Евросоюз, жажда независимости, желание реформ. Почему Польша сумела, а мы – нет?


Недавно эксперты подсчитали: чтобы догнать Польшу по уровню экономического развития, Беларуси понадобится 246 лет. Центр новых идей и «Case Belarus» организовали дискуссию с участием польских специалистов, которые рассказали, как так получилось, что при одинаковом коммунистическом прошлом наша западная соседка стала одной из стран Европы, которые наиболее динамично развиваются.

«Рыночная экономика была для поляков вопросом независимости»

Почему поляки решили в конце 80-х годов прошлого века сменить экономику централизованного планирования на рыночную? По мнению экспертов, есть сразу несколько причин: экономическая и историческая. По словам Анджея Рачко, бывшего министра финансов Польши, для поляков это было вопросом независимости:

Иоанна Тырович, Изабелла Стычиньска и Анджей Рачко. Фото: Belsat.eu

«Главный подход рыночной экономики – это желание зарабатывать и брать ответственность за риск. А если ты хочешь быть экономически независимым, но готов столкнуться с рисками. В конце 80-х стало очевидно, что в Польше плановая система не работает. Были проблемы с приобретением товаров, гиперинфляция».

По мнению Изабеллы Стычиньской, директора аналитического центра «Case», в реформ были и исторические причины. У поляков были довольно сильные антироссийские чувства, связанные с разделами Речи Посполитой в конце XVIII века. А Москва ассоциировалась с плановой экономикой.

{%CAPTION%}По мнению Иоанны Тырович, доктора экономических наук, доцента Варшавского университета, очень важным фактором стала смена поколений:

«Люди послевоенного поколения рады были просто выжить. Поэтому им подходила плановая система, которая обеспечивала базовые потребности. Но уже их дети, которые не знали ужасов войны, у которых было хорошее образование, поняли, что при такой системе они не смогут обеспечить своим детям лучшую жизнь, чем была у них. Они и стали основным двигателем реформ».

Румас недоволен ситуацией в экономике

Довоенное законодательство как помощь при капитализме

Главная проблема, которая возникла перед реформаторами тех лет: как сделать капитализм без капиталистов. Можно постараться «вырастить» своих, но есть риск появления олигархов, как это случилось в России и Украине. Поляки пошли по другому пути.

Польское правительство привлекло иностранных стратегических инвесторов, которые понимали, как функционирует рыночная система. Так они решили сразу несколько задач: привлекли капитал, новые технологии и высококачественный менеджмент.

Познань. Фото: pixabay.com

Помогло и юридическое наследие. В коммунистической Польше не существовало соответствующих рыночных норм законодательства. Поэтому решили обратиться к довоенному времени, когда была рыночная система. И при трансформации использовали довоенный торговый кодекс.

Цена трансформации

Иоанна Тырович отмечает, что большинство ужасов 90-х – преувеличение.

«Так устроена наша память и массмедиа. Никто не будет ставить на первую полосу новость об открытии нового завода. Все помнят и говорят только о негативе. У страха глаза велики», – утверждает она.

Эксперт проводила обстоятельное исследование, в ходе которого изучала, сколько людей стали беднее после распада лагеря и сколько людей поменяли сферу труда.

«Результаты довольно отличаются от публичного нарратива. На самом деле меньшинство людей и предприятий обанкротилось. Из всех 27 стран, вошедших в мое исследование, большинство изменений работ происходило в той же самой сфере. Только предприятия были уже не государственными, а частными».

Варшава. Фото: pixabay.com

«Если бы не ЕС, мы остались бы в Средневековье»

История взаимоотношений Польши и ЕС продолжается более 15 лет. Уже с 1995 года у Польши были бенефиты (право на получение денег, кредитов) от Европейского союза.

«Это помогло нам создать нужные институции, наладить систему местного самоуправления, улучшить стандарты производства», – говорит Иоанна Тырович.

«Даже сложно предположить, какой бы была Польша без ЕС. Дело не только в деньгах, но также в ценностях, которые несет с собой Европейский союз. Не только культурных, но и экономических. Появились новые стандарты благосостояния, защиты окружающей среды», – отмечает Изабелла Стычиньска.

Анна Конопацкая: Впервые за 10 лет власти согласились на дефицит в бюджете

Анджей Рачко отмечает, что после присоединения к ЕС Польше стало проще привлекать зарубежные инвестиции.

«Наше законодательство приведено в соответствие с общеевропейским. А это выглядит более солидно в глазах инвесторов. Мы не еще одна ненадежная страна, а часть Евросоюза», – говорит он.

Изабелла Стычиньска даже называет Евросоюз цепью, который подтягивает страны Центральной и Восточной Европы до более высоких стандартов.

«Если бы не он, эти 15 лет привели бы нас в Средневековье», – утверждает Изабелла.

Ксения Тарасевич/МВ, фото автора Belsat.eu

Смотрите также
Комментарии