явка составила 77,3% избирателей – аномально высокая цифра для европейского государства. В той же Польше на местных выборах 2014 года явка составила 46%.

Польша

Проводя реформу местного самоуправления Украина во многом ориентировалась на опыт Польши, которая провела свои реформы еще в 90-х.

Система самоуправления в Польше делится на:

— советы гмин (аналог белорусских сель- и горсоветов);

— рады поветов (аналог райсоветов);

— сеймики воеводств (аналог облсоветов).

Но аналогия здесь исключительно административно-территориальная, ведь полномочия польских органов самоуправления и белорусских местных советов – несравнимы.

«Вертикаль власти» в польском воеводстве представляет воевода, однако его возможности значительно ниже возможности белорусских председателей облисполкомов – в местные дела он почти не вмешивается. Воевода отвечает только за общенациональные программы и проекты в регионе, а также контролирует соблюдение законодательства страны на региональном уровне. В каждом воеводстве на 4 года избирается сеймик (аналог облсовета), который в свою очередь избирает правление из 5 человек. Во главе сеймика – председатель, во главе правления – маршалок, которого назначает сеймик. Именно сеймики и их исполнительные органы определяют политику региона – от местных финансов и торговли до образования.

Фактически гмины и поветы абсолютно финансово независимы от центральной власти, они принимают местные законы и решают все административные вопросы их жителей. Центральная власть не имеет права вмешиваться в местный бюджет. Советы гмин и поветов контролируют местную систему образования, транспорт, здравоохранение, локальную инфраструктуру и даже собственные органы по охране общественного порядка.

Фото – Wojciech Koziol

 

Во время местных выборов поляки избирают совет гмины, совет повета и сеймик воеводства, которые в свою очередь формируют собственные исполнительные органы. На прямых выборах поляки также избирают мэров городов.

То есть в Польше, в отличие от Беларуси, вся система местной власти самодостаточна и избирается на выборах, а не назначается главой государства.

Литва

В Литве существует только один уровень местного самоуправления – муниципалитеты (городские и районные советы), которые в свою очередь до 2014 года избирали главу местных исполнительных органов (четыре года назад были введены прямые выборы мэров).

Фото – REUTERS/Ints Kalnins

 

Муниципальные выборы в Литве проходят по пропорциональной системе. Выдвигать кандидатов имеют право политические партии, организации и коалиции, причем существует процентный барьер – партия должна набрать не менее 4% голосов. Местные советы имеют большую финансовую независимость и широкие полномочия. Местные администрации – подотчетны советам.

Система местного управления и самоуправления в Литве считается очень эффективной. Согласно социологическим исследованиям, литовцы даже больше доверяют муниципальным органам, чем центральному правительству.

Россия

Фото – Alexander Demianchuk/TASS

 

Формально полномочия местных органов в России более широкие, чем в Беларуси. Например, Мосгордума – это полноценный законодательный орган, который не только принимает законы в пределах российской столицы, но также имеет права законодательной инициативы в Госдуме, назначает мировых судей и может выносить вотум недоверия мэру. Ничего подобного среди полномочий Мингорсовета даже близко нет.

Однако до европейских стандартов России далеко: бюджетные и налоговые законы, принятые во время правления Владимира Путина, максимально ограничивают возможности местных органов управления и самоуправления. Плюс к этому – использование административного ресурса, контроль над избирательной системой и СМИ сводят к минимуму вероятность того, чтобы в местные думы (советы или собрания) попали противники центральной власти.

То же самое касается и местной исполнительной власти. Опять же формально в России существуют выборы мэров городов и губернаторов отдельных субъектов федерации (чего нет в Беларуси). Однако, во-первых, руководителей регионов выбирают не везде, в каждом регионе действуют свои особенности: например, в северокавказских субъектах РФ (в отличие от Томской или Ярославской областей) не существует прямых выборов глав региона. Во-вторых, руководителей субъектов РФ Путин может отправлять в отставку личным решением. Поэтому на практике ситуация с местным самоуправлением и вертикалью власти в России принципиально не отличается от Беларуси.

ИИ/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии