Генерал США: «Наше внимание от Украины Россия не отвлечет тем, что делает в Сирии»

ВИДЕО

Почему НАТО боится 95 километров между Беларусью и Калининградской областью? С чего начинается гибридная война? Удастся лиРоссии отвлечь внимание Запада от Украины? Что делать с «Исламским государством»? «Белсат» выделил интереснейшие фрагменты выступления командующего силами США в Европе генерала Бена Гожеза в Варшаве.

Россия должна соблюдать право

Ситуация с безопасностью в Европе значительно изменилась в течение последних двух лет. Еще недавно все надеялись, что Россия будет партнером. Мы хотели, чтобы Россия стала частью системы решения проблем безопасности во всем мире. Все 28 государств НАТО на саммите в Уэльсе согласились, что изменение границ Украины силой – неприемлемо. Вы можете быть полностью уверены, что Соединенные Штаты не позволят отвлечь свое внимание происходящим где-либо в мире от того факта, что Россия впредь должна выполнить свои обязательства как часть международного сообщества и соблюдать международные нормы и процедуры.

Санкции против России продолжат

Я абсолютно убежден, что Евросоюз прдлит санкции на очередной период с января 2016 года, чтобы Россия знала, что наше внимание не удастся отвлечь тем, что они делают в Сирии. Действия в Восточной Европе, угрозы союзникам НАТО и оккупация суверенной территории Украины должны прекратиться.

О Донбассе

Мы все хотим чтобы минские договоренности выполняли. Это единственный способ предотвратить бои на Донбассе. Часть этих договоренностей заключалась в том, чтобы Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе и ее специальная наблюдательная миссия искала согласия. Но ОБСЕ практически никуда не может попасть по российскую сторону границы. Почти вся граница с Россией на Донбассе открыта. Я рекомендую непрерывно давить на Россию, чтобы она продемонстрировала прозрачность, чтобы она делала то, что поможет нам построить доверие.

О поддержке Украины

Несколько дней назад я был в Украине на полигоне возле Львова. Я думаю, вы знаете, что Соединенные Штаты вместе с Великобританией, Канадой, Литвой и Латвией в течение последних месяцев организовывают учения украинских солдат. Мы начали новый этап. На протяжении года мы будем учить пять батальонов, чтобы повысить уровень их способностей. Мы также передали два радара Q36. Это контрбатарейные радары. Они помогают определить, откуда противник ведет артиллерийский и ракетный огонь. Я под впечатлением от украинских солдат на учениях. Большинство из них прошли через АТО на Донбассе. Мы много можем научиться от них.

Сувальский разрыв. 95 км от Беларуси до Калининграда

Если говорить о Сувальском разрыве, это потенциальная проблема, поскольку расстояние между Беларусью и Калининградской областью составляет около 95 километров. Это разрыв на карте, а не в пространстве. Следует помнить, что проблема существует в силу отсутствия прозрачности в действиях России. Потенциально Россия может в итоге быстро проведенных учений закрыть этот разрыв до того, как Альянс сможет ответить. Россия говорит о Швеции, Дании и Румынии как цели ядерных ударов, имеет возможность заблокировать Балтийское море и ликвидировать разрыв. Нужно помнить о скорости выявления с помощью политических и разведывательных возможностей того, что может произойти в этом месте.

Гибридная война начинается с информации

Российские войны нового поколения, гибридные войны, начинаются от информации. Мы прекрасно знаем, как выглядят инструкции по гибридной войне. Вводят в заблуждение, искажают и отвлекают информацией. Как, например, когда министр Лавров говорит о 25 миллионах россиян за пределами, которые против своей воли остались там после распада СССР, а Россия обязана их защитить. Так что информационный аспект тоже имеет значение. Мы должны быть в состоянии возможность быстро определить, что происходит. И должны быть реалистами.

Хочет ли Россия войны с НАТО?

Я убежден, что Россия не хочет воевать с НАТО. В этом я не сомневаюсь. И не будет такой необходимости, если Россия не ошибится в своих расчетах и ​​подумает: «а может, Альянс не держится вместе?». Главное для нас – держаться вместе, избежать разделения. Вместе мы гораздо сильнее, чем каждый наш соперник.

Правомерно ли поступила Турция, сбив Су-24?

В первую очередь, нужно помнить, что два человека погибли. Это не академическая дискуссия. Погибли пилоты. Никто в униформе не хочет, чтобы кто-то погибал. Но генеральный секретарь НАТО был прав, когда сказал, что каждый народ имеет право защищать свое воздушное пространство. Но еще важнее провести деэскалацию, чтобы эта ситуация не превратилась в нечто другое.

Требовать от России прозрачных действий

Важно, чтобы мы продолжали требовать от России прозрачных действий и уважения к международным юридическим нормам. И каждый раз, когда они этого не делают, – следует включать красную лампочку.

Российские инспекторы были на базе в Болгарии. Все в соответствии с Венским протоколом. В августе российские инспекторы наблюдали за высадкой десантников одиннадцати стран на учениях «Swift response» («Быстрый ответ») в Германии. Каждые российские учения для нас – сюрприз. Несмотря на то, что в них может участвовать даже 30 тысяч человек. Почему Россия не хочет продемонстрировать такую ​​прозрачность, как мы? Вы не найдете журналистов на российских маневрах.

Что делать с Исламским государством?

Я считаю, что армия из всех инструментов силы является наименее эффективным средством, особенно если ее используют напрямую. Мы можем убивать террористов ежедневно, но это не решит проблему исламского экстремизма. Мы должны ответить на проблему найма террористов. Почему женщины и мужчины, которые живут в Гамбурге, Брюсселе или Бирмингеме, или даже в Нью Йорке оставляют свои безопасные дома среднего класса и присоединяются к джихаду, к организации, которая убивает невинных людей и публикует видео на YouTube? Что их привлекает? Я считаю, что нам нужно объединить дипломатические усилия всех государств, особенно арабских, в регионе. Исламские ученые должны сказать, что это не ислам. Они должны стать частью решения проблемы. Они должны взять ответственность за это. Если это говорю я или посол США, мы для них – крестоносцы, они нас воспринимают как врагов. Мы должны вовлечь в этот процесс исламских и арабских лидеров.

Что сделать до наземной операции против Исламского государства?

К тому моменту, когда первый американский, польский или немецкий солдат ступит на землю Исламского государства, мы должны сделать все возможное, чтобы обрезать поток рекрутов и уменьшить средства финансирования Исламского государства. Тех, кто там останется, надо убить. Ведь они никогда не изменятся.

Подготовил Сергей Пеляса

Смотрите также
Комментарии