Фигурантка «дела БелТА» обратилась с открытым письмом к пресс-службе Следственного комитета

ВИДЕО

Здание СК, фото sk.gov.by

Редактор TUT.by Анна Калтыгина, с 7 по 9 августа находившаяся под стражей в рамках «дела БелТА», обратилась с открытым письмом к руководителям пресс-службы Следственного комитета – Сергею Кабаковичу и Юлии Гончаровой.

Калтыгина говорит, что о том, что она задержана в качестве подозреваемой по «делу БелТА» она узнала из пресс-релиза СК, который был опубликован в 9:20 7 августа. На данный момент Калтыгиной и её коллегам еще не сообщили о подозрении и они еще не были задержаны.

«Что это было – вы поторопились, все было решено заранее – и про подозрения и про задержание, и следователи нам лгали?» – спрашивает Калтыгина.

Редактор также отмечает, что СК никогда в своих пресс-релизах не называет имена задержанных и места их работы. Объяснялось это обычно тем, что людям и предприятиям нельзя наносить финансового и репутационного ущерба.

«А что изменилось в этот раз? Ваша профессиональная этика, о которой вы мне столько раз говорили, стала очень гибкой? Теперь вы всегда будете называть и фамилии, и предприятия? Тогда прекрасно, можно будет обойтись без надоевших шлягеров про «мы не называем» и «там же работают люди». А если все по-прежнему, то почему наша компания и БелаПАН, а также Марина Золотова, Анна Калтыгина и Татьяна Коровенкова стали исключением?»

Калтыгина пишет, что в сюжетах беларуского телевидения были показаны кадры обысков в квартирах журналистов и в том числе крупным планом показаны банковские карточки подозреваемых с их номерами.

«Вы же работаете в Следственном комитете, хотя бы и в пресс-службе. Вы же знаете, что можно сделать, имея данные карт? Через несколько часов данные карт «замыли», но скриншоты сделали, и возможно, не только мои коллеги. Будет символично, если потом из-за этого придется возбуждать уголовное дело, правда?»

Обыскт у Татьяны Коровенковой. Скриншот ctv.by

Также Калтыгина вспоминает, что БТ опубликовало запись прослушивания её телефонного разговора с Золотовой.

«Вспомните разговоры, которые бы вы предпочли не выкладывать на всеобщее обозрение. Представили Может быть, их когда-то опубликуют. Точно не я – у меня не такая гибкая этика, как у вас, но возможно те, кто записывает чужие разговоры – и, возможно, и ваши тоже».

Калтыгина спрашивает работников пресс-службы СК, почему они игнорировали телефонные звонки и сообщения в мессенджерах 7-9 августа, когда журналисты пытались узнать о судьбе своих задержанных коллег.

«Я прекрасно понимаю, что лично я с вами, Сергей Васильевич (Кабакович) и Юлия Леонидовна (Гончарова), работать больше не буду. Лично я. И это мое решение, а не ваше. Хочу просто сказать персонально вам, Юлия Леонидовна. Если я когда-нибудь (и честно – не дай Бог!) увижу вас задержанной в коридорах СК, в окружении оперов и ОМОНа, то я не помашу вам изящно ладошкой. Ведь я уже прочитаю заранее заготовленный релиз, и буду знать, что вы подозреваемая и задержаны. Я куплю вам бутылку воды, шоколад и влажные салфетки. На Окрестина мне их не хватало», – пишет Калтыгина.

Напомним, «дело БелТА» было возбуждено по ч. 2 ст. 349 УК Беларуси – «несанкционированный доступ к компьютерной информации» (максимальное наказание – 2 года лишения свободы). Согласно следствию, в течение 2017-2018 гг. подозреваемые более 15 тысяч раз незаконно пользовались платной подпиской на ленту новостей государственного агентства БелТА.

  • Всего 7-9 августа были задержаны 18 журналистов. Десять из них были отпущены сразу после допросов. Обыски также прошли в офисе TUT.by, БелаПАН, государственной газеты «Культура» и «Наука», портала Realt.by, а также компании «АйТиВи».
  • Журналистка БелаПАН Татьяна Коровенкова и редакторки TUT.by Марина Золотова, Анна Калтыгина, Анна Ермаченок и Галина Уласик провели за решеткой 2 суток и были освобождены 9 августа. Также 9 августа освободили редактора сайта газеты «Белорусы и рынок» Алексея Жукова, которого задержали 8 августа. Главную редакторку БелаПАН Ирина Левшину и корреспондента Deutsche Welle в Беларуси Павлюка Быковского освободили 10 августа. Все они остаются в статусе подозреваемых.
  • Действия главного редактора Марины Золотовой квалифицированы Следственным комитетом по ч. 2 ст. 425 УК Беларуси («бездействие должностного лица»). Максимальное наказание по этой статье – 5 лет лишения свободы.

ИИ, belsat.eu, по материалам TUT.by

Смотрите также
Комментарии