Глаза этой девочки, пожалуй, никого не оставят равнодушным… Смотрите на «Белсате» фильм «Портретист»

Чеславу доставили в концлагерь в 14-летнем возрасте, вместе с ней в Освенцим попала и ее мать, Катажина Квока.

Через два месяца убили маму, а еще через месяц погибла и сама девочка. Ей, как и многим другим подросткам, сделали смертельную инъекцию в сердце.

Автор фото: Вильгельм Брассе

Узник лагеря Вильгельм Брассе, который по приказу администрации фотографировал заключенных и все медицинские эксперименты над ними, в фильме «Портретист» рассказывает, что очень хорошо запомнил эту девочку:

«Она выглядела такой молоденькой, просто обезоруживала своим видом. В робе и с платком на голове. Отдельные номера вызвали по-немецки, а та девушка не знала немецкого языка и не поняла в чем дело, за это эсэсовка ударила ее кнутом прямо в лицо».

Сегодня, 27 января, в 23:20 документальный фильм «Портретист» смотрите на «Белсате» и онлайн на belsat.eu. Повтор фильма смотрите 29 января в 16:50.

Это история фотографа-портретиста Вильгельма Брассе (1917-2012), который во время Второй мировой войны попал в лагерь смерти Аушвиц и должен был фотографировать там узников. В фильме герой рассказывает о работе, к которой его вынуждали, и о переживаниях, с ней связанных. Накануне эвакуации лагеря, рискуя жизнью, он спас большую часть известных до сегодняшнего дня фотографий, которые документировали нацистские преступления в Аушвице. Лагерный опыт настолько вошел в его память, что после войны он не смог больше взять в руки фотоаппарат. Рассказы героя иллюстрированы многочисленными архивными материалами, некоторые из которых были обработаны в современных компьютерных техниках.

Вильгельм Брассе также вспоминает: «Абсолютно беззащитные существа, которых приводили на принудительное фотографирование. Иногда, когда никто не видел, я давал им кусок хлеба». Те дети сразу, при нас, разрывали и съедали тот хлеб. Они никогда не говорили, что родители пошли в газовую камеру, а лишь, что родители уехали. На машине.

Каждый человек хочет иметь ребенка. Это нормальное родительское чувство, а тем более материнское, к ребенку. Поэтому, когда я видел, как те дети живут, как страшна их судьба, то безгранично сочувствовал им. Я понимал, что те дети через какое-то время погибнут, когда их уже использует Менгеле, как объекты, в своих экспериментах. Я проклял… и Бога проклял… И мать проклял… за то, что родила меня и я все это увидел».

Читайте по теме:

Первые концлагеря в Беларуси создали большевики – 100 лет назад

Новости