Гигантские сроки и «шестерки» за решеткой. Что не так с антинаркотическим законодательством?


В Беларуси ведется упорная борьба с наркотиками. Более четырех лет назад вступил в силу декрет № 6. Спайсы оказались вне закона. Ставку сделали на силовое решение вопроса: за наркотики стали давать сроки, как за убийство, а иногда и больше. Дало ли это желаемый эффект?

«2015 год: силовики извлекли тонну наркотиков и психотропных веществ. 2018 год: 997,6 килограмма наркотиков, 36,4 килограмма психотропных веществ», – говорит журналистка «Европейского радио для Беларуси» Анастасия Бойко.

Получается, что количество найденных и конфискованных наркотиков не изменилось. Наркоторговля продолжает процветать, несмотря на жестокое наказание. Анастасия считает, что основной удар пришелся не по по наркосиндикатам, а по потребителям и мелким распространителям.

Жертвы быстрых денег

Расчет законодателей был на то, что наркопотребители и наркоторговцы испугаются жесткого законодательства, и наркаоборот в Беларуси прекратится. После подписания декрета более чем четыре года назад крупные наркосиндикаты как работали через интернет, так и работают.



На популярные мессенджеры беларусов и сегодня регулярно приходят объявления с предложениями стать наркозакладчиком. Такое предложение получил минчанин Виталий Любенчук. За работу наркокурьера ему предложили бешеные деньги – 800 долларов в неделю!

Объявления с предложением опасной работы стали появляться прямо на улицах столицы.

«Трафаретчиков, которые распространяли эти надписи, задержали. Им дали штрафы за распространение незаконной рекламы», – рассказывает Анастасия Бойко.

Журналистка считает, что милиция попросту не знает, как выйти на владельцев этих Telegram-каналов.

«Все эти Telegram-каналы, люди, с которыми я переписывалась, предлагали зарплату в российских рублях. Можно, конечно, сделать выводы», – отмечает Анастасия.

Всех под одну гребенку

Вернемся к законодательству. Статья 328 Уголовного кодекса предусматривает наказание до 25 лет в зависимости от части, а их – пять. Самое мягкое наказание ожидает потребителей, они могут получить ограничение свободы до пяти лет или лишение свободы от двух до пяти лет.

Но на практике потребитель может быстро стать распространителем – и получить более жесткий срок.

«Собираются, например, друзья на квартире, применяют психоактивные вещества. Один передал другому: естественно, это было потребление, но по нашему законодательству он уже считается распространителем», – приводит пример юрист Стас Шашок.

Юрист обращает внимание на еще один пробел нашего антинаркотического законодательства – нет понятия «незначительное количество». В России для каждого психоактивные вещества установлена ​​своя граница «незначительного количестве». Для марихуаны – 6 г. Если человека поймают с незначительным количеством наркотика, то ему грозит исключительно административное наказание. В Беларуси такого нет, то есть даже за 1 г марихуаны предусмотрена уголовная ответственность.

«Надо опять же понимать, какое количество вещества, что за вещество, которое потенциальный вред этот закладчик может нанести потенциальному потребителю», – отмечает Стас Шашок.

Каждый 15-й осужденный в 2017 сидит за наркотики

Стас обращает внимание на необходимость информационной работы с обществом. Он уверен, что людям нужно объяснять, что психоактивные вещества бывают разные, и их влияние на организм человека – тоже разное.

«Наркотики – это наркотики. И не надо их делить. От этого умирают люди!» – уверен Леонид Мухля, который сотрудничает с общественным объединением «Матери против наркотиков».

Медицина все-таки имеет свою градацию психоактивных веществ.

«Есть четкие степени адиктогенности вещества. Степень воздействия на психику и степень воздействия на поведение человека, на изменение сознания. То, что люди называют легкими наркотиками, – имеет низкую степень адиктогенности, эффект кончается быстро, они не вызывают тяжелого изменения сознания, нарушений восприятия и всего остального», – утверждает психиатр-нарколог Кирилл Жаранков.

Сидят преимущественно «стрелочники»

Часто мы слышим новости, что задержали очередного закладчика или потребителя. А вот дела, когда сажают крупных распространителей, очень редки. Самый громкий процесс последних лет – «дело семнадцати».

В 2016 году вынесли приговоры организаторам крупного интернет-магазина для продажи наркотиков. Организатор, Константин Вилюга, получил 19 лет лишения свободы. В том числе сроки дали троим сотрудникам правоохранительных органов. Они получили по 14-15 лет.

Не прошло и года, как из обвинения исключили ряд эпизодов о наркотиках и изменили приговор. Согласно решению Верховного Суда, бывший работник КГБ Дмитрий Веретенский должен отсидеть 9 лет вместо 15, его коллега Игорь Корицкий и бывший милиционер Константин Денисевич8 лет вместо 14. В январе Корицкиого уже заметили на свободе, в родном Бресте, несмотря на то, что отсидел он только 4 года. Есть сведения, что на свободе – еще один фигурант дела.

Суд смягчил приговоры наркомафии из КГБ

Зато продолжает сидеть еще одна фигурантка того громкого дела: Ирина Семеняко, которой присудили 16 лет лишения свободы. Мать Ирины Галина считает свою дочь невиновной.

«Она виновата только в том, что она встречалась с Вилюгой», – говорит Галина Семеняко.

Мать говорит, что следователи ничего не «накопали» на девушку и не понимает, откуда такой большой срок.

«Все адвокаты были в шоке, все возмущались в голос, что её должны были выпустить немедленно из клетки», – вспоминает Галина.

Галина утверждает, что следователи заставляли Ирину дать показания против фигурантов дела.

«Её до сих пор в колонии прессуют оперативники, чтобы она начала сотрудничать», – утверждает Галина.

Законодательство надо снова менять?

В разговоре с нашими журналистами депутат Палаты представителей Василий Чекан сообщил, с определенной долей вероятности, что уже в этом году весной в парламенте будут рассматриваться поправки в закон, которые касаются статьи 328 Уголовного кодекса.

Сажать на вилы или менять систему. На что готовы матери осужденных по «наркотическим» статьям

«Единственная поправка – это снижение нижней планки срока согласно части второй и третьей всего лишь на два года», – рассказывает председательница Движения «Матери 328» Лариса Жигарь.

Лариса считает, что эти поправки не изменят ситуации. По её мнению, обязательно нужно вводить такие понятия, как «незначительный», «крупный» и «особо крупный» размер, чтобы за 1 ч больше не сажали в тюрьму.

Подробнее о ситуации с наркотиками в Беларуси смотрите в премьерном выпуске ток-шоу «Каждый из нас» (видео выше).

Ток-шоу«Каждый из нас» выходит каждую пятницу в 18:35. Смотрите по спутнику «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и на нашем сайте. Подписывайтесь на YouTube-канал «Каждого из нас».

Смотрите также
Комментарии